Почему Валдай такой большой?

Почему Валдай такой большой?

21 октября 2018 г. 10:17

Алексей Мухин

Пятнадцатый Большой Валдай был посвящён проблемам России и её нынешнему очень сложному статусу в мировой политике и экономике.

Один из участников заседаний прямо назвал три страны, которые формируют мировую повестку дня: Китай, США, Россия или Россия, Китай, США или США, Россия, Китай - в любой произвольной последовательности.

С этим согласились многие эксперты. Дело в том, что Европа к нынешнему моменту потеряла возможность формировать свою международную позицию, оказавшись в форматах НАТО и G7. Ранее в G8 Россия хоть как-то уравновешивала амбиции США, но превращение в формат "семёрки", в общем, понизило статус этой организации, что моментально сказалось и на остальных её участниках - они оказались в ловушке, согласившись на вывод России оттуда и с ними банально перестали считаться США.

"Валдайский формат", в принципе, предполагает свободный обмен мнениями между экспертами, политиками и госдеятелями, что всегда даёт поразительную синергию: есть возможность оказать влияние на текущую повестку дня и даже сформировать определённые тренды в госуправлении.

Что, собственно и произошло на этот раз: понадобилось серьёзное разъяснение (и оно было дано) нашим "западным партнёрам" что российская сторона вкладывает в понятие "война будущего" и куда может завести неосторожная и даже рискованная политика наших "партнёров". Стало ясно, что это не будет, как полагают некоторые участники событий, "лёгкой прогулкой" за российскими ресурсами.

Стало окончательно ясно, что Китай стал гораздо серьёзнее относиться к своему партнёрству с Россией - китайская делегация на заседание Валдай-клуба, в частности, не только выросла, но и была поднята на качественно новый уровень - перед валдайцами выступали действующие партийные функционеры КПК, так сказать, высшего эшелона.

На данном этапе развития Валдай-клуб, и это стало ясно после его 15-го заседания, нуждается в дополнительных возможностях и даже полномочиях, так как он давно превратился в инструмент большой политики, но ещё не освоился в этой роли в полной мере.

Возможно следующий год развития перед 16-м заседанием будет для него решающим: изменится и статус, и формат работы с экспертным сообществом, и с действующими политическими деятелями. На мой взгляд, уже давно пора на системной основе использовать опыт бывших госдеятелей разных стран, применяя его самым живым и непосредственным образом.