Наследники Лоуренса Аравийского

Наследники Лоуренса Аравийского

26 октября 2018 г. 11:06

Леонид Поляков

11 ноября 2018 года будет повсеместно отмечаться столетняя годовщина окончания Первой мировой войны. А среди тех, кого будут «поименно вспоминать» на Британских островах, может оказаться имя Томаса Эдварда Лоуренса, который в 1914-1916 гг. организовал так называемое «Арабское восстание» в тылу у Оттоманской империи. В связи с чем и вошел в анналы истории под ником «Лоуренс Аравийский».

Впрочем, поскольку «Восток – дело тонкое», а так называемый «Ближний Восток» (если «глядя из Лондона») – дело «еще более тонкое», постольку прогнозировать тональность и модальность этих воспоминаний на берегах Темзы крайне затруднительно. В столетней ретроспективе Лоуренс – вроде как образцовый британский "герой". Инициатор и вдохновитель, так сказать, «Арабской весны», которая дала жизнь (хотя и очень кратковременную) единому арабскому государству со столицей в Дамаске.

Но, помещенный в сегодняшний геополитический контекст, тот же Лоуренс может смотреться несколько по-другому. А именно, как один из отцов-основателей того режима, который считается «рассадником» (идеологическим и финансовым) радикального исламизма, легко мутирующего в самые бесчеловечные и кровавые формы экстремизма и терроризма.

Понятно, что прямую ответственность на Лоуренса за, например, деятельность Бен Ладена или за 9/11 возлагать невозможно. Но всё равно, при взгляде на тот запутанный клубок противоречий, который все туже завязывается на этом самом «Ближнем Востоке» и, особенно, в связи с делом саудовского журналиста Джамаля Хашогджи, невольно возникает вопрос: а может зря Лоуренс сто лет назад туда полез? Может, без него турки с арабами как-нибудь бы разобрались, и, может модернизационный проект Кемаля Ататюрка, распространенный на весь Аравийский полуостров, заблокировал бы исламистский радикализм, что называется, «на подходе»?!

Впрочем, оставим сослагательное наклонение для поклонников альтернативной истории и переместимся в сегодня. Потому что треугольник Анкара - Эр-Рияд – Лондон совершенно явственно прочерчивается, как и столетие назад. Убийство с расчленением в саудовском консульстве в Стамбуле журналиста, да не простого, а из знатного саудовского рода, да еще и колумниста The Washington Post – событие неординарное.

Не удивительно, что президент Турции Эрдоган пытается из него выжать максимальные сиюминутные политические дивиденды. И, не исключено, что будет пытаться использовать этот казус для реставрации былого оттоманского господства на Ближнем Востоке. Если не в буквальном, то хотя бы в символическом смысле – за счет компрометации и «нейтрализации» Саудовской Аравии как стратегического партнера США в этом регионе.

В самих же США «стратегического партнера» уже пожурили, и даже до такой степени, что президент Трамп возмутился той версией объяснения гибели журналиста, которую предложили саудиты. Но тот же Трамп четко обозначил границы «воспитательных» мер: что угодно, только не отказ от оружейной сделки на 110 млрд. долларов. Ведь это – уход таких громадных денег то ли к России, то ли к Китаю! И потеря миллиона рабочих мест. Ну не стоит таких жертв даже очень элитный и почти американский журналист.

Вот и на «туманном Альбионе» среди наследников Лоуренса Аравийского просматривается нечто подобное. Послушаем, например, вполне туманное заявление министра иностранных дел Джереми Ханта: «У нас установлено важное стратегическое партнерство с Саудовской Аравией, включающее сотрудничество в области обороны и безопасности, которое спасло множество жизней на улицах Британии. У нас есть и торговое партнерство, которое поддерживает тысячи рабочих мест. Но и при том, что наш ответ будет тщательно продуманным, я дал ясно понять: если чудовищные истории, про которые мы читаем, окажутся правдой, то это фундаментально несовместимо с нашими ценностями и, мы будем действовать соответственно».

В этом спиче интересна последовательность: если Трамп сразу говорил о санкциях, но потом объяснял, почему их, по сути, не будет, то Хант фактически сразу объясняет, что к стратегическому партнеру санкции применять не надо, а потом (при условии «если») обещает «соответствующие действия». Но эти действия, в свою очередь, тоже обусловлены: «Действия, которые Британия и наши союзники предпримут, будут зависеть от двух моментов: первое – от правдоподобия окончательного объяснения, предоставленного Саудовской Аравией, и второе – от нашей уверенности в том, что столь чудовищный эпизод не может быть (и не будет!) повторён».

