Левые предложения сезона 2020. Ребрендинг американского либерального интервенционизма

Левые предложения сезона 2020. Ребрендинг американского либерального интервенционизма

5 декабря 2018 г. 0:01

Дмитрий Дробницкий

Для нас императивом являются срочные действия по защите либерального миропорядка (Джо Байден)

Мы до сих пор живем в мире, в котором ядерное оружие обеспечивает не только силу, но и страховку от нападения (Мухаммед аль-Барадеи)

Промежуточные выборы в Конгресс состоялись. Прошли и распродажи, традиционно приуроченные в США (а в глобальном мире — и не только в США) ко Дню Благодарения. Впереди рождественские и новогодние праздники. И как только они отшумят, начнется — пока еще неформальная — предвыборная кампания перед электоральным сезоном 2020 года.

Либеральные политики, вдохновленные своим частичным успехом на выборах 2018-го, уже вовсю рассуждают о том, кто бы мог побороться с Трампом (и, конечно, «непременно» его одолеть). Смотр кандидатов начался еще до того, как закрылись избирательные участки 6 ноября. Аналитики, политические оперативники и журналисты уже оценивают шансы как вашингтонских ветеранов, так и новичков. Разумеется, дело не обошлось без рассмотрения кандидатуры экс-вице-президента Джо Байдена. Кое-кто даже призывал Хиллари Клинтон сделать третью попытку, не дожидаясь 2024 года.

Нет недостатка и в молодых претендентах. Сенаторы Кори Букер, Кристин Джиллибранд и Шеррод Браун, конгрессмены Джон Делани и Бето О’Рурк — все они не исключают для себя участия в президентской гонке. Есть и весьма экзотические кандидаты. Например, скандально известный адвокат Майкл Авенатти, который недавно «отметился» тем, что представлял интересы порно-звезды Сторми Дэниэлс (у которой, якобы, был роман с Дональдом Трампом) и Джулии Светник, обвинившей кандидата в Судьи Верховного Суда Брэтта Кавэно в изнасиловании (обвинения оказались полностью сфабрикованными). Некоторые демократы полагают, что «уличный боец» Авенатти, в отличие от кадровых политиков, сможет противостоять Трампу и даже побить «хулигана» на его же поле.

Известный либеральный кинодокументалист Майкл Мур (знаменитый тем, что предсказал победу Трампа в 2016 г.) в эфире телеканала MSNBC заявил, что демократам в 2020 году нет смысла выставлять против действующего главы государства профессионального политика. Победить его сможет только «человек, которого любит вся Америка». Например, Мишель Обама или Челси Салленбергер, более известный под прозвищем Салли — тот самый, что в 2009 году посадил неисправный пассажирский авиалайнер на воды Гудзона [1].

С таким выбором кандидатов могли бы поспорить представители ультралевого крыла Демократической партии (часто называющие себя социалистами), которые на праймериз 2018 года одержали несколько значимых побед над партийными старожилами. Одним из ярчайших примеров таких политиков является 29-летняя Александрия Окасио Кортес, уверенно выигравшая праймериз и основные выборы в 14-м избирательном округе штата Нью-Йорк. Однако Александрия не сможет побороться за Белый Дом — хотя бы по причине возрастных ограничений, накладываемых на кандидатов (претендент на высший государственный пост должен быть не моложе 35 лет).

Еще один весьма интересный политик, который может принять участие в предвыборной борьбе, — член Палаты Представителей от штата Гавайи Тулси Габбард. Она стала первой индуисткой, избранной в Конгресс. За ее спиной — воинская служба и командировка в Ирак (в составе медицинского батальона Национальной гвардии Гавайев). В 2016 году она активно поддерживала Берни Сандерса во время праймериз и ушла с поста заместителя главы Демократического национального комитета в знак протеста против действий партийного руководства, которое откровенно подыгрывало Клинтон.

В январе 2017 года Габбард шокировала весь вашингтонский истеблишмент. Она отправилась в поездку в Сирию, встретилась с Башаром Асадом, разместила в сети свой видеоотчет о пребывании на территории, освобожденной от боевиков, и по результатам тайного дипломатического вояжа дала множество интервью американским и мировым СМИ. В связи с этой поездкой в Палате Представителей в отношении нее было возбуждено этическое расследование, которое закончилось ничем. Конгрессвумен от Гавайев последовательно критиковала ближневосточную политику и Обамы, и Трампа. По ее мнению, хаос в регионе начался из-за безответственных действий США и их союзников.

