Итоги 2018: Трудный год побед и достижений

Итоги 2018: Трудный год побед и достижений

27 декабря 2018 г. 15:37

Леонид Поляков

Подводя итоги уходящего 2018 года, я бы назвал целый ряд значительных событий в России.

Первое по значимости и хронологии – это президентские выборы. Накануне голосования в экспертной среде основной вопрос был в том, какова должна быть интрига выборов. Считалось, что инерционный сценарий, когда Владимир Путин будет безоговорочно побеждает все тех же старых претендентов, что это может вызвать разочарование в обществе, а эффект от выборов будет недостаточно серьезным. Поэтому технологи озадачились этой темой, начали придумывать, чем оживать такую кампанию, которая не обещала быть интересной и реально конкурентной.

Была идея с включением неожиданного кандидата и такие кандидаты были, даже два – Павел Грудинин, выдвинутый КПРФ и выдвиженец от партии «Гражданская инициатива» Ксения Собчак. Но не они создавали интригу, а то, с чем Путин шел на выборы. Потому что основной вопрос у всех людей в России был такой – с чем президент идет на 4 срок. Его программа, которая рассчитана на серьезный социально-экономический качественный рывок за 6 лет, программа, которая была конкретизирована в майских указах в виде 12 национальных проектов по ключевым направлениям экономики и социальной сферы, это самое серьезное, что сопровождало всю кампанию.

Это и есть легитимация Путина в его 4 сроке, может и не только, а в целом, всего путинского периода российской истории, начиная даже с августа 1999 года, когда он оказался в экстремальной ситуации, был назначен премьер-министром и решительно повел себя в ситуации агрессии терроризма против Дагестана.

Это важное событие, это начало новой эпохи в истории России, и это становится все более очевидным, потому что все последующие действия президента и его постоянный акцент на том, что мы должны совершить рывок, выйти на новый уровень, получить новое качество жизни – это все одно из центральных событий, будет спроецировано и на следующие годы тоже.

Второе, что отметил бы я, и что отметил президент в ходе последней пресс-конференции – это ЧМ по футболу. Ему предшествовало много неприятный скандальных историй, попыток бойкотировать чемпионат, дискредитировать нашу сборную в связи с подозрениями в употреблении допинга, запугивание болельщиков, что в Росси бандиты, хулиганы и тому подобное. Все спортивные специалисты признают, что Чемпионат мира 2018 - один из лучших, если не самых лучший по организации и уровню гостеприимства за последние несколько десятилетий.

И, конечно, надо отметить сюрприз от нашей сборной! Поскольку роль спорта, и футбола в особенности, в современном обществе чрезвычайно велика, именно консолидирующая роль, то это был важный эмоционально-психологический момент, который сопровождал это событие. И этот подъем имеет долгосрочные последствия. Это сплачивающий момент, придающий определенную уверенность в себя самих. Что мы можем даже там, где, казалось бы, от нас ничего не ждут. Это важный признак того, что какие-то национальные здоровые силы, потенциал у нас есть для того, чтобы совершать непредсказуемое.

Третий консолидирующий и, безусловно, важный итог года - ведение в эксплуатацию автомобильной части Крымского моста. Это очень символичное событие. Во-первых, это демонстрация профессионализма и способности осваивать самые высокие технологии в строительной отрасли, когда мост построен в крайне тяжелых геолого-географических условиях. Техническое и профессиональное мастерство строителей, российских ученых, которые обеспечивали концепцию этого моста, полностью просчет, инженерное искусство, все это продемонстрировано нашими специалистами. Постоянные сомнения, что мы технологически отстаем, что нам нужно какие-то технологии закупать, что у нас нет специалистов, были развеяны.

Во-вторых, сам по себе результат чрезвычайно важен, потому что фактически прорвана блокада Крыма! Крым интегрирован, а особенно с введением железнодорожной части моста, Крым окончательно интегрируется в материковую Россию.

