В ответ на разговоры о передаче Японии Курильских островов

В ответ на разговоры о передаче Японии Курильских островов

19 ноября 2018 г. 15:33

Алексей Мухин

Речи не идет о том, чтобы кому-то что-то отдавать. Речь о заключении мирного договора с Японией, что необходимо в нынешних условиях. И о геополитической игре, в которой сейчас принимают участие практически все страны, включая Россию и Японию.Япония на данном этапе является союзником США, причем одни из опорных союзников в экономическом смысле. Поэтому взаимодействие с Японией для России является стратегическим моментом. Если мы сейчас будем стоять на пути полного отрицания декларации 1956 года, Токио можно будет смело натравливать на Россию, что США делали последние несколько десятков лет.

Обратите внимание, что как только между Россией и Японией завязывались какие-то экономические либо партнерские отношения, тут же возникал вопрос так называемых «северных территорий» и все рушилось. На данном этапе у нас есть уникальная возможность выстроить нечто большее из наших отношений, нежели просто противостояние на фоне территориального конфликта.

Тем более, что никакого территориального конфликта просто не существует - Япония проиграла Вторую мировую войну, и этими четырьмя островами Россия владеет по праву. Из этого российское руководство и исходит, когда формулирует концепцию переговоров по заключению мирного договора. Потому что мирный договор – это центральный документ.

Конечно, японское руководство само находится в узком политическом пространстве. Любая попытка заявить или продекларировать, что Токио готов уступить по этому вопросу мгновенно станет причиной для информационной атаки на это руководство страны.

Милитаризация европейского общества – это факт, от которого нельзя уклониться. Милитаризация японского общества – это результат усилий США, но они милитаризуют это общество с помощью, во-первых, политического тезиса о том, что острова нужно возвращать и во-вторых, одновременной подмены понятий. Вместо милитаризации как таковой, то есть усиления военного потенциала Японии, ей предлагается американский военный потенциал. То есть речь по сути идет о продолжении и усугублении оккупации.

Поэтому российское руководство довольно тонко увязало заключение мирного договора с демилитаризацией Японии в этом смысле, то есть возвращения ей фактической суверенности. Речь пойдет в будущем не только о невозможности размещения военных баз на Курилах, об этом сейчас ведутся переговоры, не будем подливать бензин в костер, что называется, речь идет об отказе от американских военный баз в принципе. В том числе на Окинаве.

А эта ситуация является уникальной и по результатам этой политической игры мы можем получить довольно серьезного партнера на Дальнем Востоке. Более того, в свое время, более 100 лет назад Японии сделала так называемый англосаксонский выбор. То есть ориентировалась на Великобританию и США как на своих стратегических партнеров.

На данном этапе возникает возможность того, чтобы Япония сломала этот исторический стереотип об англосаксонском выборе и сосредоточилась на собственном развитии. И Россия может ей помочь ей в этом, как она помогла решить сирийскую проблему. Мы имеем вполне рабочую модель урегулирования. Она может быть применена в отношении Японии, но сейчас все мячи, как говориться, на японской стороне.

Они должны для себя определить, насколько они готовы в дальнейшем находиться и усугублять собственную оккупацию и потерю собственного суверенитета или пойти принципиально иным путем.

Но даже если Токио выберет второй вариант, нас ждет долгий переговорный процесс между Россией и Японией? Но Москва научилась вести долгие переговоры с учетом своих собственных интересов и играть тонко. Я считаю, что уже это большой успех, особенно в отношении Японии, которая всегда говорила, что "мы никуда не торопимся". Ну, теперь Россия говорит "мы никуда не торопимся", в принципе.