Тулси Габбард, пожалуй, является одним из немногих политиков левого толка, сформулировавших осмысленную внешнеполитическую программу. Однако ее взгляды слишком радикальны для сегодняшнего Вашингтона. Критика в адрес правящего дома Аль-Саудов, скорее всего, придется ко двору Демпартии, а вот ее поддержка официального Дамаска вряд ли понравится как партийным боссам, так и партийным активистам. Кроме того, Габбард совершила «непростительный» поступок — в ноябре 2016 года она встретилась с избранным президентом Дональдом Трампом и поддержала его в стремлении наладить отношения с Россией. Дело усугублялось тем, что встречу устроил советник Трампа Стивен Бэннон, которого американские левые считают чуть ли не дьяволом во плоти. Тогда источник издания The Hill сообщил, что «Бэннон любит Габбард и готов работать с ней над любыми вопросами».

Взаимная симпатия Габбард и Бэннона возникла в 2016 году не только из-за военного прошлого обоих политиков (Стив Бэннон семь лет отслужил во флоте). Конгрессвумен выступила (чуть ли не единственная из всей Демпартии) против Транстихоокеанского торгового партнерства. Она также открыто критиковала Барака Обаму за то, что тот отказывался называть главных врагов Америки «радикальными исламскими террористами», чем вызвала недовольство штаба Хиллари Клинтон, для которой спичрайтеры придумали более обтекаемый термин — «радикальные джихадисты».

Одним словом, Тулси Габбард имеет примерно такой же шанс стать кандидатом в президенты США от Демократической партии, как и сенатор-пацифист Рэнд Пол — от Республиканской. И хотя ее участие в праймериз, несомненно, придаст им определенную интригу (а Габбард не исключает для себя такого участия), не она будет формировать внешнеполитическую платформу демократов в 2020 году.

Одним из несомненных фаворитов в предстоящей президентской гонке является сенатор от штата Массачусетс Элизабет Уоррен. Напомню, что левые активисты в 2016 году буквально умоляли ее принять участие в праймериз, считая «главной звездой прогрессистов». И хотя Уоррен раз за разом официально заявляла о своем решении не бороться за высший государственный пост, эти заявления долго не воспринимали всерьез — части партийного актива казалось, что именно она станет лучшим кандидатом в президенты. В конце концов Элизабет поддержала Хиллари. По прошествии двух лет после бесславного поражения Клинтон о «прогрессисткой иконе» заговорили снова.

Впрочем, и сама сенатор напомнила о себе. 29 ноября 2018 года на сайте издания Foreign Affairs появилась ее статья «Внешняя политика для всех. Упрочить демократию дома и за рубежом». Это семистраничное эссе иначе как программным документом не назовешь. Достаточно сказать, что последняя главка этой работы озаглавлена «После Трампа».

Для начала приведу цитату из вводной части статьи: «Как мы попали в столь печальное положение? Американцы любят рассказывать друг другу историю о построении либерального миропорядка, основанного на принципах демократии, приверженности гражданским правам и правам человека. Порядка, контролируемого гражданами, регулируемого законом и работающего на экономическое процветание всех и каждого. Но в последние десятилетия Вашингтон все больше фокусировался на стратегиях, которые вместо того, чтобы служить всем, служили лишь малочисленным элитам. После холодной войны политики Соединенных Штатов уверовали в то, что, поскольку демократия пережила коммунизм, будет несложно построит демократию где угодно в мире. И они принялись экспортировать вполне определенную версию капитализма, которая… в первую очередь служила интересам транснациональных корпораций. При этом США начали целую серию бесконечных войн, ввязываясь в конфликты с ошибочными или неочевидными целями, не имея плана их завершения».

И далее: «Такой поворот в политике имел привел к катастрофическим последствиям. Международная экономическая повестка прекрасно послужила элитам по всему миру, но в людях труда она вызвала лишь разочарование и недовольство. Усилия США по обеспечению собственной безопасности истощили наши ресурсы и дестабилизировали целые регионы мира. Между тем технологическое доминирование США таяло на глазах».

Если не знать автора этих строк, можно принять их за фрагмент текста предвыборного выступления Дональда Трампа в 2016 году. Сенатор Уоррен признает: «Дональд Трамп построил свою кампанию на критике этой извращенной системы». Но, как легко догадаться, Трамп, по мнению автора, или всех обманул, или не в состоянии справиться с задачами, которые он сам перед собой ставил.

