Дональд Трамп и проклятие первых промежуточных выборов

Дональд Трамп и проклятие первых промежуточных выборов

30 октября 2018 г. 10:31

Дмитрий Дробницкий

У вас никогда не создавалось впечатления, что единственная цель проведения выборов состоит в проверке верности соцопросов? (Роберт Орбен)

Ровно через неделю, 6 ноября 2018 года состоятся промежуточные выборы в Конгресс США. Американцам предстоит избрать всех 435 представителей и 35 сенаторов из 100 (33 в рамках регулярных перевыборов и 2 в ходе специальных довыборов из-за досрочных отставок).

Страсти перед днем голосования кипят нешуточные. Политики всех рангов и «говорящие головы» не перестают повторять, что еще никогда так много не зависело от того, кто одержит победу в борьбе за законодательный орган Соединенных Штатов.

Справедливости ради стоит отметить, что точно так же говорили о промежуточных выборах 1994, 2002, 2010 и 2014 гг. И все же кое-что делает 6 ноября 2018 года особенной датой. Прежде всего потому, что в США свои первые два года в Белом Доме завершает весьма необычный президент. Еще год назад однопартийцы «лидера свободного мира», республиканцы, считали правилом хорошего тона дистанцироваться от Дональда Трампа и критиковать его по самым разным поводам. Теперь же большинство консервативных законодателей обращаются к несистемному политику за помощью.

Демократы до сих пор не могут отделаться от шока, который они испытали два года назад, когда «неизбежный победитель» президентской гонки Хиллари Клинтон «неожиданно» проиграла. Демпартия стремится как можно скорее «исправить случившееся недоразумение», показать, что потеря ими власти является лишь досадной случайностью.

Шесть месяцев назад либералы не скрывали, что контроль над Конгрессом им нужен прежде всего для того, чтобы объявить Трампу импичмент. Лишь за пару месяцев до выборов все разговоры об импичменте были в приказном порядке прекращены. Тем не менее, прессе стал известен список 52-х (!!) расследований, которые демократы планируют начать в отношении главы государства в случае получения большинства хотя бы в одной палате Конгресса. Кроме того, лидеры партии грозят начать расследование и в отношении недавно утвержденного судьи Верховного Суда Бретта Кавэно.

Каковы же шансы сторон? Согласно статистическим данным, накопленным за последние десятилетия, первые промежуточные выборы после избрания нового президента являются, как правило, крайне неудачными для партии, к которой этот президент принадлежит.

Так, в 2010 году, после первых двух лет правления Обамы, республиканцы отвоевали Палату Представителей. При этом они победили с таким перевесом, что ни в 2012-м, ни в 2016-м (несмотря на смелые прогнозы аналитиков) они так и не приблизились к тому, чтобы взять реванш. В 1996-м, в первые промежуточные выборы при Билле Клинтоне, республиканцы отвоевали у демократов обе палаты, несмотря на высокий рейтинг президента. «Проклятие» первых промежуточных выборов, как его называют в США, миновало лишь Джорджа Буша-младшего в 2002-м. Однако это были необычные выборы. Только-только случилось 11 сентября, и рейтинги правящей партии были очень высоки. Американцы решили не менять коней на переправе.

«Проклятие», как правило, объясняют двумя факторами. Во-первых, избиратели-победители, выбравшие верховного главнокомандующего, считают свою миссию выполненной. Они поставили у руля страны «своего парня» и теперь могут сосредоточиться на чем-то другом. Дело не только в усталости от большой политики, которая входит в каждый американский дом накануне президентских выборов, но и в необходимости прилагать большие усилия для того, чтобы отдать свой голос. Выборы проходят во вторник (а не в выходные, как в России и большинстве европейских стран), так что пик посещаемости участков приходится на утренние и вечерние часы. В это время перед урнами выстраиваются довольно внушительные очереди, в которых иной раз приходится стоять по несколько часов. И это в рабочий день!

