Почему новый директор Интерпола не россиянин?

Почему новый директор Интерпола не россиянин?

21 ноября 2018 г. 18:53

Алексей Макаркин

Было, конечно, международное давление. Но это было очевидно, потому что все делалось в очень короткие сроки, и времени для того, чтобы как-то долго работать с делегациями и оказывать менее видимое влияние, просто не было.

Поэтому и было сделано прямое заявление американских сенаторов. И если учесть, что США один из главных спонсоров Интерпола, то здесь возник вопрос о том, а кто платит? Другие западные страны тоже, кстати, входят в число спонсоров.

Вообще в этой истории есть два интересных момента. Один связан с тем, почему столь значимая должность главы Интерпола (хотя она в немалой степени носит технический характер, потому что глава это не полностью доминирующая фигура, это просто главный чиновник в Интерполе, который руководит большим аппаратом и действует по определенным правилам), могла достаться россиянину. Второй вытекает из первого, ведь у России и Запада возникали разногласия по поводу целого ряда фигур, которых Россия объявляла в розыск. И тут как раз второй интересный момент – признал бы при российском директоре Интерпол, что разыскиваемые по ордеру РФ входят в компетенцию Интерпола.

Интерпол рассылает специальные уведомления, человек попадает в базы данных. Это значит, что если он появляется в какой-то стране, его автоматически задерживают. Не факт, что его потом отправят в Россию, но такому человек создается масса неудобств.В российском списке целый ряд фамилий – Ходорковский, Браудер и другие. Россия исходит из того, что это уголовные преступники, а Запад исходит из того, что обвинения им предъявлены либо по политическим основаниям, либо с политической подоплекой. Но и то, и другое, исключает участие Интерпола.

Почему была борьба за пост генерального секретаря? Потому что представители западных стран, а также Украины и других государств исходили из того, что если директором станет гражданин России, то Интерполу будет удобнее и легче рассылать уведомления о розыске по требованию России. А значит создать неудобства тому же Браудеру, например.Вопрос при голосовании был в том, кто создаст коалицию. Альтернативным кандидатом был в итоге победивший представитель Южной Кореи. Думаю, что это тоже было неслучайно, потому что он мог рассчитывать на поддержку части азиатских стран, которые хотят своего кандидата. В результате американцам удалось собрать большинство и победил кандидат, который был поддержан штатами.

Что касается создания коалиции, и возможного давления на тех, кто не особо стремился в ней участвовать, то речь может идти о разных формах. Условно, мог быть пряник, что ведущее место останется за Азией. Мог быть и кнут в смысле возможного урезания финансирования и даже выхода Америки из Интерпола в случае чего.

При нынешней республиканской администрации Америка куда меньше ценит участие в международных организациях. Если демократы считают, что это важно, их участие в международных структурах необходимо использовать, потому что это мягкая сила и ресурс, то команда Трампа исходит из того, что если интересы Америки и приоритеты организации расходятся, то Америка должна из такой организации выйти. Потерять США, как спонсора Интерпол не хотел. Вот эти факторы в совокупности и обеспечили победу корейскому кандидату.

Есть еще один момент, который уже выходит за рамки Интерпола. Одновременно с избранием гендиректора международной полиции, проходила конференция ОЗХО. Совсем другая организация и другая история, и там не решался кадровый вопрос, но параллель провести возможно.

В ОЗХО предложения России тоже были блокированы. Шла речь о том, получит ли организация право определять, кто виноват в том или ином случае применения химоружия. Сейчас ОЗХО может представить только свои заключения, но не может указать на того, кто виноват. Это функция совета безопасности ООН на основе материалов ОЗХО. А в СБ ООН у России право вето, поэтому для России этот механизм выглядел так – ОЗХО представляет свои рекомендации и заключения, а решает СБ – для России такой механизм был удобен, потому что она могла заблокировать решение, которое ее не устраивало.

При этом такого механизма в самой организации нет, там решение принимается простым большинством голосов. И у России там большинства нет, как нет и в Интерполе. И поэтому сейчас инициатива о том, что ОЗХО сможет самостоятельно определять, кто виноват в применении химоружия – была одобрено большинством голосов. Были выделены средства для этой работы из бюджета ОЗХО, Россия также была против этого шага.

Одним словом складывается такая ситуация, что американцам и их союзникам удается сформировать большинство в тех международных организациях, которые для них важны и которые одновременно важны для России.

Эти события, на мой взгляд, звенья одной цепи, и в данной ситуации авторитет международных организаций может быть использован для ослабления позиций России.С одной стороны, Интерпол не будет рассылать уведомлений о розыске тех лиц, которых хотела бы разыскать наша страна. Соответственно они будут подозреваемыми или виновными в уголовных преступлениях, и смогут продолжить свою деятельность за пределами Россия.

Что касается ОЗХО, то велика вероятность того, что если механизм по определению виноватого в химатаках будет задействован, то таким виновным будет назван Башар Асад в Сирии. То есть союзник России. И при этом мы ничего не сможем противопоставить, кроме особого мнения, которое в случае с ОЗХА не будет играть серьезной роли.