Пенсионная реформа, оппозиция и транзит власти

Пенсионная реформа, оппозиция и транзит власти

3 августа 2018 г. 10:12

Обзор прессы 3 августа

Центральная пресса продолжает анализировать политическую ситуацию в контексте пенсионной реформы.

После проведения в Москве 7 августа собрания инициативной группы референдума КПРФ подготовит такие собрания еще в 10 городах на 9–11 августа. Это необходимо для того, чтобы появился город-инициатор, который уже не смогут перехватить спойлеры. По сведениям «Независимой газеты», за созданием альтернативной группы, которая собирается в столице 3 августа, может стоять близкий к власти политтехнолог Андрей Богданов, который сам, впрочем, это всё отрицает.

Пенсионная реформа, принятая в первом чтении к финалу весенней сессии Госдумы, расколола «крымский» консенсус в нижней палате парламента, отмечает «Коммерсантъ». Правительственный законопроект принят исключительно голосами единороссов; против с забытой уже резкостью выступили КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Правда, получить дивиденды от протеста на сентябрьских выборах думским оппозиционерам будет нелегко. Рейтинг их не растет даже на фоне протеста, а итогом «консенсуса» стало то, что в 2018 году думская оппозиция не выдвинула в губернаторы ни одного сильного кандидата.

Сейчас действия правящего в России класса принято рассматривать в контексте будущего транзита власти, рассуждает «НГ». Неизбежного, как считают одни эксперты, или вполне возможного, как поясняют другие. Центр дискуссии по большому счету в том, получит ли преемник всю полноту этой власти, либо та будет распределена между различными центрами, ключевой из которых как раз и останется в руках нынешней группы и ее лидера.

КПРФ прорабатывает защитные механизмы для процедуры организации референдума, пишет «Независимая газета». Как стало известно изданию от источника, близкого к Центризбиркому, за альтернативной инициативной группой может стоять провластный политтехнолог Андрей Багданов.

Сам он, правда, заявил «НГ», что эти люди, о которых пока ничего не известно, никак с ним не связаны. По мнению Богданова, скорее всего за новой инициативной группой могут стоять «Коммунисты России».

Богданов объяснил, что он против референдума: «У нас 35–40% граждан и так пенсионеры, реформа их не касается, как же они будут голосовать? И вопросы, касающиеся налогов и финансов, запрещено выносить на референдум».КПРФ между тем не отказывается от заявки на проведение собрания инициативной группы в Москве 7 августа. Как пояснил «НГ» глава юрслужбы КПРФ Вадим Соловьев, против коммунистов идет целенаправленная игра, но партия будет добиваться настоящего референдума, который явно в интересах избирателей.

Так или иначе, но эксперты издания уверены, что никакой референдум не состоится, ведь его результат в любом случае предсказуем. Провести же «свой» с положительной оценкой реформы нереально: это вызвало бы еще большее недовольство, подстегнуло бы протесты. Что же касается политических дивидендов для КПРФ, то партия получает их уже сейчас.

Весенняя сессия Госдумы уже второй год подряд заканчивается резонансным законом, констатирует «Коммерсантъ». В 2017 году это было связано со столичной реновацией, в этом — правительственный законопроект о повышении пенсионного возраста (для женщин с 55 до 63 лет, для мужчин — с 60 до 65 лет). Но если с реновацией в Госдуме разобрались в рамках «широкого» обсуждения (с привлечением экспертов, московских чиновников и представителей гражданского общества) после того, как Владимир Путин потребовал, чтобы законопроект не навредил москвичам, то сюжет с пенсионной реформой оказался нестандартным с самого начала.

Законопроект готовили к первому чтению на фоне молчания президента и премьера Дмитрия Медведева, возглавляющего «Единую Россию». Не применяла партия власти и давно отработанные ею приемы прохождения непопулярных законопроектов — с организацией парламентских слушаний, круглых столов, экспертных советов и рабочих групп, с помощью которых текст проекта смягчается до социально приемлемой кондиции.Отказываясь от таких приемов, единороссы первыми нарушили единство думских партий, сложившееся после присоединения Крыма к РФ в 2014 году, считает издание.

Тогда на фоне западных санкций и давления извне думская оппозиция перестала жестко критиковать власть, а взамен получила вполне комфортные условия существования на Охотном Ряду, оформленные уже после выборов в Госдуму в 2016 году. Оппозиционные партии при меньшем количестве депутатов получили больше возможностей. Им уступили половину кресел председателей думских комитетов, благо получившей конституционное большинство голосов «Единой России» это ничем не угрожало. Для депутатов сняли ограничения для выступлений на пленарных заседаниях. Законопроекты оппозиции начали обсуждать обстоятельно, даже если «Единая Россия» не собирается за них голосовать. В 2018 году единороссы ограничились тем, что объявили свою партию «ответственной» за реформу и пообещали за лето разъяснить избирателям необходимость непопулярной меры.

Но даже если думская оппозиция не свернет критику и нарастит рейтинги посерьезнее, получить дивиденды от протеста на сентябрьских выборах ей будет нелегко, заключает «Коммерсантъ».

Вновь откроем «Независимую газету», которая в редакционной статье рассуждает о будущем транзите власти.

Главный для всех россиян вопрос – есть ли шансы, что Путин оставит после себя потенциал для будущего развития страны. Либо же у России после него останется лишь модернизированное ядерное оружие и мифы о внутренней политической стабильности, вставании с колен, росте международного авторитета державы, а также о некоем улучшении социально-экономической ситуации.

За стратегию, контуры которой обозначил сам Путин (меняться быстро, чтобы не отстать от других стран), пока никто, похоже, и не берется. Возможно, в верхах возобладало мнение, что главное – это некий механизм удержания руля, а с остальным разберемся позже. Однако резкое падение рейтингов всех властных институтов лишь из-за одной непопулярной реформы показывает, что на всякие эти хитрости времени, может быть, уже не хватит.

Если заявление Путина о пенсионной реформе как лекарстве – невкусном, но необходимом – окажется лишь попыткой защитить рейтинг от дальнейшего падения, это будет означать, что власти пребывают в прежней парадигме: кажущаяся стабильность дороже развития, создающего новые риски. Перспективы страны в этом случае не слишком радостные: раз на обновление не решаются авторитетные лидеры, то от новых этого можно не ждать. А сколько у России впереди сложных реформ, сейчас даже трудно подсчитать.