Во-вторых, избиратели оппозиционной партии стремятся взять реванш после проигрыша президентских выборов. Поскольку вероятность того, что хозяин Белого Дома переизберется на второй срок статистически весьма высока, единственный вариант игры против «чужого» главы исполнительной власти — создать ему противовес в лице власти законодательной. Поэтому электоральная активность оппозиции на первых промежуточных выборах, как правило, значительно выше, чем активность их соперников.Согласно той же статистике, очень важен рейтинг президента перед выборами в Конгресс.

Если он ниже 50%, то у правящей партии серьезные проблемы. Они теряют много мест в Палате Представителей и имеют все шансы проиграть выборы в Сенат. Поскольку рейтинг у Дональда Трампа невысок, а оппозиционный электорат сильно наэлектризован, демократы прогнозировали мощную «синюю волну» (синий — цвет Демпартии). Они планировали буквально смести своих соперников и, обладая большинством в обеих палатах, начать расправу над ненавистным им президентом.

Не на руку республиканцам играл и тот факт, что большое количество их конгрессменов решили не участвовать в выборах. Об уходе на другую работу заявили три сенатора и тридцать семь представителей (для сравнения о неучастии в перевыборах объявили 18 конгрессменов). Как гром среди ясного неба прозвучало известие о том, что не планирует продолжать свою карьеру спикер нижней палаты Пол Райан.

Энтузиазм демократов был на самом пике, когда вдруг стали приходить не слишком обнадеживающие их известия. Буквально за две недели они растеряли все свое преимущества в сенатских предвыборных гонках. Сегодня, согласно синтетическому рейтингу Real Clear Politics, республиканцы практически гарантировали себе 50 мест в верхней палате. Демократы (включая двух союзных им независимых кандидатов) могут с той или иной степенью уверенности рассчитывать лишь на 44 места. В розыгрыше остаются 6 мест — от штатов Аризона, Монтана, Невада, Миссури, Индиана и Флорида. Республиканцам достаточно выиграть лишь одну из этих гонок, и они сохранят свое большинство. Многие эксперты прогнозируют, что с высокой долей вероятности, «слоны» даже упрочат свое положение в Сенате.

На выборах в Палату Представителей у Республиканцев дела значительно хуже. Согласно синтетическому рейтингу Real Clear Politics, они могут твердо рассчитывать лишь на 201 место, в то время как демократы — на 205. Примерно равны рейтинги кандидатов в 29 округах. Однако следует отметить два важных обстоятельства. Во-первых, сегодня республиканцы чувствуют себя гораздо увереннее, чем пару месяцев назад, когда результаты соцопросов «отдавали» им победу лишь в 190 округах.

Во-вторых, среди 29 округов, которые и решат судьбу нижней палаты, лишь в двух на выборах 2016 года выиграли демократы. Для получения большинства им нужно «перевернуть» ситуацию как минимум в 17 округах, в том числе в традиционно консервативных штатах, таких как Техас, Канзас, Кентукки и Юта, а также одержать верх победы в Огайо, Пенсильвании и Мичигане, где Трамп победил на президентских выборах.

Не стоит также сбрасывать со счетов фактор, который проявился два года назад. Тогда практически все соцопросы — включая подробные, с выкладкам не только по штатам, но и по округам — отдавали победу Хиллари Клинтон. Однако выяснилось, что многие избиратели попросту обманывали интервьюеров. Таких избирателей назвали «стесняющимися» (shy voters) — они говорили социологам то, что те хотели услышать (а возможно, то, что хотели услышать их родственники и соседи), а на выборах отдавали свой голос «невозможному» Трампу. Не исключено, что и сейчас среди избирателей есть «стесняющиеся», особенно в тех штатах и округах, в которых рейтинги кандидатов практически равны, а значит политический раскол проходит в буквальном смысле слова по каждому дому.

