Российские законы становятся гражданам ближе

Российские законы становятся гражданам ближе

21 сентября 2018 г. 16:53

Новое исследование Фонда общественного мнения (ФОМ), проведенное 15-16 сентября текущего года зафиксировало рост числа людей, которые стали лучше относиться к российскому законодательству.

Социологи зафиксировали зафиксировали максимальный показатель одобрения гражданами действующих в стране законов с 2001 года. Если в феврале 2001-го в плохо к российским законам относилась почти половина респондентов, то сейчас этот показатель достиг 25%. Существенно поменялась доля затруднившихся ответить - с 27% в 2014-м до 22% в 2018-м.

Политолог Антон Хащенко считает такую динамику весьма оптимистичной:

  • Во-первых, кто бы что ни говорил о том, что суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения, у нас в целом законопослушное общество. 74% полагают, что закон нужно соблюдать, даже если он, по их мнению, плохой. При этом, выросло количество уверенных в том, что правоохранительные органы хорошо следят за соблюдением законодательства - с 21% в 2001 до 36% в текущем году.

Во-вторых, понемногу, но сокращается количество тех, кто считает, что наши законы нужно ужесточать – с 55% в 2001 до 39% в 2018-м. И, напротив, чуть-чуть подросло число полагающих, что законы следует сделать мягче – с 9% в 2001 до 11% в 2018-м.

В-третьих, вселяет оптимизм динамика оценок населением качества российских правовых актов. За все время наблюдения, начиная с начала века, сегодня отношение людей к законам достигло максимальных показателей одобрения. Подозреваю, что, если бы не пенсионная реформа, которая однозначно влияет на общее восприятие происходящего, этот показатель был бы еще выше.

О чем это свидетельствует? Не в последнюю очередь, это оценка качества законотворческого процесса в стране и работы всех связанных с этим институтов, и прежде всего, основного, с которым ассоциируется принятие законов - Государственной Думы. Которая по сравнению с прошлыми созывами (особенно периодом «бешеного принтера»), очевидно, стала куда более профессиональной и самостоятельной.

Действительно, Госдума седьмого созыва под председательством Вячеслава Володина с первых дней работы взяла курс на то, чтобы сломать закрепившейся за предыдущими созывами, мягко говоря, не слишком позитивный образ нижней палаты.

Заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин напомнил "Политаналитике":

  • Если мы посмотрим на историю нашей Государственной думы, то мы увидим, что она в течение разных лет подвергалась разной критике. Например, в 90-е годы ее критиковали за то, что депутаты писали неактуальные законы. И с точки зрения граждан их было слишком много, но большинство из них никак не соответствовали действительности.

Был, напомню, закон о пчеловодстве. Но он вызывал такой диссонанс в обществе, когда людям зарплаты задерживали на несколько месяцев, когда люди не могли купить самое необходимое, а депутаты принимали законы, смысл, которых для людей не ясен. И прежде всего эти законы не актуальны. Это ощущение, что депутаты занимаются чем-то неактуальным было и естественно снижало авторитет парламента.

Дальше был период, когда Дума подвергалась критике за так называемый феномен "взбесившегося принтера". То есть спешно принимались законы, которые подвергались критике общества. И тут выделялось два фактора. Один из которых заключался в том, что многие из этих законов наносили ущерб правам человека. А с другой стороны получалось, что депутаты выступали только в качестве исполнителей, то есть просто принимали законы, которые им спускали из разных ведомств, без всякого обсуждения. И конечно, степень уважения была не велика.

При этом Алексей Макаркин отметил, что нынешний состав Госдумы в корне сломал эту ситуацию. Даже не слишком разбирающимся в законотворческом процессе гражданам очевидно, что все резонансные законопроекты, такие как закон "О реновации", закон решающий проблемы "дольщиков", и конечно, весь массив пенсионного законодательства, включающий доработки в том числе УК, и иных правовых документов проходят процедуру широкого обсуждения, включая публичные общественные слушания.

Само по себе это уже повышает доверие как к обсуждаемым документам, так и к институту их принимающему, то есть нижней палате.

Не малую роль сыграл и фактор многоступенчатого фильтра, введенный в седьмом созыве, когда любой документ, кем бы он ни вносился, депутатом или группой депутатов ли, правительством ли, проходит экспертизу, созданного в ГД экспертного управления, которое к тому же может привлекать сторонних узких специалистов. Затем проект обсуждает в профильном комитете, во фракциях, а подчас и на Совете думы.

Еще одним важным фактором стал фактический запрет на внесение инициатив депутатов, вовсе не предназначенных для принятия, а рассчитанных исключительно на информационный шум и самопиар.

Таких документов в Думе от предыдущих созывов скопилось не мало. И нынешним депутатам пришлось потратить не мало времени, чтобы разгрести законодательных завалы своих предшественников.

Конечно, говорят эксперты, отвечая на вопросы социологов респонденты, скорее всего, подробно не думают обо всех этих аспектах, однако общее ощущение о том, что законодательная власть стала работать лучше, внимательнее к людям, четче у людей есть. В первую очередь за счет все тех же резонансных инициатив, упомянутых выше.

Тот, кто внимательнее следит за политической жизнью в стране, так же видит, как усилилось взаимодействие законодательной и исполнительной власти. В Думу для обсуждения или представления того или иного правительственного законопроекта приезжает профильный министр. И законотворцы подробно расспрашивают его обо всех аспектах вносимого документа.

Не прошла мимо и позиция руководства Думы о том, что в работе палаты надо руководствоваться принципом "лучше меньше, да лучше", когда парламент не гонится за количественным показателем, а сосредоточен на качестве законопроектов.

Наконец, люди напрямую видят действие того или иного закона, который был необходим для решения конкретной проблемы. Здесь примером могут служить и поправки в Налоговый или Лесной кодекс. Не редко форму законопроекта, а затем и закона приобретают аккумулированные просьбы самих жителей.

Всем этим и обусловлены те показатели, которые представлены в опросе ФОМ.