Кому раскол, а кому и радость

Кому раскол, а кому и радость

18 сентября 2018 г. 18:40

Максим Соколов

Печальная мудрость "Кому война, а кому и мать родна" применима не только к войне в прямом смысле слова, но и войне церковной, т. е. к расколу, он же схизма.

Сползание к церковной схизме, своей ожесточенностью все более напоминает события почти тысячелетней давности, когда в 1054 г. по приказу Константинопольского Патриарха Михаила Керулария в Константинополе были закрыты все латинские церкви, Святые Дары в них были осквернены, и кончилось тем, что папский легат кардинал Гумберт возложил на престол в Св. Софии грамоту об отлучении. Патриарх Керуларий ответил тем же, и единство христианского мира никогда более не восстанавливалось.

Тогда мудрости – и даже простого воспоминания о том, что молитва о съединении (а не о разъединении) святых Божиих Церквей ежедневно возносится на литургии – не хватило ни Риму, ни Константинополю. Все были заняты своими заботами. А равно и своими страстями, амбициями и желанием первенствовать во что бы то ни стало. И до сего дня Рим и Константинополь дают весьма разную трактовку событий великой схизмы. Точно так же, как и сегодня наблюдается большое разнообразие версий.

Но это разнообразие в основном сводится к тому, что имеет место спор хозяйствующих или же политически властвующих субъектов.

Версия о церквах, как хозяйствующих и спорящих субъектах, довольно давняя, восходящая еще к временам Просвещения, но от этого не переставшая быть устойчивой в определенных кругах. Неверующие люди, которые держатся этой версии, исходят из того, что никакой духовной истины нет, по крайней мере в Церкви (бог Кислород – это иное дело, там, может быть и есть), а все споры и расколы вызваны конкуренцией за паству, которая приносит доходы. То есть святейший Варфоломей задумал оттягать у святейшего Кирилла украинские церковные доходы, а равно ценную недвижимость, а тот, понятное дело, недоволен.

В чистом виде получается крайне пошлый редукционизм, согласно которому кроме пищевого инстинкта духовенство вообще не имеет никаких мотиваций, поэтому иногда тут прибавляется еще и властолюбие, ибо жажда повелевать тоже является довольно сильным инстинктом.

Далее начинается диалектика. Вроде бы, согласно прогрессивно-атеистической логике, поссорились два равночестных обманщика, и у критически мыслящей личности нет оснований сочувствовать ни тому, ни другому. Однако, на поверку выясняется, что Порошенко (который вроде бы не духовная особа, но в схизме принимает самое деятельное участие) и Фанар вызывают куда большее сочувствие. Поскольку расколоучители тоже принимают участие в движении европейским шляхом – они же на той, а не на московской стороне – и тем самым заслуживают поддержки и одобрения.

То есть мы давно и сознательно покончили со сказками о Христе и всегда рады обличить московских прохиндеев в рясах, однако фанарские прохиндеи в рясах находятся на правильной стороне истории, и поэтому мы их всячески одобряем и поддерживаем. Опять же что плохо для Русской Церкви, то для нас пустячок, а приятно.

Сходно мыслят и те церковные диссиденты, которые со сказками о Христе вроде бы не покончили – по крайней мере, открыто, - однако неприятие священноначалия РПЦ и, в первую очередь, Патриарха Кирилла столь сильно, что действует принцип "враг моего врага – мой друг". Главный тезис церковных либералов заключается в том, что хитон Христов раздирается Патриархом Кириллом, а Денисенко, Порошенко, фанариоты, заокеанские епископы-бандеровцы суть овцы кроткие супротив Кирилла, который всюду ходит, аки лев рыкающий, иский кого поглотити.

Тут, кстати, церковные либералы несколько погорячились – по крайней мере, в тактическом смысле. Впрягаясь на стороне Фанара и демонстрируя полное безразличие к украинской пастве, которую сейчас ждут нелегкие времена – дело пахнет гонениями за веру, - они демонстрируют неважные качества сердца, а равно и ума. Хотя им не привыкать – разве не то же полнейшее безразличие они явили и являют к жителям Донбасса, на которых братская любовь церковных либералов не распространяется.

Но, впрочем, эта общая политическая закономерность. Как либералы вообще, так и церковные либералы, в частности, давно и со смаком плюнули на прозелитизм и свидетельство об истине. Их модель -- секта верных-праведных, и возжегши светильник, они ставят его под кровать.

А на вопрос, кто виноват в расколе, ответ примерно тот же, что и при исследовании вопроса, кто начал какую-нибудь войну. Как известно, чьи войска продвинулись в первый день на чужую территорию, тот и начал. Хотя конечно, не очень ясно, зачем либеральной общественности – как околоцерковной, так и совсем атеистической – так уж горячиться с поддержкой киевских и фанарских политиков.

Зачем нужно Порошенко, бандеровцам, фанариотом поджигать новый конфликт, хотя бы понятно. Зачем вроде бы не столь незаинтересованным людям становиться на ту сторону, непонятно совсем.