История одного увольнения: из-за чего взбунтовались немцы

История одного увольнения: из-за чего взбунтовались немцы

21 сентября 2018 г. 17:08

Кирилл Бенедиктов

Часть первая: Охота на людей в Хемнице

Контрразведка – это чистенькая комфортабельная комната, вроде канцелярии; там сидит чиновник с высшим образованием и вежливо разговаривает вроде меня. Вы имеете дело с Европой, молодой человек! Лев Славин «Интервенция»

Во вторник, 18 сентября, глава Федеральной службы защиты конституции Германии (BfV) Ханс-Георг Маасен лишился своего поста. Лишился, несмотря на покровительство министра внутренних дел Германии Хорста Зеехофера, который, как сообщала пресса, напрямую связывал возможное увольнение главы контрразведки со своей дальнейшей политической судьбой: на прошлой неделе Маасен якобы заявил некоторым представителям партий «большой коалиции»: «Хорст Зеехофер сказал мне, что если я провалюсь, то провалится и он».

Увольнение Маасена стало результатом компромисса трех политических сил, входящих в большую коалицию: ХДС, ХСС и СДПГ. Попытки Зеехофера (ХСС) защитить своего подчиненного (Федеральная служба защиты конституции Германии подчиняется министру внутренних дел) ни к чему не привели: головы Маасена требовала бундесканцлерин Ангела Меркель и председатель СДПГ Андреа Налес. Единственное, чего удалось добиться Зеехоферу, это пристроить Маасена на высокий пост в свое министерство: экс-шеф контрразведки станет теперь статс-секретарем МВД. Тем не менее, результат специальной встречи глав «большой коалиции» был воспринят в Германии как поражение баварского политика.

«Это дает СДПГ то, чего они теоретически хотят, Зеехофер может и дальше оставаться бесхребетным, а Меркель получает некоторое облегчение», - написала в своем твиттере вице-президент «Альтернативы для Германии» Беатрикс фон Шторх.

Маасен поплатился за то, что посмел высказать мнение, отличное от «линии партии» - по крайней мере, такова официальная версия. «Одна из худших вещей, которые могут случиться с главой контрразведки – обвинения в симпатиях к крайне правой партии», - написал журналист Хериберт Прантл в газете «Sueddeutsche Zeitung». Именно это с Маасеном и произошло.

«Охота на людей в Хемнице»

В 3 часа ночи 26 августа в саксонском городе Хемниц, где накануне проходил городской праздник, случилась драка.

Если верить распространившейся в сети информации, началось все с того, что несколько беженцев-мусульман напали на девушку. Леволиберальные СМИ настаивают на том, что девушки в этой истории не было в принципе: эта деталь важна, поскольку, по неофициальным данным, в Хемнице было зафиксировано рекордное для этих мест количество изнасилований: с 1 января 2018 г. их совершено здесь 60, причем в 56 случаях насильниками выступали беженцы (еще в 4 случаях полиции не удалось установить виновных). Впрочем, официальная статистика по сексуальным преступлениям в Хемнице засекречена – как и во многих других регионах страны, где живут беженцы. Цифры, появляющиеся в соцсетях и в пабликах консервативных правых групп, как правило, взяты из неверифицируемых источников – их сливают сочувствующие правым сотрудники полиции.

Если допустить, что началось все с попытки очередного изнасилования, то неудобная правда о криминальной ситуации в Хемнице может всплыть на поверхность. Поэтому-то девушку, с которой все началось, правоохранительные органы Хемница даже не искали.

https://www.youtube.com/watch?v=xSOetJ4V0Do

За девушку вступился 35-летний столяр Даниэль Хиллиг – наполовину немец, наполовину кубинец. Даниэль и двое его друзей – Юрий и Дмитрий (из русских немцев) сумели отбить девушку у горячих восточных парней, но силы были слишком неравны – беженцев было не меньше десятка. Даниэля зарезали, Юрий и Дмитрий получили серьезные ножевые ранения (позже по соцсетям разошелся слух, что один из русских умер в больнице, но это, к счастью, не подтвердилось). В официальном заключении о смерти Хиллига были указаны 5 ножевых ранений; в соцсетях писали о 25 – Даниэля фактически исполосовали ножами.

На следующий день жители Хемница вышли на улицы.

Хемниц (в саксонском произношении скорее Кемниц, бывший славянский Каменец – исторически эту область населяли лужицкие сербы) в ГДР именовался Карл-Маркс-Штадт. Это рабочий город, где, как и во многих регионах бывшей Восточной Германии, очень сильны антимигрантские настроения – жители Хемница не так подвержены звучащей из каждого утюга пропаганде толерантности и мультикультурализма, чем послушные и дисциплинированные «весси».

