Ремейк 1968-го в США. Где ваши цветы, левые?

Ремейк 1968-го в США. Где ваши цветы, левые?

17 октября 2018 г. 10:26

Дмитрий Дробницкий

Миром правит не демократия. Уясните это. Этим миром правит насилие. Но думаю, об этом лучше умолчать (Боб Дилан)

Удивительно мало в 2018 году говорили о 1968-м. А ведь все-таки юбилей — 50 лет минуло с тех пор!

Понятно, что в России вспоминают куда более драматичные события столетней давности — революцию (кто-то называет оба ее этапа переворотом, крахом и т.п.) и начало гражданской войны. Что нам 1968-й на эдаком-то фоне! Мы разве что можем поспорить о событиях в Чехословакии и порожденной ими так называемой доктриной Брежнева.

Историографы диссидентского движения могут кулуарно обсудить «дело четырех» и письмо девяносто девяти. Энтузиасты отечественной космонавтики с тоской расскажут о запусках зондов «Луна-14» и «Зонд-5» и неудачном совместном полете «Союза-2» и «Союза-3». 50 лет назад стало окончательно понятно, что СССР проиграл космическую гонку своему идеологическому противнику.

В США с освоением космического пространства дела шли куда лучше. НАСА рвалось к искусственному спутнику Земли. В 1968 году были осуществлены запуски «Аполлона 7» и «Аполлона 8». Последний с тремя астронавтами на борту облетел Луну.А вот на политическом поле было крайне неспокойно. Были убиты Роберт Кеннеди и Мартин Лютер Кинг. По всей стране шли антивоенные демонстрации. Университеты практически превратились в революционные штабы. Антикапиталистические настроения среди молодежи были на пике. Погромы, поджоги автомобилей и столкновения с полицией стали обычным делом. Дело доходило и до кровавых перестрелок с правоохранителями. В основном в них отметились «Черные пантеры», которые, не стесняясь, патрулировали «братские кварталы» с винтовками наперевес.

Всё вдруг кончилось в начале ноября, когда президентом США стал республиканец Ричард Никсон с его опорой на «молчаливое большинство». Митинги все еще проводились. Студенты и многие преподаватели не переставали требовать немедленного мира во Вьетнаме. Но ощущение скорой катастрофы улетучилось. Словно по команде вся страна разошлась по домам, чтобы посмотреть по телику полет «Аполлона 8».

Сейчас события 1968 года часто романтизируются, особенно участниками событий (не со стороны полиции, само собой) и сочувствовавшими. Словно не было выстрелов, драк, вандализма, крови и смертей. Все запомнились цветы, джинсы-клеш, фенечки, секс, наркотики и рок-н-ролл. «Make love, not war» — вот символ 1968-го. Как будто не было войны на улицах городов и призывов физически устранять представителей истеблишмента, миллионеров и прочих «проклятых империалистов».

Левые предпочли «забыть» о том, что главным лозунгом того мятежного года была никакая не «love», а именно что «war» — насилие, насилие и еще раз насилие. Нет, не только физическое. «Традиция» ловить на улицах не только представителей власти, но и простых зажиточных горожан и подолгу не отпускать их, выкрикивая оскорбления, родилась именно тогда.

Отчасти в этом забвении о разгуле левого насилия повинны… консерваторы. Не все из них стали жертвами и даже свидетелями побоищ и психологических атак на улицах городов. От многих простых американцев всё это было бесконечно далеко. В конце концов, эка невидаль, эти бунты и перестрелки! Но по стране шагала сексуальная революция. Рука об руку с рок-н-роллом и наркотиками. Набирало обороты движение за легализацию абортов. Повсюду появлялись плакаты с атеистическими и откровенно антиамериканскими лозунгами. Телеящик транслировал это в каждый дом. Консервативным гражданам казалось, что близится конец света. И эти граждане пошли и проголосовали за Никсона. Им казалось, что дверь в ад закрылась надежно и надолго. Возможно, навсегда.

Таким все и осталось в памяти. Хиппующая девушка в обнимку с хиппующим парнем с гитарой. Оба курят марихуану и подыскивают место для акта свободной любви. Для одних — ужас, для других — идеал. Левые были романтичными длинноволосыми пацифистами. Make love, not war. Стреляли? Били стекла и жгли автомобили? Издевались над домохозяйками? Нет, это не мы. Мы всем дарили цветы.

