Идентификация Корбина, или особенности «английской иронии»

Идентификация Корбина, или особенности «английской иронии»

31 августа 2018 г. 10:41

Леонид Поляков

Уходящее лето на Британских островах выдалось жарким не только в климатическом, но и в политическом смысле. Публикация правительственной версии Брекзита (White paper) спровоцировала не только раскол среди тори, но и поставила под вопрос устойчивость правительства во главе с Терезой Мэй. В июле и начале августа полстеры зафиксировали рост поддержки лейбористов до 40% при снижении поддержки тори до 36%. Но уже 14 августа опрос Opinium дал результат 39% за тори и 38% за лейбористов. А опрос YouGov от 20–21 августа дал уже 40% за тори и лишь 37% за лейбористов.

Эти колебания электоральной поддержки двух ведущих британских партий на столь коротком временном отрезке можно было бы списать на статистическую погрешность, – если не учитывать одно «но». А именно – мощную пропагандистскую кампанию против лидера лейбористов Джереми Корбина лично и его партии в целом, развернутую в британских консервативных (прежде всего) СМИ. Повод для этой кампании был избран самый чувствительный – обвинение в антисемитизме.

Собственно, сама эта кампания в вялотекущем режиме шла еще с весны, когда Корбину припомнили его пост в Фейсбуке от 2012 года по поводу граффити американского художника Mear One. Его картина на стене одного из домов в Лондоне представляла собой аллегорию эксплуататорского господства финансового капитала над трудящимися всего мира и была смыта по решению местных властей под предлогом её антисемитского подтекста. Корбин тогда усомнился в адекватности такого решения, но шесть лет спустя вынужден был официально принести свои извинения в письме главам Собрания представителей британских евреев и Еврейскому лидерскому Совету.

Отвергая любые обвинения в грехе антисемитизма, он писал: «Иногда это зло принимает знакомые формы – граффити в восточном Лондоне, которое вызвало вполне понятную полемику, тому пример. Идея, согласно которой еврейские банкиры и капиталисты эксплуатируют трудящихся всего мира – это старая антисемитская теория заговора. Она была давно и справедливо определена как “социализм дураков”. Я извиняюсь за то, что недостаточно внимательно изучил содержание граффити до того, как ошибочно выступил против его смыва в 2012 году».

Любопытно, однако, что лидер лейбористов пошёл на это, несмотря на разъяснительный пост в твиттере самого художника, адресованный коллеге Корбина по Палате Общин Люсиане Бергер (Luciana Berger) и лично ему самому. В этом посте от 24 марта 2018 года Mear One написал: «Это граффити – о классе, а не о расе, и обозначение его как антисемитского – это разделяющая, эгоистичная политическая тактика, используемая для того, чтобы подавить свободный, обращенный в будущее диалог и утопить нас в старомодной риторике». По всей вероятности, принося свои извинения за «невнимательность», Корбин надеялся снять подозрения у части своих однопартийцев и у британской еврейской общины в целом насчет латентного антисемитизма в лейбористской среде. Но, как выяснилось позже, – не вышло. И понятно, почему.

Потому что – Брекзит. Не в том смысле, что Корбин и лейбористы выступили однозначно против и тем самым оседлали поднимающуюся волну требований Брекзит пересмотреть или даже провести повторный референдум. Нет, среди самих лейбористов всё лето наблюдался тот же общенациональный раскол на тех, кто за выход из ЕС (Leavers), и тех, кто против (Remainers). И в этом отношении они не сильно отличаются от тори. Но дело в том, что именно на тори, как правящей партии, фактически лежит ответственность за Брекзит и его последствия. А внутренний раздрай у консерваторов и нарастающие сомнения в способности Терезы Мэй быть сильным лидером, отстаивающим национальные интересы, поставили в повестку дня вопрос о вотуме доверия. Как в партии, так и в парламенте. И, следовательно, перспектива досрочных парламентских выборов уже этой осенью стала приобретать весьма реальные очертания. И еще более реальные очертания стало приобретать следующее правительство лейбористов с премьером Джереми Корбином.

Вот тут и потребовалось вроде бы исчерпавшей себя истории с корбиновским «антисемитизмом» придать, так сказать, второе дыхание. И показать британской публике, что лидер лейбористов был не просто «недостаточно внимателен» в отношении антисемитского контента смытого граффити, а был (и, похоже, продолжает оставаться) фактически – антисемитом. Как говорится: nothing personal, just… politics.

Сначала обнаружились фотографии, на которых Джереми Корбин изображен с венком в руках в компании с несколькими палестинскими политиками, которые собрались на кладбище в Тунисе, чтобы почтить память жертв израильского авиаудара по штаб-квартире Организации Освобождения Палестины в 1985 г. Тогда погибли 62 палестинца и 12 тунисцев (включая мирных граждан). Акция возложения венков проводится в Тунисе ежегодно, и Джереми Корбин, посещавший конференцию, посвященную Палестине (вместе с представителями тори и либеральных демократов), также присоединился к этой акции. Но, как оказалось, на этом кладбище похоронены два члена руководства ООП, которых Израиль подозревает в организации захвата израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году палестинской террористической группой «Черный сентябрь».