Подводя итоги уходящего года важно отметить несколько моментов, которые являются вызовами для стабильности страны и для ее политической системы. Это непопулярное и болезненное, но крайне необходимое решение о пенсионной реформе. Предсказуемо было, что эта реформа скажется на рейтинге политических сил, правящей партии, правительства, президента. Это продолжается, но это тоже демонстрирует способность действующей власти принимать, хотя и не популярные, но правильные решения.

Президент не раз говорил, что мы могли еще ждать лет 10, жить по принципу "после нас хоть потоп". Главное, мы будем держаться любой ценой. Но он пошел на то, чтобы эту реформу запустить с полным понимаем ответственности за будущее. Это трудная и неприятная история для большого количества наших соотечественников, которые готовились выходить на пенсию по старым правилам. Это и материальные потери, но, похоже, что при всем недовольстве люди понимают, что эта мера государственно вынужденная. Что может быть увеличение пенсионного возраста каким-то образом скажется на том, чтобы задуманные реформы в целом удались.

И надо отметить, что эта реформа напрямую сказалась на политическом ландшафте. В частности в четырех регионах во время ЕДГ протестное голосование показало, что такая мера влечет за собой политические последствия, и там где, казалось бы, фаворитами были действующие губернаторы, представители правящей партии ЕР, или просто даже назначенцы из АП, выиграли их оппоненты.

Это с одной стороны предсказуемо, но с другой стороны это урок в том смысле, что нужно уметь решать сложные задачи даже в ситуации, которая является неблагоприятной. Это новый вызов, потому что раньше общество всегда почти никогда не отдавало победу кандидату от оппозиционных партий, а такая победа, так или иначе, была результатом внутренних договоренностей. А здесь произошло нечто непредсказуемое, хотя в принципе все понимали, что борьба будет серьезной и надо было серьезно к ней готовится.

Это хороший урок на будущее, тем более что в 2019 году будут напряженные выборы – губернаторские в Санкт-Петербурге и выборы в Мосгордуму, в других регионах. Это своевременный сигнал, на который адекватно среагирует правящая партия, потому что дальше терять очки и понижать рейтинг для нее опасно в ситуации, когда нам предстоят трудные годы по напряженности в связи с международной обстановкой.

Потому что ситуация по внешнему контору в отношении России нисколько не улучшилась, а в некоторых отношениях даже ухудшилась за минувший год. Надо смотреть, что происходит в сфере вооружений, безопасности и нарастания угрозы ядерной войны – все это движется по ниспадающей в негативную сторону.Например, намерение США выйти из договора по сокращению ракет средней и малой дальности. Кроме того, вспомним продолжающееся строительство третьего позиционного района противоракетной обороны, а в перспективе выход из СНВ-3 – все это превращает ситуацию вокруг России в крайне опасную, заставляющую нас готовиться к самому худшему.

Также постоянная угроза со стороны США применить какие-то «адские» как они выражаются санкции, то есть санкции направленные на то, чтобы нанести серьезный ущерб российской экономике. Разговоры об отключении от международной финансовой системы СВИФТ, разговоры о персональных санкциях против отдельных представителей российского бизнеса, и так далее - все это создает крайне волатильную обстановку в том числе на внутреннем рынке, на биржах России, сказывается на валютном курсе.

Постоянный прессинг нефтяного сегмента. Мы знаем позицию Трампа, который настаивает на том, что должна быть дешевая нефть. На нас это сказывается в первую очередь, потому что мы все еще зависим от уровня цен на энергоносители, хотя постепенно освобождаемся от этого, но преодолеть окончательно эту зависимость пока не удается. Если мы не сможем свести бюджет, придется занимать, и надежды на то, что мы реализуем все задумки по 12 нацпроектам, ставятся под сомнение, хотя правительство дает гарантии, что все социальные обязательства будут выполнены несмотря ни на какие колебания цен на нефть.

В отношениях с ЕС можно подвести такой итог года: принципиально ничего не сдвинулось, попытки ужесточить эти отношения со стороны Великобритании, если и были предприняты в связи с провокацией вокруг семьи Скрипалей, эффект получился не тот, на который рассчитывали. Безумные высылки дипломатов, продолжение санкций не принесли серьезного перелома в смысле создания антироссийской «антанты», на что была нацелена политика Терезы Мэй.