Первый митинг, организованный местным отделением партии «Альтернатива для Германии», собрал немногим более ста человек. Он прошел мирно – собравшиеся возложили цветы к месту убийства Даниэля, послушали выступления представителей «АдГ» и разошлись по домам. Но к вечеру того же дня там же, на месте убийства, собралось не менее тысячи человек, откликнувшихся на призыв городской организации футбольных фанатов "Kaotic Chemnitz", которую Федеральная служба защиты конституции считает правоэкстремистской и в которой, как выяснилось, состоял Хиллиг. После митинга толпа двинулась в центр города – ее пытались не пропустить туда наряды полиции, и тогда в правоохранителей и журналистов полетели пивные бутылки.

Больше всего СМИ, освещавшие события в Хемнице, поразили два факта: то, что гнев митингующих обрушился не только на беженцев, но и на журналистов (толпа выкрикивала «Лживая пресса!»), и то, что в демонстрации участвовали далеко не только праворадикальные футбольные фанаты и «известные в городе неонацисты» (как выразилась Deutshe Welle). «Были и вполне добропорядочные граждане, считающие, что местная полиция миндальничает с беженцами, утаивает информацию о совершенных ими правонарушениях и не обеспечивает надлежащую безопасность на улицах города».

Однако основные события развернулись на следующий день. Вечером в понедельник на улицы Хемница вышло несколько тысяч человек, организованных движением Pro Chemnitz («За Хемниц») – его в СМИ называют «правопопулистским». Из других городов Саксонии и Тюрингии стали съезжаться десятки «русских немцев» - по соцсетям прошла информация, что в Хемнице «наших бьют», что сразу же мобилизовало русскоязычную молодежь Восточной Германии. Полиция перекрыла въезды в город и не пустила «экстремистов» из числа русских немцев.

Как это обычно бывает в Германии, резко мобилизовали свои ресурсы левые и антифа (в правых кругах считают, что это резерв МВД для борьбы с правым экстремизмом). Общественное движение Chemnitz Nazifrei ("Хемниц без нацистов"), а также другие пропагандисты толерантности вывели на свою демонстрацию около 1500 человек. С криками: «Нет расизму и насилию!» и «Выбросить национализм из головы!» левые набросились на «правопопулистов». С обеих сторон полетели пустые бутылки и файеры. Досталось и полиции, которая в ответ применила водометы. В ходе беспорядков были избиты трое иностранцев – сириец, афганец и болгарин, которого в суматохе тоже приняли за беженца.

Ролики о происходящем в Хемнице всколыхнули всю Германию. В тот же день, 27 августа, офис бундесканцлера осудил участников акции протеста. Официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт, говорящий от лица Ангелы Меркель, заявил, что «Германия не приемлет самосуда и распространения ненависти», и что «группам, которые хотят распространять ненависть на улицах, нетолерантности и экстремизму нет места в Германии». Зайбер также подчеркнул, что власти «самым решительным образом осуждают охоту на ведьм в отношении людей другой национальности».

Но еще накануне – в воскресенье 26 августа – в твиттере стал распространяться вирусный ролик под названием «Охота на людей в Хемнице. Неонацисты и хулиганы сегодня способны на все». В 19-секундном ролике, снятом на мобильный телефон и выложенном на YouTube-канале Antifa Zeckenbiss («Антифашистский укус клеща») группа молодых людей нападает на некоего молодого мужчину ближневосточной внешности, который в панике от них убегает. Слышны крики «Проваливайте!» и сленговые выражения, которыми в молодежной среде обозначают беженцев.

Во вторник глава полиции Хемница Соня Пенкель собрала пресс-конференцию, речь на которой шла исключительно о «правом насилии» и опасности социальных сетей, которые позволили «экстремистам» организоваться и повысить «градус ненависти». В мероприятии, помимо самой фрау Пенкель, участвовали министр внутренних дел земли Саксония Веллер и обер-бургомистр Людвиг (тоже фрау). Ни один из них не произнес ни слова сочувствия или соболезнования семьям погибших: все, что они говорили, касалось только опасности «нового уровня эскалации», призывов к умиротворению и спокойствию и демонстрациям правых, которые были названы «абсолютно недопустимыми».

Опять прозвучали слова об «охоте на людей» и в доказательство продемонстрирован пресловутый ролик Antifa Zeckenbiss. Впоследствии этот ролик десятки раз крутили в эфире федеральных каналов. Показывали и «жуткие» кадры демонстрации правых в Хемнице: там коротко стриженые мускулистые парни вскидывали руки в нацистском приветствии (в просторечии – кидали зиги) и выкрикивали антимигрантские призывы.

