Дети и власть

Дети и власть

16 августа 2018 г. 10:32

Обзор прессы 16 августа

Российская пресса комментирует заявления, сделанные Владимиром Путиным в ходе посещения молодежного лагеря «Машук», и отношение властей к молодежи на примере фигурантов дела «Новое величие».

Вчера, пишут «Ведомости», на молодежно-образовательном форуме «Машук-2018» Путин посетовал, что в соцсетях не хватает позитива, который, по его словам, «нужен 100%».

Для начала непонятно, отмечает газета, как сформировалось мнение президента: до сих пор не было никаких подтверждений тому, что он в принципе пользуется соцсетями, в отличие от Дмитрия Медведева, у которого есть подтвержденные аккаунты в Facebook, Twitter, Instagram и «ВКонтакте». Дмитрий Песков в 2014 г. рассказывал ТВЦ, что президент не намеревается создавать аккаунт в соцсетях потому, «что у него нет никаких затруднений с донесением своей точки зрения до населения».

В июле 2017 г. в образовательном центре «Сириус» Путин рассказал, что у него «тяжелый рабочий день заканчивается так поздно, что мне уже не до Instagram: я думаю, как бы мне быстрее до койки добраться, до постели» (цитата по kremlin.ru), и признался, что «практически не пользуется» интернетом, а более 5000 аккаунтов с его именем и фамилией не имеют к нему никакого отношения. Что ж, президенту можно посочувствовать: получается, он лишает себя радости знакомства с Instagram Рамзана Кадырова (а там-то позитива хоть отбавляй), неизменно бодрым Facebook Марии Захаровой или громокипящим Twitter Дональда Трампа. Ну и со всеми оптимистичными премьерскими аккаунтами заодно, подчеркивает издание.

Президенту не хватает позитива, молодежи – возможностей, констатирует «Независимая газета».

Поездка Владимира Путина на форум «Машук» показала, как сильно официальная повестка может отличаться от реальности, пишет издание. В кадре мы видим перспективную, социально активную молодежь, которой президент говорит о своем восхищении. За кадром остаются миллионы молодых россиян, не имеющих ни возможностей, ни надежд что-либо улучшить в своей жизни. По экспертным данным, каждый седьмой житель РФ в возрасте от 15 до 24 лет нигде не учится и официально не работает. В сельских населенных пунктах ситуация еще хуже: там свыше 20% молодежи исключено из сферы занятости, образования и профподготовки, и даже тот, кто хотел бы что-то изменить, не может этого сделать.

Поддержка государством молодежи – это не просто красивые слова, указывает газета. Это комплексная работа, направленная на улучшение условий жизни в каждом населенном пункте, повышение доступности качественного образования, содействие трудоустройству и т.п. Причем, такому трудоустройству, которое не только принесет моральное удовлетворение, но и гарантирует финансовое благополучие. На практике же далеко не каждый молодой житель страны имеет возможности для улучшения своего положения.

Свыше 15% российской молодежи в возрасте 15–24 лет относятся к так называемому типу NEET-молодежи (Not in Employment, Education or Training), то есть они исключены из сферы занятости, образования и профессиональной подготовки: они нигде не учатся и не имеют официального трудоустройства. Речь идет более чем о 2 млн человек.

Тип NEET объединяет две группы молодежи: NEET-безработные, которые не учатся и не работают, но ищут работу и готовы к ней приступить; NEET-неактивные, которые не учатся, не имеют работы и не ищут ее (в том числе незанятые по состоянию здоровья, заботящиеся о маленьких детях или других членах семьи).

В целом по стране на долю NEET-безработных приходится почти 9% всей молодежи в указанном возрасте, на долю неактивных – 6,6%. Хуже всего ситуация складывается в сельских населенных пунктах: там доля в целом NEET-молодежи составляет почти 23%, при этом доля безработных – 13,5% от всей сельской молодежи, а неактивных, по той или иной причине смирившихся со своим положением, – около 9%. Для сравнения: в двух столицах в целом на NEET-молодежь (и безработных, и неактивных, вместе взятых) приходится 13,6%, в областных центрах – почти 11%, в городах – около 12% молодых жителей.

Вероятно, в некоторых случаях мы имеем дело с молодежью, которая, находясь на иждивении родителей, пребывает в состоянии «творческого поиска» и имеет все шансы вскоре проявить себя, продолжив обучение, занявшись фрилансом или трудоустроившись. «Творческий поиск», оплаченный родителями, свойственен, скорее всего, городской молодежи: недаром столицы на втором месте после сельских населенных пунктов по доле NEET-молодежи. Но также можно говорить и о большой доле молодых граждан, которые вынужденно оказались за бортом: судя по всему, это касается в основном сельской молодежи.

«Коммерсантъ» рассказывает об акциях в поддержку фигуранток так называемого дела «Нового величия» Анны Павликовой и Марии Дубовик. Столичные жители собрались на несогласованный «Марш матерей», который прошел, вопреки опасениям, без эксцессов, несмотря на предостережение прокуратуры и проливной дождь с грозой. Несколько сот человек, сжимая в руках зонты и игрушки, пришли к зданию Верховного суда, где долго скандировали «Отпустите детей домой».

Инициатором акции стала группа из восьми человек, среди которых были телеведущие Татьяна Лазарева и Татьяна Малкина, издатель Варвара Горностаева и другие. «Мы выступаем в защиту Ани Павликовой, Маши Дубовик и вообще всех наших детей, которые, как показывает спровоцированное силовиками дело “Нового величия”, сегодня находятся в опасности»,— заявили они, призвав собраться в Новопушкинском сквере и пройти к зданию Верховного суда. Вместо плакатов и лозунгов они предложили взять с собой детские игрушки — отсылку к популярной в соцсетях фотографии Анны Павликовой с фиолетовым единорогом.

Газета напоминает, что фигурантами дела являются молодые люди и девушки, которые, по версии следствия, создали экстремистскую организацию. По мнению адвокатов, обвиняемые стали жертвами провокации спецслужб. В марте по этому делу были арестованы шесть человек, включая 17-летнюю Анну Павликову и 19-летнюю Марию Дубовик.

Омбудсмен Татьяна Москалькова и глава СПЧ Михаил Федотов предлагали перевести девушек под домашний арест, однако по просьбе следствия суд всякий раз оставлял их в СИЗО. По словам родителей, за шесть месяцев в СИЗО здоровье девушек серьезно ухудшилось: вот почему после очередного продления ареста организаторы решили срочно провести «Марш матерей», не тратя времени на согласования с властями.