Фото Корбина с венком было подано в The Daily Mail как свидетельство его поддержки и солидарности с палестинскими террористами, что, несомненно, является уже прямым доказательством его антисемитизма. Разъяснения самого Корбина и партийного пресс-секретаря в том смысле, что венок был исключительно в память жертв авиаудара и не возлагался на могилы двух членов руководства ООП, подозреваемых в терроризме, мало помогли. Тори постарались раздуть историю до максимально неприличных масштабов и спроецировать её на возможную избирательную кампанию. В частности, министр иностранных дел Джереми Хант (Jeremy Hunt) таким образом высказался в твиттере о своем тезке: «Если Джереми Корбин думает, что терроризм оправдан в интересах дела, в которое он верит, то какое моральное право он, в качестве премьер-министра, имел бы осуждать террористические убийства британских граждан? Невероятно и шокирующе».

Сосредоточить внимание публики на Джереми Корбине как антисемите побудила консерваторов и крайне неприятная история, в которую опять попал один из фронт-мэнов партии – бывший мэр Лондона и бывший министр иностранных дел Борис Джонсон. Своим сравнением исламских женщин, носящих никаб и бурку, с «почтовыми ящиками» и «грабителями банков», он взбудоражил исламскую общину Соединенного Королевства, которая сочла эти заявления доказательством исламофобии тори. Представители этой общины есть и в самой партии, что побудило Терезу Мэй потребовать от Джонсона публичных извинений. Чего тот предсказуемо отказался сделать.

В итоге над ним нависла угроза потери депутатского кресла и изгнания из рядов партии в случае, если официальное внутрипартийное расследование докажет его вину. Но тут выяснилось, что, согласно опросу ComRes, 53% британских граждан против привлечения Джонсона к партийной ответственности, хотя 40% - за. Пока, похоже, дело Джонсона и вопрос об исламофобии тори «замяли». Но взамен решили продвинуть дальше дело об антисемитизме лейбористов. Превратив его в «персональное дело товарища Корбина».

Эта закавыченная формулировка может показаться совершенно нерелевантной в отношении реалий британской политики. Ведь действительно - нет там однопартийной системы, как нет и «лондонского обкома», который бы вызвал «на ковер» провинившегося «партайгеноссе» и потребовал положить «партбилет на стол». И поэтому некуда писать «подмётные письма» - читай «доносы» - с сообщениями о недостойном поведении гражданина/гражданки имярек. И, разумеется, с требованием «разобраться и привлечь». Но не будем торопиться. Потому что, если насчет однопартийной системы всё верно, то со всем остальным дело обстоит несколько сложнее. И очень вероятно, что Джереми Корбину предстоит убедиться в этом на собственном примере.

Опять-таки всплыло дело пятилетней давности. На одной из конференций в Лондоне в 2013 году, посвященных палестинскому вопросу, лидер лейбористов рассказывал историю о том, как на встрече в парламенте посол Палестины замечательно представил историю палестинского народа и как присутствовавший на этой встрече «сионист» сначала записал всё выступление, а затем обругал посла. Затем Корбин таким образом резюмировал свой рассказ: «У них, очевидно, есть две проблемы. Во-первых, они не хотят изучать историю. И, во-вторых, прожив в этой стране достаточно долгое время, вероятно, всю свою жизнь, они не понимают английской иронии. А Мануэль действительно понимал английскую иронию и использовал её весьма эффективно. Я думаю, что им необходимы два урока, с чем мы можем им помочь».

Видео с цитированным отрывком из выступления Корбина возымело эффект разорвавшейся мины. Иронический (по замыслу Корбина) выпад против своего политического оппонента – «сиониста» - был немедленно интерпретирован (в том числе, и его некоторыми однопартийцами) как оскорбление, нанесенное всей британской еврейской общине. Уже упоминавшаяся лейбористка Люсиана Бергер поместила в твиттере такой разгневанный пост: «Обнародованное сегодня видео, показывающее лидера лейбористской партии, делающего непростительные комментарии – и при этом защищаемого партийным пресс-секретарем, – заставляет меня как гордую британскую еврейку чувствовать себя чужой в моей собственной партии. Я прожила в Британии всю мою жизнь, и я не нуждаюсь в уроках истории/иронии».

