Пограничный популизм. И очень серьезно

Пограничный популизм. И очень серьезно

28 ноября 2018 г. 8:55

Дмитрий Дробницкий

Личность подобна дереву, репутация — его тени. Тень — это то, что мы думаем о ней. Дерево — это ее подлинная суть.

(Авраам Линкольн) [1]

Конец года в американской политике выдался очень насыщенным. Дело не только в прошедших в ноябре промежуточных выборах в Конгресс. Исполнительной и законодательной власти есть чем заняться. Часть вопросов, стоящих перед Капитолием и Белым Домом, требует срочного решения.

Приближаются крайние сроки принятия целого ряда законопроектов. До 7 декабря надлежит проголосовать за билль о финансировании правительства и поставить под ним подпись президента. С 2016 года Соединенные Штаты не имеют регулярного бюджета. Разногласия между президентом и законодателями раз за разом приводили к тому, что средства на работу федеральных ведомств выделялись в рамках компромиссных законов с ограниченным сроком действия. В начале декабря закончатся деньги у Министерства внутренней безопасности, минюста и ряда других силовых структур. Если соответствующий билль не будет принят, США ждет частичное «закрытие правительства». Следом подойдут сроки для определения финансирования других министерств и ведомств.

Истекает время действия нескольких важных законов — о поддержке фермеров, о страховании от стихийных бедствий, а также Акт о защите женщин от домашнего насилия. Если Конгресс не найдет времени для их повторного рассмотрения, они технически будут пролонгированы на два месяца, но при этом возникнут сложности с финансированием соответствующих программ. Все три документа слишком важны для обеих партий, чтобы оставить их в прежнем виде. Тем более — без финансового обеспечения.

Старый состав Конгресса все еще может записать на свой счет принятие закона о реформе уголовного правосудия и пенитенциарной системы. Точнее — об осуществлении первого этапа этой реформы. Соответствующий законопроект назван весьма поэтично — First Step («Первый шаг»). Большинство экспертов сходятся на том, что билль имеет двухпартийную поддержку, но до нового года (а новые законодатели приступят к исполнению обязанностей в январе) осталось не так много времени для проработки его деталей.

Еще один вопрос, требующий немедленного решения, — выделение федеральной помощи Калифорнии, пострадавшей от мощнейших за всю историю США пожаров. Заксобрание штата, по разным оценкам, запросит от 700 до 800 млн. долларов. Для выделения этих средств нужно принятие закона.

Республиканцы, которые через месяц с небольшим потеряют большинство в Палате Представителей, торопятся поставить если не точку, то хотя бы точку запятой в своем расследовании действий ФБР, минюста, госдепартамента и ряда других ведомств в отношении Дональда Трампа и его окружения во время избирательной кампании 2016 года и после нее. Проще говоря, конгрессмены-республиканцы надеются вывести на чистую воду заговорщиков, стремившихся не допустить победы Трампа, а затем подорвать его президентство. Бывшему директору ФБР Джеймсу Коми и экс-главе минюста Лоретте Линч были направлены повестки с требованием дать показания перед комиссией Конгресса. Однако и Коми, и Линч потребовали особых условий своего допроса. Для согласования этих условий или принудительного привода свидетелей на Капитолийский холм также требуется время.

Новому составу Палаты Представителей предстоит избрать своего спикера. Голосование состоится в январе, однако до этого демократической фракции необходимо принять решение по кандидату, выдвигаемому на этот пост. По сути дела, претендует на него один человек — Нэнси Пелоси, однако не все демократы согласны поддержать ее. Так что переизбранным на второй срок конгрессменам от Демпартии придется втиснуть в свой график голосование за претендента на должность спикера и, возможно, рассмотрение других кандидатур.

Президенту, помимо рассмотрения всех вышеперечисленных законов и ежедневной текучки, предстоит участие в саммите Большой Двадцатки. Учитывая его желание встретиться на полях данного форума с президентом России Владимиром Путиным, а также вероятное присутствие на саммите саудовского кронпринца Мухаммеда бин Салмана, обвиняемого в организации убийства оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги, службе протокола и советникам Трампа придется изрядно попотеть в ближайшие дни.

Словом, политическая повестка является весьма насыщенной. Однако в последние дни в медийном поле доминирует единственная тема — обстановка на южной границе США в районе Сан-Диего, где с мексиканской стороны собрались тысячи мигрантов из латиноамериканских стран, стремящихся попасть на территорию Соединенных Штатов.

О «караване мигрантов» говорят уже, как минимум, полтора месяца. Авангард каравана достиг заветной цели еще до выборов в Конгресс, но был остановлен. В мексиканском городе Тихуана собралось не менее шести тысяч беженцев. С американской стороны все последнее время возводились временные заграждения из колючей проволоки. К границе были стянуты не только пограничные и полицейские силы, но и армейские подразделения.