Все это сопровождалось нескончаемым потоком либеральной демагогии, в котором терялась истинная причина происходящих в Хемнице событий. Примером может послужить такой пассаж из статьи Ханса Пфайффера (Deutshe Welle):

«Ненависть людей на улицах направлена не только против политики в отношении беженцев или лично Ангелы Меркель. Она направлена против демократии в Германии в целом. Оголтелая толпа отрицает каждый параграф конституции ФРГ: о достоинстве человека, равенстве граждан, запрете на дискриминацию на почве религии, происхождения или половой принадлежности. Эти новые правые на протяжении десятилетий сражаются против всех, кто придерживается иных политических взглядов, против людей с другим цветом кожи, а в последние годы - особенно активно - против мусульман. Они следуют традициям Адольфа Гитлера, используют нацистские приветствия, превозносят преступления вермахта во Второй мировой войне и преследуют своих оппонентов, где только могут. Они хотят, чтобы на улицах снова царил террор».

В своем обличении страшной правой угрозы, нависшей над хрупкой немецкой демократией, либералы слегка перестарались. После того, как в адрес протестующих в Хемнице прозвучали с высоких трибун слова «чернь» и «сброд», партия Альтернатива для Германии потребовала от федеральных властей извиниться за оскорбительные заявления о том, что в демонстрациях принимали участие «подонки», устроившие «травлю» и «охоту на людей». После этого перепуганный глава правительства Саксонии Михаэль Кречмер, выступая в дрезденском ландтаге, пошел на попятный: «Ясно: не было никакого сброда, никакой травли, никаких погромов». Однако, верный линии партии, Кречмер тут же подчеркнул, что его позиция и осуждение выступлений в Хемнице остаются неизменными и не противоречат взглядам фрау бундесканцлерин Ангелы Меркель.

А беспорядки в Хемнице все продолжались. Спустя неделю после убийства Даниэля, 1 сентября, в городе состоялся «марш убитых» - траурное шествие с немецкими флагами. В нем приняло участие более 4500 противников миграционной политики Меркель (приняло бы и больше, но тех, кто хотел поддержать Pro Chemnitz, полиция под разными предлогами останавливала на подходах к городу. Зато не препятствовала левым и антифа, которые организованно прибывали на поездах из Дрездена и Лейпцига: более того, обеспечивала новоприбывшим охрану и сопровождение до центральных улиц города.

В Хемниц были переброшены полицейские отряды из других городов Саксонии, в итоге полицейских набралось больше 2 тысяч. 8 часов Хемниц находился «на особом положении», а все последующие дни федеральные каналы транслировали «картинку», доказывающую, что в Саксонии поднял голову отвратительный и опасный неонацизм. А член фракции социал-демократов в Бундестаге Зёрен Бартоль даже подал заявление в полицию по поводу того, что он и его группа во время «марша убитых» были атакованы группой неонацистов.

И тут, как гром среди ясного неба, прозвучало заявление главы Федеральной службы защиты конституции Германии Ханса-Георга Маасена.

Особое мнение

7 сентября на сайте (и в печатной версии) газеты Bild было опубликовано интервью Маасена, в котором он публично дезавуировал официальную позицию руководства Германии по вопросу «охоты на людей в Хемнице». «Нет никаких доказательств того, что видеозапись с предполагаемым инцидентом, распространяющаяся в интернете, является подлинной, - сказал Маасен журналистам. – Пocлe oцeнки вcex coбытий у мeня пoявилиcь пpичины гoвopить o цeлeнaпpaвлeннoй дeзинфopмaции c цeлью oтвлeчь внимaниe oбщecтвeннocти oт убийcтвa в Xeмницe».

Если бы погромы в городе были, добавил глава контрразведки, его ведомство, несомненно, об этом бы знало. Но оно ни о чем таком не знает.

Позволив себе выступить с особым мнением, Маасен совершил непростительную – с точки зрения берлинских бюрократов – ошибку. Он осмелился пойти против всесильной бундесканцлерин, которая к тому моменту не раз успела осудить «охоту на людей» в Хемнице. Больше того: он сделал это на следующий день после того, как Меркель заявила, что на видеороликах из Хемница видна «очень явная ненависть и преследование ни в чем не повинных людей».

Немедленно последовала реакция со стороны левых. Вице-председатель Бундестага Томас Опперман (СДПГ) в тот же день дал интервью радиостанции Deutschlandfunk, в котором попытался опровергнуть точку зрения шефа контрразведки. «Мы видели изображения (все та же сомнительная видеозапись, - К.Б.), мы слышали свидетелей. Мы видели, как люди на улицах открыто практикуют нацистское приветствие… У нас есть государственная монополия на насилие, и, откровенно говоря, защищать ее – это задача главы ведомства по защите конституции».