В то же время в самом ЕС идут очень серьезные не то, чтобы антиинтеграционные, но раскалывающие процессы. Брекзит в Великобритании превращается в национальную полукатострофу, и становиться очевиден политический конституционный кризис. События в Германии, во Франции, Италии, Испании указывают на разнонаправленные тенденции. Одна из них очень серьезная – нарастание евроскепсиса. Желтые жилеты во Франции выпустили манифест, и одно из их требований, что Франция должна выйти из ЕС. Идея «Фрексита» тоже вполне материализуется, и опросы показывают, что если бы сейчас прошли президентские выборы, то была бы победа Марин Ле Пен.

В Италии сложилось правительство из коалиций право и лево-популитских партий – движение 5 звезд и Северная Лига. Эти люди тоже шли на выборы с очень жесткой программой чуть ли не выхода Италии из ЕС. Это тоже евроспектическое правительство, с которым у Брюсселя много проблем, особенно по поводу долга, который накопила Италия.

В Испании сменилось правительство, консерваторы уступили место социалистам, а Каталония остается бурлящим котлом. Страсти улеглись, но правительство решило провести заседание в столице Каталонии – Барселоне, и это вызвало мощный протест со стороны каталонцев.

В самой Великобритании нарастают противоречия между правительством Мэй и шотландским правительством. Шотландцы упорно сопротивляются самой идеи Брекзита, и постоянно нарастает угроза нового референдума в Шотландии о выходе из состава Соединенного Королевства.

Стоит отметить также снижение статуса и роли лидера ЕС – канцлера Германии Ангелы Меркель. Она пока что уступила пост главы партии своей сменщице – Карен Бауэр, но еще возглавляет правительство. Но очевидно, что роль Меркель начинает снижаться во внутренней политике Германии, а значит роль Германии, как признанного лидера ЕС, ставится под сомнение. Притом, что и Макрон, который претендовал на эту роль со своими глобальными планами переустройства ЕС, типа создания единого министерства финансов, единой армии и так далее, очевидно теряет очки как лидер. ЕС, который пару лет назад выглядел сильной и развивающейся структурой, превращается в конгломерат противоречий.

Непростая ситуация с новоприбывшими членами ЕС – Венгрией и Польшей. Оба государства находятся фактически в противоречии с брюссельской бюрократией, потому что и против Венгрии, и против Польши возбуждены дела по поводу нарушения ими принципов и ценностей ЕС. По поводу Орбана – что это почти диктаторский режим, а по поводу Польши претензия, которая может обернуться реальными санкциями экономического характера, поскольку поляки позволили себе провести судебную реформу, таким образом, которая не устраивает чиновников ЕС. Они считают, что были нарушены принципы независимости судебной ветви власти. Так что в ЕС копятся свои противоречия, и это может сказаться на отношении между ЕС и Россией с проекцией на Украину.

Украина по-прежнему остается очагом повышенной напряженности. Провокация в Керченском проливе подвешивает ситуацию постоянно. Сейчас актуален вопрос, получится ли Украине собрать некую эскадру для демонстративного прохода через Керченский пролив под Крымским мостом с включением некоторых вооруженных сил НАТО. Британский эсминец вроде как прибыл в акваторию Черного моря и украинцы всячески стараются завлечь европейцев в этот авантюрный проход, чтобы создать еще одну провокационную ситуацию.

У ЕС все больше своих проблем, и в этом смысле можно надеяться на то, что солидарная позиция по поводу Украины и отношения с Россией должна дальше развиваться, и можно будет рассчитывать, что в 19 году даже при условии негативных действий со стороны Украины, можно будет вырулить на какие-то более продуктивные отношения с ЕС. Если не добиться снятия санкций, то зафиксировать положение, чтобы в этом направлении больше не было никаких движений.

Про США: конечно, основная проблема – это действия Вашингтона в области безопасности и гонки вооружений, но есть еще момент – победа демократов на промежуточных выборах в палату представителей. Мне кажется, что это добавит напряженности во внутренней политике штатов, там и так идет двухлетняя борьба с Трампом. Когда демократы в январе сядут в нижней палате, дело не ограничится только отказом финансировать строительство мексиканкой стены. Начнутся поиски предлога для объявления импичмента.