Еще более решительно высказался бывший председатель комитета по иностранным делам Палаты Общин Майк Гейпс (Mike Gapes), назвавший Корбина «расистским антисемитом» и заявивший о намерении выйти из партии. Реакция бывшего главного раввина Соединенного Королевства лорда Джонатана Сакса (Jonathan Sacks) была еще более жесткой. В интервью The New Statesman он заявил: «Сейчас, при живой памяти о Холокосте и когда евреев в разных частях Европы убивают только за то, что они евреи, лидер лейбористской партии и Её Величества оппозиции оказывается антисемитом. Вот почему евреи воспринимают мистера Корбина и тех, кто его поддерживает, как угрозу».

Представитель Джереми Корбина попытался дезавуировать обвинения своего шефа в антисемитизме, уточнив, что он «описал отдельную группу про-израильских активистов как сионистов в точном политическом смысле – а не как синоним или кодовое слово для обозначения еврейского народа». А сам Корбин пошел ещё дальше, не извиняясь, но, фактически признавая определенную оплошность: «Теперь я более аккуратен в вопросе о том, как я могу использовать термин “сионист”, поскольку ранее вполне понятный политический термин всё чаще перехватывается антисемитами для кодового обозначения евреев».

Наглядным доказательством этому стал твит бывшего лидера крайне правой Британской Национальной Партии Ника Гриффина (Nick Griffin): «Давай, Джезза! Интересно, как много активистов лейбористской партии получат парламентские мандаты благодаря истерической сионистской медийной кампании против Корбина?» ('Go Jezza! I wonder how many Labour activists the hysterical Zionist media campaign against Corbyn is re-pilling?') Понятно, что публикуя этот твит, Гриффин вовсе не выражал солидарность с Корбином, а расчетливо подставлял его. Похвала крайне правого политика в адрес лидера главной оппозиционной партии: худшей дискредитации в вестминстерской системе трудно себе представить. Теперь вопрос встал не о терминологической путанице (ошибке), допущенной политиком № 2 Соединенного Королевства, а о проступке, влекущем за собой суровые меры, вплоть до профессиональной дисквалификации (если даже не уголовной ответственности).

И тори решили воспользоваться столь удачно подвернувшимся шансом по полной. Тем более, что некий аналог «лондонского обкома» все-таки имеется. Это офис парламентского комиссара по соблюдению стандартов поведения членов Палаты Общин. Именно этому комиссару, Кэтрин Стоун (Kathryn Stone), и написала свой «донос» на Корбина заместитель председателя партии тори Хелен Грант (Helen Grant). Автор сообщает: «За последние несколько месяцев мы видели сообщения о таком поведении Джереми Корбина, которое не подобает любому члену нашего общества, - не говоря уже об избранном члене Парламента и лидере Её Величества лояльнейшей оппозиции». Последняя капля, переполнившая терпение Х. Грант, – это видео с предложением Корбина научить «сионистов», живущих в Великобритании, правильному пониманию истории и «английской иронии». Тем более, что это видео получило одобрение такого политического «монстра», как Ник Гриффин.

Ссылаясь на пункт 17 Кодекса поведения члена Парламента, Х. Грант завершает: «Мистер Корбин несомненно подорвал репутацию этой Палаты и её членов. Наша страна всегда была справедливо более требовательна по отношению к своим парламентариям. Совершенно очевидно, что мистер Корбин не дотягивает до планки, установленной Кодексом поведения членов парламента, и поэтому я прошу вас начать процедуру расследования».

К чести Х. Грант нужно отметить, что копию своего «доноса» она направила и Джереми Корбину, так что лидер лейбористов уже неделю как осведомлен о собственном «персональном деле». Но вряд ли ему от этого стало легче. А тут еще и он-лайн кампания за его отставку набирает обороты, собрав уже более 30 000 подписей. Причем, надо отметить, с какой изобретательностью оформлен сайт кампании. Избирательный лозунг партии лейбористов, под которым она сумела нанести поражение тори на прошлогодних парламентских выборах, не дав консерваторам взять необходимое большинство в 326 мандатов, звучит так: For the many, not the few. Пиарщики кампании поместили портрет Корбина на розовом фоне этого лозунга, поменяв в последнем слове букву “f” на букву “j”… Креативно, ничего не скажешь.

Однако «английская ирония» всей этой мутной истории заключается в том, что, конечно, практически ни один из тех политиков, кто обвиняет Джереми Корбина в антисемитизме, реально в это не верит. Ибо тут надо было бы быть, по меньшей мере, Тертуллианом, чтобы поверить в абсурд: левый политик, принципиальный интернационалист, возглавляющий партию, которая всю свою историю противостояла и противостоит проявлениям расизма, ксенофобии и любым формам дискриминации, – вдруг оказывается антисемитом. Но – такова партийная жизнь. Соперник, тем более опасный соперник, подлежит беспощадному уничтожению, как только он даёт для этого повод.

Так что, помимо двух основных интриг, которые обещает британская осень (Брекзит и судьба Терезы Мэй как лидера тори и премьер-министра), нас ожидает и еще одна интрига. А именно: чем завершится «персональное дело товарища Корбина»?