Конечно, это ложные воспоминания. Удивительно не то, что они возникли — любой психиатр вам скажет, что так часто бывает. Удивительно то, как быстро они улетучились. Мартина Лютера Кинга сегодня в США гораздо чаще цитируют консерваторы. Даже «невозможный» Дональд Трамп делает это. Но кому нужен доктор Кинг сегодня? Ведь он говорил о ненасильственном протесте. О цивилизованности и примирении…

В 2007-м Хиллари Клинтон с удовольствием комментировала свою давнишнюю фотографию, на которой она запечатлена во время антивоенного протеста. Лента в нечесанных волосах, бесформенный сарафан, кулак поднят вверх — всё по классике. «Мы мирно использовали свое конституционное право». Все по закону. Цивилизованно.

В 2018-м она уже не говорит о мире и цивилизованности. В своем недавнем интервью она заявила: «Если нам повезет, и мы (демократы — Д.Д.) выиграем в борьбе за Палату Представителей и Сенат, тогда мы сможем снова позволить себе стать цивилизованными. Но до того времени — нет. Единственная вещь, которую Республиканская партия признает и уважает — это сила».

Хиллари, как всегда, опаздывает и плетется в конце колонны. Ее коллеги по либеральному лагерю уже давно говорят о том, что никакой цивилизованности в политической борьбе быть не может, когда речь идет о победе над «силами зала» — Трампом и консерваторами. Конгрессвумен Максин Уотерс призвала активистов не давать прохода «подельникам Трампа» (членам администрации, сенаторам и т.д.), «собирать толпу и кричать им в лицо».

Но и Уотерс лишь повторяет за «партактивом», который взял эту тактику на вооружение еще в 2017-м. Сотрудников Белого Дома, известных республиканских политиков и консервативных комментаторов преследуют в ресторанах, магазинах, кинотеатрах и даже на заправках. В университетах создана атмосфера полной нетерпимости к любой точке зрения, отличной от радикальной либерально-социалистической. Студенты и даже преподаватели пресекают любую попытку выступления консервативного спикера в кампусах. Сочувствующих пришедших послушать, бьют. Затем звенят разбитые стекла, горят и переворачиваются автомобили.

И это было еще до того, как по всей стране прокатилась волна беспорядков (протестами их назвать не получается), связанных с утверждением Сенатом кандидатуры судьи Верховного Суда Бретта Кавэно. Левые активисты осадили Капитолий, Белый Дом и здание ВС. Они кричали: «Уберите его, и мы уйдем!». Они стучались в дубовые двери здания высшей судебной инстанции, ловили сенаторов в лифтах и коридорах. И кричали, кричали, кричали… Когда Кавэно все-таки утвердили в должности, демонстранты никуда не ушли. Во всяком случае, ушли не все. «Это еще не конец!» — было написано на их плакатах.

В штате Орегон беспорядки не утихают уже почти полгода. Активисты перекрывают улицы, оскорбляют прохожих и водителей, провоцируют драки. Полиция кажется запуганной. Офицеры стоят в стороне и молча наблюдают за происходящим. То ли ждут повода вмешаться, когда дело окончательно запахнет жаренным, то ли получили строгий приказ не препятствовать «раздаче цветов».

По всей Америке нападению подвергаются штабы Республиканской партии. Пока обошлось без жертв — пострадало лишь имущество.

Это было бы полным ремейком (говоря точнее — перезапуском франшизы) 1968-го, если бы не новые креативные приемы. Сексом, наркотиками и рок-н-роллом уже никого не удивишь. Бесы лезут наружу, не чинясь. Организация под названием «Главный бруклинский оккультный книжный магазин и духовное пространство сообщества» (что бы это ни значило) объявило о скором сборе круга ведьм с целью наслать порчу на судью Кавэно, президента Трампа, а также на «всех насильников и в целом на патриархальный уклад». На своем сайте оккультисты призывают неравнодушных граждан пожертвовать «кто сколько может» на колдовство.

Состоялся ли круг ведьм в Бруклине или нет, неизвестно, зато в этом же районе Нью-Йорка в местах выгула собак появились маленькие карикатурные статуэтки Дональда Трампа и таблички «Пописай на меня». Так мило и художественно, правда?