Вслед за 45-м президентом США Уоррен критикует военное вмешательство Вашингтона на Ближнем Востоке, включение Китая во Всемирную торговую ассоциацию (на особых условиях), поддержку непопулярных мер Международного валютного фонда в Европе и Азии, а также политику предыдущих администраций, которая привела к деградации образования и медицинского обеспечения в США. Автор даже употребила модный на Западе термин «время анти-спутника» (reverse-Sputnik moment), означающий снижение общего научного и технологического уровня западных стран по сравнению с эпохой космической гонки. Согласна Уоррен с Трампом и в том, что Америке надо возродить систему профессионально-технического образования, а также срочно заняться инженерной инфраструктурой страны. Массачусетский сенатор даже однажды употребила термин «индустриальная политика XXI века», никак, правда, его не расшифровывая.

Элизабет Уоррен явно пользуется рецептом, изложенным Фаридом Закарией в статье «Популизм на марше», опубликованной в октябре 2016 года на страницах Foreign Affairs. По мнению Закарии, элиты «переборщили» с темпами глобализации, чем и вызвали «популистскую волну» на Западе. Суть рекомендаций одного из главных идеологов либерал-глобализма сводилась к тому, чтобы, признав «отдельные ошибки», смягчить последствия «свободного движения товаров, капитала, кадров и идей» для «неподготовленных людей старшего возраста», не меняя при этом общего вектора развития.

Во второй половине своего эссе Уоррен пересказывает все старые либеральные штампы — о противодействии глобальному изменению климата, безальтернативности свободной торговли и допуске на рынок США товаров тех стран, которые «ведут себя хорошо». В частности, «развивают демократию и права человека», а также следуют рекомендациям по внедрению постиндустриальных экономик и «зеленой энергетики».

Тем не менее, за исключением возвращения высоких налогов и экологических регуляторных мер, программа Уоррен не содержит никаких иных рецептов стимулирования индустриального роста, да и сам рост упоминается вскользь, как будто бы стыдливо. Кстати, вскользь упоминается и вопрос иммиграции.

Но все-таки речь идет о внешней политике. Так что же предлагается поменять?

В очередной раз повторен тезис о необходимости «закончить бесконечные войны» и вернуть американских солдат домой. Что ж, это обещали сделать и Барак Обама, и Дональд Трамп. Воз, правда, и ныне там. По мнению сенатора, все дело в том, что Вашингтон слишком сфокусировался на борьбе с мировым терроризмом. Это привело к сосредоточению слишком большой власти в руках президента и чрезмерному возрастанию влияния Пентагона и военно-промышленного лобби. По словам автора, необходимо перераспределить ресурсы в пользу госдепартамента и внешнеэкономической помощи.

А вот дальше начинается самое интересное. Уоррен утверждает, что «ужасы национализма» проявляются не только в США, но и в других странах. Прежде всего, в России и Китае, которые спят и видят, как «подорвать демократию». Сенатор пытается перепрограммировать термин нового мирового соревнования по-своему: «Признают это наши лидеры или нет, но Соединенные Штаты после десятилетий доминирования в качестве единственной сверхдержавы вступают в эпоху новой международной конкуренции. Все больше демократий опрометчиво заигрывают с национализмом, авторитаризмом и коррупцией».

«Национализмом и авторитаризмом» заражены не только Москва и Пекин (ну и США, конечно) — автор напоминает о подъеме популизма «от Венгрии до Турции и от Филиппин до Бразилии» (удивительно, что не упомянуты Италия и Австрия!). Повинен в этом Трамп, который «раболепствует перед Путиным» и проводит внешнеэкономическую политику, которая «не в состоянии остановить Китай». Но хуже всего другое: «Президент демонстрирует тревожную приверженность воспроизведению авторитарных тактик и языка на внутриполитической сцене. А зарубежные автократы отвечают ему тем, что ссылаются на его слова для оправдания своих собственных злодеяний».

Иными словами, Элизабет Уоррен полагает, что Трамп опасен прежде всего тем, что его политика и риторика пользуются популярностью во всем мире. Хуже того, он предложил «автократам и националистам» некий универсальный язык национал-популизма, используемый теми, кто «подрывает демократию».

В связи с этим «неправильные» страны, по мнению сенатора, следует примерно наказать. Употребляется даже не слово «санкции», а слово «наказания». Кроме того, Уоррен предлагает помочь Европе «обрести энергетическую независимость». Китай же следует отрезать от источников технологий и передовых научных разработок, а те американские и европейские компании, которые «подчиняются Пекину» и работают с китайскими партнерами на принципах трансфера технологий… да, их тоже надлежит наказать.