К этому моменту в сети широко распространилась информация о том, что «кидание зиги» в Хемнице было постановочным, в роли бритоголовых неонацистов перед камерами позировали «антифа». Телеканал ARD, освещая новые митинги в Хемнице, вместо актуальных видео, показал заготовки недельной давности – с теми же постановочными выкриками. Когда правда всплыла на поверхность, канал был вынужден принести извинения за «ошибку». Кроме того, Генпрокуратура, проверявшая заявление «героя» ролика «Охота на людей» Алихассаана Сарфараза о том, что он был атакован разгоряченной толпой и получил несколько ударов пивной бутылкой, не нашла подтверждений тому, что в Хемнице «происходила так называемая охота на людей». Разумеется, Маасену это было известно лучше, чем кому-либо другому. Однако для левых все было уже ясно: в Хемнице творилось ужасное (обижали беженцев), а глава контрразведки явно симпатизировал страшным неонацистам.

Между тем, правительство делало все возможное, чтобы «решить проблему Хемница». Нет, не ужесточить контроль над беженцами и не усилить поиски убийц Даниеля (двое подозреваемых были арестованы «по горячим следам» - один оказался беженцем из Сирии, второй – из Ирака, также в розыск был объявлен еще один иракец – но нападавших на Хиллига и его друзей было, по словам Дмитрия и Юрия, около десяти). Зато местные и федеральные власти организовали в городе контрдемонстрации под лозунгом «Нас больше!» (впрочем, «больше» все равно не получилось) и большой концерт с участием известных в ФРГ музыкантов [1].

Параллельно ведомство Маасена получило приказ усилить наблюдение за партией «Альтернатива для Германии» - именно ее Меркель и ее левые партнеры по коалиции считают главной опасностью для немецкой демократии. Непосредственным поводом для этого послужило участие главы АдГ в ландтаге земли Тюрингия Бьорна Хоке в демонстрациях в Хемнице. Во время «марша убитых» 1 сентября он шел в первых рядах демонстрантов рядом с лидерами движения PEGIDA Лутцем Бахманном и Зигфридом Дебритцем. Хоке – политик с неоднозначной репутацией. Школьный учитель по профессии, он в прошлом году попал в эпицентр скандала в самой АдГ, был обвинен в пронацистских симпатиях и едва не подвергся исключению из рядов партии. Но в Хемнице Хоке проявил себя миротворцем: в один из самых критических моментов противостояния между правыми и антифа он вдруг… громко запел колыбельную песню и предотвратил казавшееся неизбежным столкновение.

Приказ в ведомстве Маасена энтузиазма не вызвал. Представитель саксонского отделения контрразведки заявил, что ведомство «не поддерживает» наблюдение за политической партией (АдГ) в свободном государстве. Левые немедленно вцепились в это заявление: ага, значит, контрразведка симпатизирует «Альтернативе»! Страна на пороге государственного переворота!

Министр внутренних дел Хорст Зеехофер – шеф и покровитель Маасена, в основном разделявший его скептическое отношение к «охоте на людей» – был вынужден попросить главу контрразведки предоставить письменные ответы на вопросы о правомочности своих заявлений. Маасен написал четырехстраничное письмо, в котором повторял: он по-прежнему считает, что 19-секундное видео под неправомерным заголовком «Охота на людей в Хемнице» было опубликовано неким YouTube-каналом Antifa Zeckenbiss – вероятно, левоэкстремистской направленности – с целью добиться определенного влияния на аудиторию и отвлечь ее от убийства Даниэля Хиллига.

Маасен подчеркивал: нет оснований сомневаться в подлинности конкретно этой записи, но этот небольшой фрагмент не позволяет достоверно судить о событиях в Хемнице. Кроме того, добавил Маасен, он хотел поддержать главу правительства Саксонии Михаэля Кречмера, который признал, что массовых антимигрантских погромов в Хемнице не было.

Это письмо нисколько не облегчило положение Маасена – левые истерически требовали его головы. Лидер СДПГ в Бундестаге Андреа Налес, срываясь на крик, заявила: «Для руководства партии абсолютно ясно, что Маасен должен уйти в отставку! Меркель должна действовать немедленно!».

Однако у Маасена нашлись и защитники. Самым влиятельным, конечно, был сам министр внутренних дел Зеехофер – он быстро понял, что атака на шефа контрразведки в конечном счете нацелена на него самого. Но были и неожиданные союзники: в поддержку Маасена вдруг выступил обер-бургомистр Тюбингена Борис Пальмер, заявивший: «Кому я должен верить - антифе или главе Ведомства защиты Конституции?». Удивительно в данном случае то, что Пальмер – член партии «зеленых», совсем уже леволиберального заповедника.

(Окончание следует)

[1] Правда, ничего хорошего из затеи с концертом не вышло: несколько приглашенных музыкантов выступили с песнями, «полными насилия и ненависти» (https://germania.one/paradoks-27-minut-nenavisti-na-koncerte-protiv-nenavisti/)