Большое внимание уделяется воспитанию подрастающего поколения. Выпуском анимационного комедийного сериала «Наш мультяшный президент» творческие люди не ограничились. В интернете появляется все больше профессионально сделанных роликов, в которых детей 7-12 лет призывают «не быть таким, как Трамп». На прошедшей неделе разгорелся скандал в штате Калифорния, когда стало известно, что в одной из школ учительница рекомендовала детям к просмотру один из подобных «шедевров».

В другой школе, в штате Миннесота, средняя школа была вынуждена уволить учительницу за твит: «Никому не нужен еще один человек в команду для убийства Бретта Кавэно?». В штате Колорадо при въезде на территорию учебного заведения появилась надпись F*ck Kavanaugh». И это только те недавние случаи, которые стали известны благодаря активности родителей и местного населения.

Тем временем центральная пресса уже не просто осуществляет политическую агитацию. Она печатает сводки с мест боевых действий. В издании The New York Times 7 октября появилась статья Чарьза Блоу с говорящим названием «Либералы, это война!». Автор требует изменить конституцию (по существующей, видимо, выборы никак не выиграть), для чего, по его мнению, необходимо собрать конвенцию штатов (эта мера ни разу не применялась за всю историю США). А чтобы убедить местных и федеральных законодателей пойти на этот беспрецедентный шаг, надо «не оставлять их в покое ни на минуту».

Блоу поддерживает боевой дух единомышленников и разъясняет им всю серьезность момента: «Люди, поймите, Кавэно — всего лишь один солдат, хотя и важный, в гораздо более масштабном сражении. Перестаньте думать, что вы участвуете в стычке. Вы на войне».

Внимание «прогрессивной общественности» на прошлой неделе было переключено на еще одного «солдата» — известного чернокожего исполнителя хип-хопа Канье Уэста, который побывал в Белом Доме и открыто выступил в защиту Дональда Трампа. «Это безумие голосовать за демократов только потому, что ты черный!» — заявил Уэст перед телекамерами.

Реакция либералов на поступок рэпера была бурной и жесткой. В прямом эфире CNN ведущий несколько раз назвал Канье недопустимым в Америке словом «ниггер». Весь фокус в том, что журналист сам чернокожий. Музыканта назвали «домашним ниггером». А затем прозвучало философское: «Пример Канье Уэста показывает, что происходит, когда ниггер не читает». В записи данный фрагмент уже не повторяли, а с видеохостинга YouTube были удалены все содержащие его ролики. Правда, в тот же день демарш ведущего CNN был показан на телеканале Fox News.

Впрочем, не в оскорблениях журналистов состоит главная проблема исполнителя хип-хопа. Чернокожие активисты забрасывают его угрозами. Они обещают «разобраться с черным, который предал братьев». Уэст был вынужден отменить один из своих концертов и усилить охрану.

Описание нового «издания» 1968 года было бы неполным без упоминания одной важной купюры в сценарии. В 2018 году левые все так же агрессивны и безапелляционны. Вот только нет многотысячных маршей за мир. Никто не требует обуздать воинственных вашингтонских ястребов, вывести откуда-нибудь войска и прекратить нагнетать международную обстановку. Наоборот, либералы лишь подливают масло в огонь, призывая наконец разобраться с «проклятыми русскими», которые «обокрали» Демпартию на выборах два года назад.

Как я уже писал выше, 50 лет назад катастрофы не случилось. Американцы избрали президентом консерватора, а уличные активисты — те, что похитрей — стали пристраиваться в истеблишмент Демократической партии.

Чем всё закончится на сей раз, никто не знает. Но если либеральная тусовка при поддержке медиа не спровоцирует новую гражданскую войну, и всё как-нибудь уляжется, то о чем будут, спустя десятилетия, вспоминать нынешние непримиримые левые?

Думаю, на этот вопрос ответ известен. Они снова примутся рассказывать о любви и цветах. Для этого, правда, нужно, чтобы они проиграли. В противном случае они станут говорить об оправданности репрессий. Мол такое было время, иначе никак. Страна летела в пропасть. Чтобы спасти ее, надо было каленым железом выжечь врагов…

В общем, они будут говорить слова, которые нам очень хорошо известны из нашей истории.