Не обошлось в этом году и без так называемых «октябрьских сюрпризов» — громких общенациональных событий за несколько дней или недель до выборов, которые способны оказать влияние на результаты голосования. В 2018-м «сюрпризы» были в основном трагические и тревожные. Сначала в США завелся новый почтовый бомбист, который в течение всей прошлой недели терроризировал высокопоставленных представителей Демократической партии и членов администрации экс-президента Барака Обамы. В пятницу злоумышленник был задержан. Им оказался 56-летний Цезарь Сэйок, бывший бодибилдер и стриптизер, ярый сторонник Дональда Трампа. Ни одна бомба не взорвалась и, судя по всему, рассылка вообще не предназначалась для убийства — только для устрашения.

Демократы и сочувствующие им СМИ поспешили обвинить хозяина Белого Дома в подстрекательстве ультраправых к экстремистским действиям. Сэйок и правда рассылал свои жуткие посылки главным противникам Трампа — Бараку Обаме, Джо Байдену, Максин Уотерс, Хиллари Клинтон, Джону Бреннану и др. Его фотографии с митингов в поддержку президента разлетелись по соцсетям. Сэйока тут же окрестили MAGA-бомбистом (MAGA — аббревиатура лозунга «Сделаем Америку снова великой!»).

В субботу 27 октября в пригороде Питтсбурга (штат Пенсильвания) 46-летний Роберт Бауэрс вошел в синагогу общины «Древо жизни» и со словами «Все евреи должны умереть!» открыл огонь из полуавтоматической винтовки. В результате 11 человек погибли на месте, еще шестеро получили ранения, включая четырех офицеров полиции, отреагировавших на стрельбу.

Бауэрса никак не назовешь MAGA-стрелком. Он был отъявленным антисемитом и, видимо, психически нездоровым человеком. Его забанили в Твиттере и на Фейсбуке, и он писал посты в социальной сети Gab.com, пользующейся популярностью у людей радикальных взглядов и сторонников теорий заговора. Питтсбурский убийца ненавидел Трампа и считал, что тот находится под управлением евреев, которые, по его мнению, последовательно уничтожают Америку. О президенте Бауэрс написал в Gab: «Для протокола. Я никогда за него не голосовал. И никогда не носил, не покупал и даже не притрагивался к MAGA-кепке».

Несмотря на то, что мейнстримные американские медиа попытались возложить вину за оба преступления на Дональда Трампа и поддерживающих его республиканцев, произошедшее на прошлой неделе вряд ли существенно повлияет на исход голосования через неделю. Избиратели, увы, уже начинают привыкать к тому, что насилие становится частью политической жизни США. Бесконечные потасовки на митингах, психологические атаки левых радикалов на членов администрации и конгрессменов в ресторанах, кинотеатрах, супермаркетах и даже в здании на Капитолийском холме рано или поздно должны были вызвать ответную реакцию у психически неустойчивых противников либеральных ценностей.

Подлил ли сам Трамп масло в огонь? Почти наверняка. Но политическое противостояние стало столь ожесточенным и принципиальным, что сторонники президента (или своего консервативного конгрессмена) вряд ли отступят в страхе даже перед новой гражданской войной. То, что в их стане оказался MAGA-бомбист, для них ничего не меняет. Мало ли сумасшедших по другую сторону баррикад! Достаточно вспомнить, что в июне 2017 года в Александрии (штат Вирджиния) активный сторонник Берни Сандерса Джеймс Ходжкинсон открыл огонь из полуавтоматической винтовке по конгрессменам-республиканцам, собравшимся на тренировку перед товарищеским матчем по бейсболу и тяжело ранил нескольких законодателей и полицейских.

С той же легкостью, с которой демократы (включая демократических социалистов) сочли старика Берни не несущим ответственность за вирджинского стрелка, республиканцы открестились от MAGA-бомбиста. Для неприсоединившихся избирателей действия радикалов и откровенных фриков обостряют выбор, но отнюдь не предрешают его. Они, как и до событий прошлой недели (или июня 2017-го) отдадут свой голос исходя из собственных соображений «наименьшего зла» или вовсе откажутся участвовать в выборах.

