Паника вокруг Яндекса: это не про санкции

Паника вокруг Яндекса: это не про санкции

21 октября 2018 г. 10:05

Скандал и паника вокруг предполагаемой покупки 30% акций Яндекса Сбербанком - это не скандал про Грефа и это не скандал про санкции. На самом деле перед нами, с одной стороны, отголосок давнего и уже давно всем надоевшего спора о роли государства в российской (и не только российской) экономике, а с другой стороны - это отголосок свежего и еще мало кому надоевшему спора о допустимой роли государства в российском (и не только российском) интернете. Судя по котировкам Яндекса, условные государственники оба спора проигрывают. Но это временное явление.

Реакция на слухи о покупке акций Яндекса квазигосударственным банком - сильно неортодоксальна с точки зрения истории финансовых рынков. Обычная реакция на любые слухе о вхождении крупного инвестора - это резкий рост цены акций, причем чем богаче и влиятельнее покупатель - тем лучше. В случае Яндекса реакция была обратной, и это, скорее всего, вызвано несколькими причинами.

Во-первых, Сбербанк является "токсичным" покупателем с точки зрения риска введения американских санкций, и вероятно многие американские инвестфонды начали превентивно избавляться от бумаги. Тут ничего не поделаешь, хотя нельзя не отметить, что главный рынок для Яндекса - это Россия, так что его уязвимость перед возможными санкциями - вопрос дискуссионный.

А во-вторых, если посмотреть на реакцию профильных СМИ, российских опинион-мейкеров из инвестиционной среды, да и рядовых инвесторов в соцсетях, то получается, что российские держатели акций продают не из-за риска санкций, а из-за твердой уверенности в том, что государство своим вмешательством уничтожит компанию, и превратит ее в "высокотехнологичный гибрид Почты России и райсобеса".

Забавно, но если бы в капитал Яндекса зашел бы, например, государственный инвестфонд Сингапура, то такой реакции не было бы. Тут дело именно в том, что наши собственные инвесторы искренне не доверяют, а зачастую довольно активно ненавидят именно российское государство. Вдвойне забавно, что, например, государственный инвестиционный фонд Норвегии совершенно спокойно инвестирует в российский Сбербанк, то есть не видит в нем какой-то экстраординарной токсичности или неэффективности управления.

Определенные политические установки, зафиксированные в сознании российского инвест-сообщества, мешают ему осознать, что Яндекс был изначально обречен на сотрудничество (в более мягкой или жесткой форме) с государством, в той же мере, в которой на сотрудничество с государством (в том числе со спецслужбами, дипломатами и т.д.) обречены Гугл и Фейсбук в США, Тенцент и Байду в Китае и т.д. Интернет, уже не является и никогда не будет, пространством, свободным от государства.

Интернет стал слишком важен и это осознают все, и вопрос лишь в том, каким образом будет происходить учет государственных интересов в процессе работы частных интернет-компаний. Если (уже опровергнутые) сообщения о покупке 30% Яндекса именно Сбербанком все-таки окажутся правдой, это будет означать, что выбран крайне мягкий вариант воздействия, в котором Яндекс получит помимо прочего доступ к серьезнейшим финансовым ресурсам Сбербанка, получит доступ к его бигдате, получит доступ к оффлайновой инфраструктуре Сбербанка и обязательно получит регуляторные преференции в процессе перехода страны в цифровую экономику.

Если этот сценарий реализуется, то причин для того чтобы покупать бумаги главной российской ай-ти компании будет явно больше, чем причин для их продажи.