Помягчение 282-й: разжигателей станут воспитывать перед тем, как карать

Помягчение 282-й: разжигателей станут воспитывать перед тем, как карать

3 октября 2018 г. 15:19

Максим Соколов

282 ст. УК РФ "Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично, в том числе с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть Интернет" служит предметом нареканий очень давно.

Теперь вопрос сдвинулся с мертвой точки. В Думу поступила президентская новелла, устанавливающая, что возбуждающее высказывание, произнесенное впервые, не влечет за собой уголовной ответственности, но только административную, криминален же лишь рецидив в течение года. Т. е. повторное разжигание, но спустя несколько лет также декриминализировано. А в силу общего принципа (ст. 10 УК РФ), который устанавливает, что закон, улучшающий положение осужденного, а равно подследственного, имеет обратную силу, в случае введения новеллы в действие все лица, впервые осужденные по 282-й – а таких подавляющее большинство, рецидивисты крайне немногочисленны – будут освобождены от наказания и с них будет снята судимость.

Те, кто порицал 282-ю главным образом за нечеткость предмета преследования и вытекающее из этой нечеткости редкостное головотяпство правоприменителей (особенно провинциальных), когда, например, под статью подпала публикация фотографии с Парада Победы 24 июня 1945 г. изображающая, как бросают к подножию Мавзолея лейбштандарт фюрера с большущей свастикой, что интерпретировалось, как разжигание, -- те могут быть максимально довольны.

Сложнее с другими, которые исходят из того, что слово в принципе не должно быть наказуемо, т. е. декриминализировано должно быть любое высказывание, не содержащее прямого призыва к насилию. Звучит хорошо и даже прекрасно, но дьявол начинается в деталях. Высказывание "Представители такой-то нации – грязные животные (вар.: гнусные злодеи)" не является прямым призывом к насилию, но всего лишь суждением. Автор высказывания вправе заметить, что он только высказывал свое мнение, а так и Бог бы ними, с этими представителями. При том, что фактически это погромная агитация и сильно погромная.

Опять же кроме того варианта, что единомышленники автора проникнутся его идеей и пойдут громить грязных животных и гнусных злодеев, возможен и другой исход: представители такой-то нации, выслушав такое высказывание, оскорбят действием того, кто так говорит. Что так, что эдак общественного благочиния не прибавится. А общественный мир – достаточно важная ценность, чтобы ее охранять. В том числе и силой закона, ибо альтернатива закона есть самосуд, а с ним можно далеко пойти.

Тем более, что налицо пример США, где есть 1-я поправка к Конституции, прямо запрещающая Конгрессу принимать 282-ю статью. Казалось бы, с такой поправкой говори, что хочешь. На практике мы наблюдаем угар политкорректности, с запретом на вчера еще невинные слова, причем это не просто идиотизм каких-то активистов, это стройная система строжайших запретов, легко ломающая жизнь тому, кто говорит чуток не по шерсти. Но 282-й при этом нет, не будем клеветать и наговаривать.

Это к тому, что гони запреты в дверь – они могут с десятикратной силой войти в окно, и второе будет куда горше первого. Пример Сияющего Города на Холме – и если бы только Сияющего Города – тому порукой.

Так что тактика постепенного и контролируемого смягчения, возможно, является оптимальной. Ибо размашистый либерализм – "Все запреты враз отменяем, отныне полная свобода, гуляй, рванина, от рубля и выше!" – порой приводит к результатам, весьма далеким от желаемого. Постепеновство как-то безопаснее.