Между тем Дональд Трамп активно включился в предвыборную кампанию. Он практически ежедневно выступает с митингами в тех штатах и округах, от которых зависит исход выборов. Главная задача президента, конечно же, состоит не в том, чтобы убедить кого-либо проголосовать за республиканского кандидата, а в том, чтобы республиканские избиратели во что бы то ни стало пришли на избирательные участки, тем самым «расколдовывая» по крайней мере одну часть «проклятия».

Тем не менее, Трамп, по видимому, понимает, что отстоять Палату Представителей — во всяком случае, силами только своих преданных сторонников и партийного актива на местах — ему вряд ли под силу. В интервью агентству Associated Press президент высказал свою досаду на низкую активность Республиканского национального комитета и самих кандидатов. Он даже заявил, что не примет на себя вину за проигрыш на выборах, ибо сделал для нее все, что мог. В словах Дональда Трампа на предвыборных мероприятиях звучит отчетливый алармизм — отдадим победу 6 ноября, и конец всем нашим достижениям. Демократы начнут импичмент не только президента, но и судьи Кавэно. В общем, «голосуй или проиграешь»…

Но и у демократов нет полной уверенности в победе. Согласно опросу, проведенному либеральным телеканалом CNBC, «синяя волна» теряет свою силу. Возможно, она окажется слишком слабой для того, чтобы отобрать большинство у республиканцев в Палате Представителей. 48% опрошенных позитивно оценивают экономическую ситуацию в стране — максимальное значение за последние 11 лет. А когда в экономике дела идут хорошо, неприсоединившиеся избиратели предпочитают голосовать за статус-кво.

И все же ситуация остается для партии президента — а значит, и для нег самого — очень непростой. «Проклятие первых промежуточных» продолжает омрачать ему жизнь. Это «проклятие» оказалось очень живучим, несмотря на то, что политический ландшафт в США существенно изменился. Издание Real Clear Politics провело обширное социологическое исследование с целью нарисовать портрет избирателя образца 2018 года.

Результаты исследования оказались весьма интересными. Они рисуют картину, несколько отличную от той, к которой мы привыкли — расколе общества ровно пополам на две непримиримые группы. Авторы опроса утверждают, что избиратели делятся на пять групп, которые они назвали «племенами».

В первое племя входят убежденные сторонники так называемого «Сопротивления». Они ненавидят Трампа и Республиканскую партию, подчинившуюся ему. Таковых среди зарегистрированных избирателей примерно четверть. Чуть больше — 26% — составляют представители двух других групп. 12% входят в «племя Трампа». Это новое для американской политики явление, вызванное к жизни не столько появлением самого Дональда Трампа, сколько кардинальных изменений в социально-экономической жизни США. Еще 14% респондентов представляют собой «обычных» консервативных избирателей, которые проголосовали за Трампа как за защитника близких им ценностей. Для них важно, чтобы в Верховный Суд более не попадали либеральные судьи, налоги не повышались, а права ЛГБТ-сообщества не ставились во главу угла в их городе, округе и штате.

Четвертое «племя» представлено избирателями, которых социологи назвали «оторванными». В основном это молодые люди, в большинстве своем молодые. Они разочарованы обеими партиями и партийной политикой в целом. Их поведение в день выборов может быть разным — они запросто могут проголосовать «всем назло» или вовсе остаться дома. И таковых в США 24% от общего числа зарегистрированных избирателей.Наконец, пятая группа названа «независимыми синими». Таких людей в 1980-е называли «рейгановскими демократами». У республиканцев есть возможность привлечь их на свою сторону, однако лишь при определенных условиях. В 2016 году представители «пятого племени» голосовали как за Хиллари Клинтон, так и за Дональда Трампа. Кандидату-демократу выразили поддержку 56% из них, а республиканцу — 44%. Этого хватило для того, чтобы Трамп одержал победу.