Напряжение возрастало с каждым днем, причем не только на самой границе, но и в Тихуане. Местные жители недовольны присутствием мигрантов в черте города. Стали возникать бытовые конфликты. Полиция задержала несколько десятков участников каравана за кражи, хулиганство и употребление наркотиков. Жители Тихуаны вышли на митинг, требуя ликвидации лагеря иммигрантов. Против них пришлось выставлять усиленные полицейские кордоны.

И вот 25 ноября караван пошел на прорыв.

От восьмисот до тысячи человек устремились к пограничным укреплениям в едином порыве. Некоторые источники сообщали, что к прорыв начался из-за мексиканских полицейских, которые пришли в лагерь мигрантов для осуществления очередных арестов. Полиция Тихуаны утверждает, что столкновение с «гостями» из Гондураса и Гватемалы произошло, когда правоохранители пытались остановить их марш к пограничным укреплениям. Позже, когда штурм границы провалился, полицейские вытеснили толпу обратно в тихуанский лагерь.

Так или иначе, но беженцы вступили в конфликт и с мексиканской полицией, и с американскими пограничниками. Последние применили слезоточивый газ и, по некоторым сообщениям, травматическое оружие.

Возмущению либеральных медиа не было предела. По утверждению CNN, MSNBC, The New York Times, The Washington Post и т.д., военные США «применили против ищущих убежища женщин и детей оружие, включая химическое». Один из дикторов телеканала MSNBC пошел еще дальше. В полемическом запале он заявил, что пограничники США применили «запрещенное химическое оружие».

С подачи NBC News весь мир обошла фотография, на которой две женщины, держа за руки своих дочерей, убегают после применения слезоточивого газа. Это фото опубликовали сайты практически всех мейнстримных СМИ по обе стороны Атлантики. Его два дня показывали все телеканалы США в качестве доказательства жестокости американских пограничников. Странность данной фотографии состоит в том, что две женщины бегут и тянут своих детей в разных направлениях, перпендикулярных друг другу. Фотограф запечатлел момент, когда одна из девочек сталкивается с женщиной, которая невольно бежит ей наперерез. Что случилось дальше, неизвестно, но столкновение вряд ли было безболезненным.

Удивительно, но никаких других фотографий женщин и детей ни в эфире телеканалов, ни на сайтах новостных агентств так и не появилось. Лишь к концу дня издание The Washington Post опубликовало вторую фотографию «отравленных газом детей». Статья, к которой прилагалась данная иллюстрация, была озаглавлена «Эти дети босы, одеты в подгузники и задыхаются от слезоточивого газа». При ближайшем рассмотрении видно, что на фотографии — одна из двух женщин с первой фотографии. Ребенок в самом деле необут, на нем памперс и футболка. В руках — мячик для детского бейсбола (полая пластиковая сфера с отверстиями). Ребенок плачет. Кто знает, может быть, и правда от слезоточивого газа, но мама никак не пытается дочери помочь — просто демонстрирует ее фотографу, держа за руку.

Это не значит, что к пограничным заграждением дети и женщины вовсе не шли. По утверждению сотрудников пограничной стражи, впереди толпы действительно шли женщины с детьми. Прячась за их спинами, двигались молодые мужчины, которые закидывали пограничников камнями и бутылками. Видимо, они таким образом пытались поближе подобраться к укреплениям, чтобы прорваться сквозь них. Примерно ту же тактику караван применил на мексиканско-гватемальской границе, где силу против мигрантов не применяли, так что они быстро повалили заграждения и прорвали полицейский кордон.

Разумеется, «прогрессивная общественность» правоохранителям не поверила. Большинство медиа вовсе проигнорировали факт атаки на пограничников и сосредоточилось на применении «химического оружия». Новоизбранная конгрессвумен от штата Нью-Йорк, самоназванная социалистка Александрия Окасио-Кортес перепостила в своем твиттере фото NBC News и снабдила его следующим комментарием: «Требование считать себя беженцем и просьба об убежище — это не преступление. Евреи, бежавшие из Германии, закон не преступали. Точно так же, как и семьи, бежавшие из Руанды и раздираемой войной Сирии. Не совершают преступления и люди, бегущие от насилия, царящего в Центральной Америке».

Сложно сказать, какие ассоциации были на уме у сеньориты Кортес, когда она писала о еврейских беженцах из гитлеровской Германии, но ее слова тут же были интерпретированы как сравнение американских пограничников с нацистскими палачами. И этот нарратив подхватили «говорящие головы» на либеральных телеканалах. Так что аргумент о «нацистском по сути применении запрещенного химического оружия на мексиканской границе» будет еще не раз повторен в ходе политических дебатов. Не исключено, что и в 2020 году.