Ну, насчет правдоподобия «финального объяснения» того, почему несчастному Хашогджи сначала отрезали пальцы руки, а потом – еще живому – отрезали голову, можно не сомневаться. После двухнедельной попытки уйти в «несознанку» и утверждения, что «ничего не знаем» и «он сам куда-то пропал», финальная (или полуфинальная?) версия теперь выглядит так: якобы журналист сам спровоцировал драку и в ходе этой драки его случайно убили. Не хотели. Но так получилось. Виновные – аж 18 человек, будут «строго наказаны». А сам-то король, как и наследный принц – ничего не знали.

Это – чтобы не намекали, как тот же Хант, которому версия случайного убийства не показалась правдоподобной: «Когда у нас будет полный отчет о совершенных преступлениях, которые были описаны Саудитами как убийство, тогда к ответственности должны быть привлечены те, кто отдал приказ эти преступления совершить, а не только те, кто их совершил».

Однако грозные слова в адрес «стратегического партнера», раздающиеся из Foreign Office, как-то не слишком удовлетворяют британскую общественность и парламентскую оппозицию. Газета Daily Express, обычно правительство поддерживающая, вышла с редакционным комментарием под заголовком «Преступление, которое должно повлиять на наши отношения с Саудитами». Похоже, что даже у лоялистов терпение заканчивается, и они начинают прессовать власти в самой чувствительной для них самих области – правозащите.

Комментарий заканчивается так: «Становится все более невозможно игнорировать пренебрежение правами человека в Саудовской Аравии. Но до сих пор наше правительство по этому поводу почти ничего не говорит. Обещание министра иностранных дел Джереми Ханта о том, что «мы отнесемся к инциденту со всей серьезностью», поскольку «дружба зависит от разделяемых ценностей» - вряд ли демонстрирует твердость. А почему мы в любом случае хотим дружить с Саудовской Аравией? А потому, что мы продаем им оружие и покупаем у них нефть. Но список обвинений против Саудовской Аравии растет каждый день. Может быть, пришла пора для морали стать важнее коммерческих интересов».

Поскольку последнее предложение не снабжено знаком вопроса, может сложиться впечатление, что редакция категорически утверждает: пора-таки «пришла». Но, поскольку само предложение построено в модальности «может быть», то вполне допустимо предположение, что еще «не пришла». Однако с этой неопределенностью вроде бы не хочет мириться британская оппозиция, для которой предоставляется очень удобный повод – помимо душераздирающего Брекзита – выставить правящую коалицию (тори, главным образом) в не очень приглядном свете.

В распоряжении The Guardian оказалось письмо, адресованное Джереми Ханту, которое подписали представители пяти оппозиционных партий в Вестминстере: лейбористы, либерал-демократы, шотландские националисты, «Зеленые» и валлийская партия Plaid Cymru. «При многократном повторении этих насилий и зверств, - заявляют подписанты, - теперь трудно предположить, какое преступление саудовское правительство должно еще совершить, чтобы правительство Соединенного Королевства осудило их».

Разумеется, нельзя исключать и даже, скорее, можно предполагать, что авторами письма движет, прежде всего, и исключительно моральный пафос. Ведь действительно, от одного только описания смерти Джамаля Хашогджи, которое стало доступно в изложении источника из турецких спецслужб, у любого нормального человека кровь в жилах точно должна «стынуть». Но, не будем забывать, что авторы – политики. И при том – оппозиционеры. Да еще в Вестминстерской системе, которая построена на принципе регулярных дебатов. А посему даже праведный моральный гнев должен служить вполне прагматичной для оппозиции политической цели: свалить правящую коалицию.

И авторы последовательно бьют именно в эту цель: «Невозможно вести дела как обычно с режим, который демонстрирует вызывающее пренебрежение и неуважение к международному праву и правам человека. Постоянное бездействие вашего правительства явно несовместимо с такой нашей самой базовой ценностью как демократия. Мы считаем неприемлемым тот факт, что правительство Соединенного Королевства не только отмалчивается, но и активно поддерживает этот Саудовский режим».