Однако дальше начинается самое интересное. Лишь 16% «независимых синих» твердо намерены проголосовать за Трампа в 2020 году. 47% из них считают важным, чтобы контроль над Конгрессом установили демократы, 28% желают сохранения республиканского большинства. Авторам опроса не удалось достоверно установить, какая часть этого «племени» придет на выборы в 2018 и 2020 гг. От их явки и настроений непосредственно в день голосования зависит судьба выборов в Конгресс. Точнее, в Палату Представителей.

Если все пять «племен» не изменят своих предпочтений, то Трамп с высокой степенью вероятности победит на перевыборах 2020 года — снова получив меньше общенациональных голосов, но уверенно выиграв по числу выборщиков. Однако 6 ноября 2018 года демократы получат большинство в Палате Представителей.

Скорее всего, начинать процедуру импичмента президента (или судьи Кавэно) они не станут — у них не будет не то что двух третей, но даже простого большинства голосов в Сенате для снятия ненавистных им фигур с постов. Однако они подчинят себе комитеты нижней палаты, которым принадлежит особая роль в расследовании деятельности исполнительной власти. В частности, они имеют право выдавать ордера на предоставление документов, а также на допрос членов администрации и других свидетелей и подозреваемых.

«Русское дело», скорее всего, будет снова откопано из той могилы, где оно практически оказалось после двух с лишним лет расследования. Одновременно с этим — и это для Трампа хуже всего — надолго будет остановлено следствие в отношении заговорщиков из минюста, ФБР, ЦРУ и госдепа, которых практически уже прижали к стенке комитеты Палаты Представителей по разведке и надзору. Допрос свидетелей, знающих о начале «русского дела», уже привели к важным результатам. Совладелец нанятой демократами в 2016 году фирмы Fusion GPS Гленн Симпсон вынужден был воспользоваться Пятой поправкой (аналог нашей 51-й статьи конституции), а бывший юрисконсульт ФБР Джеймс Бэйкер подтвердил, что заговор о «подставе» для Трампа с использованием прослушки действительно обсуждался в минюсте.

Это расследование может подхватить соответствующий сенатский комитет, однако у верхней палаты гораздо меньше времени и ресурсов для его проведения. Кроме того, Сенат будет занят утверждением новых членов администрации, поскольку после января 2019-го ожидается очередная ротация в Белом Доме и федеральных ведомствах.По всей видимости, прекращения «охоты на ведьм», о котором с такой надеждой после саммита в Хельсинки говорили Владимир Путин и Дональд Трамп, придется подождать еще как минимум пару лет.

В том же случает, если социологи снова ошиблись, и республиканцы удержат большинство в обеих палатах Конгресса, реакцию демократов и либеральных медиа несложно предугадать. Что тут начнется! Это будет, хоть и недолгий, но страшный шторм. Просто буря столетия. Либералы сочтут, что русские (корейцы, китайцы, рептилоиды — не важно) обокрали их в день выборов уже во второй раз. В прессе будут вылиты ушаты грязи как на Трампа, так и на всех республиканских избирателей. О дремучести народа «америкашки» будут говорить из каждого утюга.

Для Демократической партии, несомненно, полезнее проиграть эти выборы. Тогда у них будет шанс на обновление руководства и создание новой программы, которая не будет строиться вокруг антитрампизма и «русской угрозы». Победа, даже частичная, станет для них, скорее всего, пирровой. К 2020 году они подойдут в полностью деморализованном состоянии.

Пока же на предвыборных мероприятиях демократов все чаще выступает Барак Обама. И активисты кричат ему: «Вернись!». Он отвечает с хитрым прищуром: «Даже ради вас я не нарушу конституцию!». И зал недовольно гудит…

А в Белом Доме колдует над смартфоном, рассылая твиты, Дональд Трамп и думает, как же ему избавиться от «проклятия» первых промежуточных выборов.

Чьи «заклинания» окажутся сильнее, мы узнаем уже совсем скоро.