А пока участники каравана вернулись в свой палаточный лагерь на окраине Тихуаны. Корреспондент Associated Press Кристофер Шерман сообщил с места событий, что большинство мигрантов после неудачной попытки прорыва на территорию США «испытывают разочарование». У них все меньше надежд попасть в Соединенные Штаты и они начинают думать о том, чтобы остаться в Мексике, тем более что подобное предложение из Мехико ранее поступало. Многие собираются податься на курорты Калифорнийского полуострова, чтобы попытаться устроиться там на работу. Кто-то вынашивает планы отправиться в новый поход — в мексиканский индустриальный город Монтеррей, расположенный в центральной части страны. И все же большинство надеется проникнуть на территорию США позже, когда страсти улягутся. Пока же 98 участников неудавшегося штурма границы были арестованы для дальнейшей депортации в Гватемалу.

Для беженцев дополнительную проблему составляет политическая неопределенность в Мексике. 1 декабря на пост заступает новый президент страны Андрес Мануэль Лопес Обрадор. Некоторые СМИ сообщили, что госдепартаменту США удалось договориться с правительством южного соседа о том, что все соискатели политического убежища в Соединенных Штатах будут находиться на территории Мексики, пока рассматривается их прошение. Однако 25 ноября официальный представитель Обрадора Хесус Рамирез заявил, что «никакой сделки по мигрантам не достигнуто даже в общих чертах».

И такая позиция легко объяснима. АМЛО (как прозвали избранного президента Мексики) обещал улучшение жизни гражданам своей страны и в его планы не входит взятие на себя обременений, связанных с содержанием мигрантов из Сальвадора, Гватемалы и Гондураса. Как я уже писал на страницах «Политаналитики», у Обрадора репутация социалиста-реформатора, но его также называют «мексиканским Трампом». И противоречия тут нет. Если в некой стране удалось построить социальное государство, то оно не может разбрасываться своими ресурсами — социальная защита стоит немалых денег. Да и трудоустройство населения — если это государственная программа — должно вестись с учетом стандартов образования и уровня жизни конкретной страны. Неквалифицированные трудовые мигранты, тем более нелегалы, в эту схему никак не вписываются. Предприятиям могут понадобиться дополнительные кадры, но в этом случае должны приглашаться люди с конкретными навыками и строго в соответствии с потребностями национальной индустрии. Открытые границы такой «меритократической миграции» никак не способствуют. Подобные аргументы приводил и приверженец правых экономических идей Дональд Трамп, когда говорил об иммиграции в США.

В связи с этим к американским левым есть большой вопрос. Каким образом они умудряются одновременно объявлять себя социалистами и сторонниками открытых границ? Можно требовать впускать в страну всех подряд, кто изъявил желание в ней поселиться. Можно требовать бесплатного образования, медицины, городского транспорта и других приятных вещей. Но совершенно нелогично одновременно требовать и того, и другого. Это откровенный популизм, причем в старом, дотрамповском смысле слова. То есть политическая демагогия. Или откровенная ложь.

Так что если американские левые не врут, когда утверждают, что они обеспечат повышение минимальной оплаты труда, «медицину для всех», бесплатное образование и другие социальные блага, то точно врут, когда говорят о целях открытия границ США для всех желающих. Их довод о том, что приток мигрантов, якобы, увеличит всеобщее благосостояние, может с натяжкой работать в либертарианской экономике, но никак не в социально-ориентированной.

Значит их цель состоит совершенно в другом. Одна из таких целей была предельно откровенно озвучена политической активисткой Мишель Голдберг в ходе предвыборной кампании 2018 года — создать в США «новое мультирасовое многоязычное большинство». Впрочем, не все американские левые столь идейны. Незаконные мигранты — это прежде всего низкооплачиваемая, боящаяся хозяина прислуга, а также дармовая рабочая сила для транснациональных корпораций и городских хозяйств крупных мегаполисов. Неслучайно многих прогрессистов из Нью-Йорка, Чикаго и Сан-Франциско называют «лимузинными либералами». Они глобалисты. Левая риторика для них — лишь способ собрать голоса электората. Уже упомянутая мной Александрия Окасио Кортес вряд ли когда-нибудь добьется больших успехов в обновлении партийного руководства (о чем она постоянно говорит), если не уяснит этого факта.

Сложно сказать, как проявленная Дональдом Трампом на южной границе жесткость скажется в дальнейшем на его рейтингах. Одно можно сказать с определенностью. Он снова выполнил данное им обещание. Кроме того, он настоял на своем, не стесняясь в средствах. «Колючка» — значит «колючка». Газ — значит газ.

И пока медиа продолжают раскручивать тему «жестокой химической атаки», президент США пригрозил «закрытием правительства» в случае, если в 2019 году в билль о финансировании федеральных ведомств не будет внесен пункт о строительстве стены на южной границе. Блокируя этот пункт, демократы пойдут на риск, ничуть не меньший, чем тот, что взял на себя Трамп, посылая навстречу миграционному каравану усиленные полицейские патрули и воинские части.

[1] На языке оригинала: «Character is like a tree and reputation like a shadow. The shadow is what we think of it; the tree is the real thing». В русскоязычной литературе распространен довольно вольный и, на взгляд автора, неверный перевод высказывания Линкольна: «Характер подобен дереву, а репутация — его тени. Мы заботимся о тени, но на самом деле надо думать о дереве».