Пенсионная реформа: Путин и оппозиция апеллируют к разным эмоциям

Пенсионная реформа: Путин и оппозиция апеллируют к разным эмоциям

31 августа 2018 г. 10:38

Обзор прессы 31 августа

Российская пресса продолжает комментировать обращение Владимира Путина к гражданам страны по поводу пенсионной реформы.

По данным «Коммерсанта», выступление президента посмотрели почти 1,5 млн москвичей и 70% из тех, кто смотрел телевизор. По сравнению с другими президентскими телеформатами в этом году обращение пользовалось большей популярностью.

Владимир Путин нечасто обращается к гражданам напрямую, отмечает газета. Помимо традиционных новогодних обращений, в последние годы президент выступал в аналогичном формате несколько раз. В том числе он призывал принимать участие в президентских и думских выборах, благодарил за победу в президентской кампании, а также рассказывал о прекращении боевых действий в Сирии.

Высокие доля и рейтинг обращения, посвященного пенсионной реформе, связаны исключительно с темой и только с ней, говорят эксперты. Общество было взбудоражено повышением пенсионного возраста несколько месяцев; к тому же обращение показывали по многим каналам, и в сочетании с интригой это добавило рейтинга. Высокими были надежды на смягчение реформы, объясняет популярность обращения политолог Константин Калачев. Он полагает, что реальное число зрителей еще выше, потому что «любой канал можно посмотреть в прямом эфире через интернет даже с рабочего места, что многие и сделали».

«Президент — самая рейтинговая фигура; когда такое прямое обращение накладывается на громкую тему, — получается высокий рейтинг и доля», — полагает политолог Петр Быстров. Он добавляет, что формат обращения — «экстраординарный для нашей политической жизни», а пенсионная реформа «сейчас одна из самых важных и обсуждаемых тем, особенно в регионах, где идет избирательная кампания».

Несистемную оппозицию Путин не убедил, констатирует «Независимая газета». Либеральные партии и политики раскритиковали заявление президента о смягчении пенсионной реформы.

Как заявил лидер ПАРНАСа Михаил Касьянов, телеобращение президента показало, что все политические институты страны мертвы. Касьянов считает, что объявленный набор смягчений ничего в реформе не меняет по существу. При этом, отметил он, в предстоящие 7–8 лет у страны хватит средств на поддержание пенсионной системы с ежегодной индексацией пенсий. Так что, власти не стоило бы убеждать граждан в необходимости экономить на социальных расходах, к тому же объясняя это беспокойством о безопасности государства.

Член политкомитета «Яблока» Борис Вишневский выступил в том же стиле: «Сохранить некоторые льготы – и еще пара не очень важных предложений, мало что меняющих по существу. Но ни слова о том, что ошиблись. Ни слова – о собственной ответственности. Ни слова – о том, что можно было бы сократить расходы на оборону и опричников, уйти из Сирии и Украины».

Лидер Партии перемен Дмитрий Гудков полагает, что, если бы не было падения рейтинга власти, всё осталось бы по-прежнему. А всякие послабления «уменьшить возраст выхода на пенсию для многодетных матерей, дать льготы коренным народам Севера – это всё предложения карманной думской оппозиции». Что же касается введения ответственности работодателей за увольнение граждан предпенсионного возраста, то Гудков уверен, что вместо «этих полицейских мер» давно можно было ввести экономическое стимулирование и работников, и работодателей.

Лидер движения «Солидарность» Илья Яшин заметил, что в любой сложной ситуации у власти есть любимый аргумент – оправдываться тяжелым наследием 90-х, хотя Путин уже давно руководит страной. Стало быть, вывод может быть только один: у страны неэффективный руководитель.

Политологи полагают, что от критики пенсионной реформы как фактора, формирующего протестную среду в свою пользу, никто из оппозиции отказываться не будет. Сколько бы власть ни аргументировала свою позицию и насколько убедительно бы ни выступал президент, несистемная оппозиция в эти аргументы вслушиваться не будет. Тему пенсионной реформы несогласные станут эксплуатировать до принятия закона и даже чуть после этого – для поддержания своего оппозиционного имиджа.

Политолог Алексей Макаркин заявил «НГ», что реакция оппозиции вполне понятна: политики обычно апеллируют к эмоциям. «Поэтому логично, что они предлагают и простые решения, например посчитать, сколько зарабатывают руководители госкомпаний, сколько стоят здания Пенсионного фонда и его автомобили», – сказал эксперт. Впрочем, Макаркин напомнил, что такое поведение характерно не только для России: «Оппозиции в этой ситуации главное набрать очки и поднять народ на протесты: и она грамотно пользуется тем, что народ возмущается социальном неравенством».

За общественными спорами по поводу предложенных президентом изменений в пенсионной системе мало кто заметил главное: принципиальную смену вектора в дискуссии о пенсионной реформе, пишут «Известия».

По сути, что происходило до этого? Одни говорили, что 55 и 60 лет для женщин и мужчин — это возраст, дающий право на «глобальный отдых». Другие — что государство не может себе позволить «отпускать» на отдых людей так рано, и предлагали «заставить их поработать еще немного».

В этой логике возраст 50–60 лет априори признавался возрастом старости, усталости, «дожития», нетрудоспособности. И все споры сводились лишь к тому, может ли общество позволить себе «отправить на отдых» этих усталых заслуженных людей. Одни говорили, что да, другие — что «увы, но нет».

В конце концов, дискуссия оказалась жестко политизированной в формате «за и против власти». Сторонники позиции «против» использовали эту политизацию по максимуму, внедряя в умы людей картинку: «Власть покусилась на святое, она обижает наших отцов и матерей». С точки зрения политтехнологии, позиция почти беспроигрышная, но вот насколько она соответствует реальному положению дел, задается вопросом издание.

Проблема в том, что реальные люди далеко не всегда в этом возрасте чувствуют себя усталыми и неспособными к продуктивному труду. Очень часто это возраст максимальной самореализации, сочетания энергии и богатого жизненного опыта, способных принести пользу не только самому человеку, но и стране в целом. Но в логике «дожития» такие люди сталкиваются с явными проявлениями дискриминации. Их не берут на работу, их увольняют, им трудно переучиваться на новую специальность и невозможно взять ипотеку…

В выступлении Владимир Путин, по сути, поставил крест на дискуссии, исходящей из логики «дожития». По сути, он не встал ни на одну из сторон, которые участвовали в ней. Он, как это часто бывает, предложил принципиально иную логику, иное видение проблемы в целом.

Главное, что прозвучало в его речи, — это признание поколения сегодняшних 50–60-летних людей представителями творческого, трудоспособного и эффективного возраста, который требует не оплаченного бессрочного отпуска по нетрудоспособности, а государственной поддержки в решении реально существующих проблем.