Импичмент, с большой долей вероятности не получится, поскольку республиканцы контролируют Сенат, но это будет действовать на внутриполитическую обстановку США, и это будет стимулировать того же Трампа к некоторым экстравагантным шагам. Опасаюсь, что это может выйти боком для всей международной ситуации, потому что Америка под руководством Трампа ведет себя бесцеремонно и в экономическом отношении (торговые войны с Китаем), и в отношении Парижского соглашения по климату, и по той же гонке вооружений. Со стороны штатов тоже можно ожидать непредсказуемых шагов, которые могут как-то обострить международную ситуацию.

Позитивным кажется решение Трампа о выводе войск из Сирии, которые там находится незаконно, но решение принято с оттяжкой, и как именно это будет осуществляться – до сих пор неясно. Но если этот вывод состоится, то хотя бы одна линия напряженности в отношениях между нами и США (я имею в виду напряженность, связанную с возможностью неожиданного столкновения российских и американских войск, находящихся в Сирии) будет нейтрализовано. Если получится, то это будет хороший знак.

По Сирии надо будет работать, и сам по себе вывод американских войск ничего еще не решает. Это постоянная точка напряжения, и понадобится много усилий, чтобы нормализовать там обстановку, закончить войну и приступить к восстановлению страны, что потребует колоссального количества денег. Не уверен, что западное сообщество, которое в первую очередь виновато в разрушении Сирии готово это финансировать.На Дальнем Востоке ситуация благоприятная. С Китаем у нашей страны стабильные и даже более чем дружественные отношения. Это не значит, что нужно расслабляться, надо наращивать работу по многим вопросам, в том числе отношения в области торговли лесом. Здесь сохраняется неопределенность, которая должна быть разрешена.

В отношениях с Японией перспектива заключения мирного договора все время маячит и кажется, что близка. Так было весь прошедший год. Но понятно, что все застревает на вопросе о Курильских островах. Вопрос еще и в том, как сказал президент Путин, мы не представляем себе, что если произойдет передача хотя бы одного острова. Не появится ли там база американских вооруженных сил.

Япония находится под контролем США, и не японцы решают, где будут размещены американские базы. Если есть даже потенциальная угроза стратегической безопасности России, то о возможности передачи даже одного острова речи идти не может. До тех пор, пока статус самой Японии как независимого государства, принимающего собственные решения, не будет установлен.

Хотя в целом с Японией есть небольшой прогресс, это связано, в том числе, с хорошими личными отношениями премьера Абэ и президента Путина, но впереди большая работа. 2018 год показал, что можно двигаться дальше, как минимум.

Вернусь в Украину. То, что произошло по линии церкви, все больше превращается в некую фронтовую линию. Это дополнительный бензин в костер. Если раньше вся проблема Украины была в том, что был взят курс на радикальную украинизацию, на жесткое преследование этой цели вплоть до откровенной русофобии, запрета русского языка, подавление русскоязычных СМИ и так далее, попытка полностью построить этнократическое государство, теперь линия фронта смещается в духовную сферу, в сферу межконфессиональных отношений.

Здесь затрагивается сама суть человеческой идентичности. Ведь вера – это то, за что люди умирали и шли на костер. Я боюсь, что попытка уничтожить Украинскую православную церковь Московского патриархата. Речь идет не только о том, что начнется конфискация храмов, опасность в том, что начнутся преследования верующих. Все это может вызвать кровавые расправы над верующими православной церкви Московского патриархата. Это создаст новую взрывоопасную обстановку. Очевидно, что Россия равнодушной к этой ситуации оставаться не может.

Это то, что из 2018 года переносится в качестве самой тяжелой и острой проблемы на следующие годы.

Вообще 2018 бы трудный год. С другой стороны были серьезные победы и достижения. И самое главное, мы определились, что делать в течение следующих лет, потому что есть четкая программа, разработаны нацпроекты и теперь главное их реализовывать.