Ну и вишенка на торте: «Мы должны поддерживать тех, кто смело сражается в Москве, Пекине и других столицах за открытость и плюрализм». Комментарии, я думаю, излишни.

В целом мы имеем дело с перелицовкой «старого доброго» либерального интервенционизма с его поддержкой либеральной оппозиции, всемирным пиаром «прав человека» и «единственно верного учения». Есть, правда, важные новеллы. Во-первых, сдерживать, по мнению «прогрессистской иконы», следует одновременно и Россию, и Китай. Ранее лидеры Демократической партии, повторяя мантры о «правах человека в КНР» и «агрессивной нелиберальной России», старались не действовать одновременно против двух своих основных конкурентов. Так, «тихоокеанский разворот» Обамы, направленный на геополитическое противостояние Китаю (прежде всего, в прилегающих к нему морях), был объявлен в то время, когда в отношениях с Москвой кризис еще не наступил [2]. А когда в 2014 году началось давление на Россию, осуждение Пекина стало звучать гораздо тише. Более того, после прихода к власти Дональда Трампа, на несколько месяцев Си Цзиньпин стал для американских либералом «светом в окошке» — как сторонник «свободной торговли».

Во-вторых, несмотря на резкую критику «торговых практик» 45-го президента США Элизабет Уоррен все-таки признает факт международного экономического соревнования, которое требует изменения торгово-технологической политики Вашингтона. В отличие от Барака Обамы, Уоррен уже не относится легкомысленно к утечке рабочих мест за границу и вслед за Трампом говорит о необходимости подготовки научно-технических кадров для нового технологического рывка.

В-третьих, политика целого ряда наднациональных институтов (в частности, МВФ и ВТО) не считается безусловно позитивной, а разрушение рабочего и среднего классов в США — неизбежными следствиями наступления «нового дивного мира».Кроме того, пожалуй, впервые с 2008 года во всеуслышание прозвучали слова о поддержке оппозиции в России и Китае. Учитывая, что само вступление КНР в ВТО было признано по крайней мере частично ошибочным, можно сделать однозначный вывод о том, что никакой «морковки» в виде будущей интеграции во «всеобщее глобальное завтра» перед Москвой и Пекином уже не подвешивают. В этом смысле либеральные интервенционисты становятся более радикальными и откровенными. Целью объявлено подавление центров сопротивления, а не их «демократизация».

О чем же можно разговаривать с «оппортунистическими» державами (этот термин без обиняков заимствован у Трампа)? Никаких общих вызовов или сотрудничества в сферах, представляющих взаимный интерес вроде борьбы с международным терроризмом. Москву и Пекин даже не поблагодарили за то, что они до сих пор поддерживают Парижское соглашение по климату.

Обсуждать есть смысл только одну тему. Вот что пишет сенатор Уоррен: «Мы должны… снова возглавить борьбу за построение мира свободного от ядерного оружия».

Из уст Обамы в 2009-м это звучало романтично — рассуждения о безъядерном мире сопровождались обещаниями «перезагрузки» и неоднократными заверениями в том, что психология холодной войны американскими либералами давно изжита. Теперь же, когда Демократическая партия США считает себя «единственной силой добра», находящейся в окружении «националистов и автократов», слова о ликвидации всех ядерных потенциалов звучат весьма зловеще.

Сенатор Элизабет Уоррен, возможно, никогда не станет даже кандидатом в президенты США, но она является сегодня весьма авторитетном голосом Демократической партии, к которому прислушиваются и центристы, и социалисты. Ее статью во влиятельном внешнеполитическом издании, издающемся Советом по внешнеполитическим отношениям, следует сегодня рассматривать как изложение программы американской оппозиции.

[1] Закончившееся благополучно авиационное происшествие получило название «Чудо на Гудзоне». В 2016 году о нем был снят фильм «Салли» (в российском прокате — «Чудо на Гудзоне») с Томом Хэнксом в главной роли.

[2] «Тихоокеанский разворот» (Pacific Pivot) или, как его еще называли, «разворот к Азии» (Pivot to Asia) был объявлен Бараком Обамой в 2011 году. Новая стратегия предполагала развитие торговых отношений с союзниками США в регионе (Транстихоокеанское торговое партнерство было частью этой стратегии) и военно-политическое сдерживание КНР на тихоокеанском направлении.