Осеннее обострение по-саудовски на турецком фоне

Осеннее обострение по-саудовски на турецком фоне

24 октября 2018 г. 14:47

Владимир Аватков

Убийство журналиста Хашоги в Турции породило множество разговоров и относительно прав человека, и относительно соблюдения и трансформации Венской конвенции о дипломатических сношениях. Но наиболее значимым представляется политический резонанс, то, что это показывает с точки зрения геополитики, региональных и мировых политических процессов.

Следствие по делу, как говорится, ведут знатоки – турецкие. Очевидно, здесь не удастся как-то присовокупить ко всем грехам Гюлена, хотя – не исключено. Вопрос в ином: каждый факт этой трагедии представляется странным. Убийство и расчленение американского журналиста саудовского происхождения, причем где – в консульстве. Загадочные часы Apple, которые срабатывают волшебным образов. Наличие у турецкой стороны видео или аудио (что, неужели прослушивали консульство?). Длительное молчание сторон. Так можно перечислять долго.

Но самое удивительное – реакция США, которые свято верят в демократию, но готовы закрывать глаза на происходящее из-за оружейных контрактов. Только ли из-за них? Отнюдь. Цена на нефть пошла вниз из-за заявлений саудитов о увеличении добычи, якобы – из-за необходимости вытеснения Ирана с учетом санкций. Но вряд ли события совпадают по времени просто так.

Турция же явно выжидала, лишь намекнув на наличие у нее доказательств. Дело в том, что Анкаре было и остается важным использовать данный факт в своих военно-политических целях. У Турецкой Республики не ладятся отношения с Саудовской Аравией по многим вопросам – и по Катару, и, что важнее, по Сирии.

У Анкары есть шанс показать, что она региональная и даже – в какой-то степени – мировая держава не бряцанием оружия (как это было во времена сбитого российского военного самолета), а умением брать на себя ответственность и отвечать за созидание мира. Сделать ей это предстоит на примере небольшого участка севера Сирии, где полно военизированных групп, подчиняющихся разным «хозяевам», в том числе – саудитам. Если по линии Москва-Тегеран-Анкара диалог налажен, то намного сложнее обстоят дела у как минимум двух из трех центров с Эр-Риядом.

Сложившаяся ситуация – козырь в руках Турции при взаимодействии с Саудовской Аравией. Длительное молчание турецкой стороны – желание выйти на контакт до публичных заявлений. Судя по словам Эрдогана, договориться пока не удается, поэтому – происходит эмоциональный вброс в медиа. Так, президент Турции уже отметил, что преступление с Хашоги было тщательно спланировано, в страну прибыли саудовские силовики, разведчики и судмедэксперты.

Эрдоган мыслит глобально, заниматься малым ему явно неинтересно, посему если выступает в ООН – то говорит, что «мир больше пяти», требует реформы Совбеза, если говорит об убийстве журналиста – то отмечает, что «Венская конвенция не позволяет использовать дипломатический иммунитет в качестве прикрытия перед следствием по делу о таком диком убийстве» и, по сути, ратует за ее пересмотр.

Если разобраться с сутью вопроса, то турецкий президент прав в том, что требуется немедленно найти виновных, а то получается странно: в Солсбери сразу обвиняют Россию без суда и следствия и накладывают санкции, а тут – убийство, да какое и где, а последствия – где они?

Судя по сообщениям Reuters, уже появилась информация о заказчике убийства. Агентство указывает на советника наследного принца, который управлял процессом по Skype. Отбрасывая дикость – но совершенно не исключая такую возможность, учитывая нрав отдельных саудитов, – стоит сосредоточить внимание на ином: по данным СМИ, запись разговора по скайпу есть в распоряжении Турции. И вот здесь – много риторических вопросов…

Происходящие события – показатель, что на Ближнем Востоке все так же неспокойно, по крайней мере – в плане межгосударственного взаимодействия. Конфликтные линии остаются и каждое малое (относительно мировой политики) событие приводит к активизации конфликтности. Американцы умудрились поссориться практически со всеми сторонами, своими действиями и бездействием способствовать многим выгодным с точки зрения России процессам.

Однако не стоит забывать, что их конек в том, чтобы из хаоса создавать выгодные комбинации. Важным является и то, что Турция, становясь надрегиональной державой, увеличивает свою самостоятельность, но должна помнить об ответственности; можно ей, учитывая наши связи, периодически об этом напоминать.

Неизменно одно – Россия со своими инициативами была и остается фактором мира и надеждой на создание новой устойчивой региональной подсистемы международных отношений. Чаще всего следует говорить о необходимости усиления активности российской внешней политики, но иногда лучше постоять в стороне, спокойно формируя книгу будущего.