В чем конкретно выражается эта поддержка? Оппозиционеры напоминают, что Британия «продолжила снабжать Саудовскую Аравию оружием, которое было использовано в разрушительной войне в Йемене; постыдным образом выкатила красный ковер для Саудовского наследного принца в ходе государственного визита в этом году; и постоянно оправдывала их действия в Палате Общин».

В общем, пришла пора действовать: осудить «безрассудное и варварское поведение» саудитов, остановить продажу оружия для использования в Йемене на время расследования предполагаемых военных преступлений. А так же сообщить общественности детали британского дипломатического представления, которое было сделано Саудитам и поддержать требование независимого расследования судьбы Джамаля Хашогджи.

У вас нет ощущения, что «гора родила мышь»? Ну да – можно и «осудить», можно и детали представления обнародовать и потребовать «независимого расследования». И даже «приостановить» продажу того оружия, которое Саудовская Аравия использует в войне против хуситов в Йемене. То есть – не вообще перестать продавать саудитам любое оружие, а только отдельные его виды… Смело, ничего не скажешь. Особенно в сравнении с тем, как британское правительство реагировало на казус Скрипалей.

Напомню, что тогда уже через 10 дней после загадочного «отравления» в Солсбери, Тереза Мэй на основании всего лишь “highly likely” заявила о высылке 23 российских дипломатов и других санкциях против России. И затем к этой позорной «акции солидарности» присоединились еще больше чем полсотни «союзников» и просто сочувствующих.

А что сейчас? Отвечая в среду на вопрос лидера фракции шотландских националистов Йена Блэкорда (Ian Blackford) о мерах против саудитов, Тереза Мэй заявила: «Мы в самых - насколько возможно – сильных выражениях осудили убийство журналиста Джамаля Хашогджи и после его исчезновения дали ясно понять, что Саудовская Аравия должна сотрудничать с Турцией в проведении полного и достоверного расследования. Заявление о том, что м-р Хашогджи умер в ходе драки, не является достоверным объяснением. Так что действительно сохраняется настоятельная потребность в том, чтобы установить: что произошло в связи с этим».

Еще премьер-министр заверила депутатов в том, что ни один из тех, кто причастен к убийству журналиста, в Британию допущен не будет. И что у визы будут у них отозваны. А на прямое требование Блэкфорда прекратить продажу оружия Саудовской Аравии ввиду «гуманитарной катастрофы» в Йемене (по отчету ООН там голодают около 16 млн. человек!) Тереза Мэй заявила, что правила торговли оружием в Соединенном Королевстве - «одни из самых жестких в мире».

Согласитесь – явное дежавю из эпохи Холодной войны 1.0. Тогда практика покровительства и покрывания «своих сукиных сынов» - брутальных диктаторов - была необсуждаемой нормой в зоне «демократии и свободы». Похоже, что в нынешней Холодной войне 2.0 наши «западные партнеры» не прочь использовать прежние, казалось бы, забытые, но все еще работающие, инструменты.

Только с одной важной поправкой. В те далекие времена второй половины 20-го века какой-нибудь Дювалье, Трухильо или Пиночет получали моральную индульгенцию из Вашингтона и того же Лондона в том смысле, что своими зверствами противостояли «абсолютному Злу» - Коммунизму. Сегодня Запад практически без всякого «фигового листка» морали включает мотивацию Homo oeconomicus’а: бесценные права человека и даже жизнь человека измеряются в конкретных у.е. – фунтах или долларах.

Особая ирония всей этой истории заключается в том, что в роли защитника базовых ценностей западной цивилизации выступает Тайип Реджеп Эрдоган, воспринимаемый Западом уже почти как диктатор. Именно он требует экстрадиции 18-ти исполнителей акции захвата, убийства (с последующим уничтожением улик) Джамаля Хашогджи.

Именно он настаивает на проведении всестороннего расследования и открытого судебного процесса на территории страны, где преступление было совершено – то есть в Турции.Так что сегодняшние наследники Лоуренса Аравийского в Соединенном Королевстве должны будут почувствовать особой дискомфорт, если его имя будет упомянуто в связи со столетней годовщиной окончания Первой мировой. Для того ли «солдат Империи» поднимал арабов на национально-освободительную войну против Оттоманской Порты, чтобы сто лет спустя его наследники брали уроки защиты европейский ценностей у Порты нынешней?!

Вряд ли.