Всадники Апокалипсиса

Всадники Апокалипсиса

27 июля 2018 г. 10:03

Леонид Поляков

С первого взгляда и не подумаешь, что не всё ладно в Соединенном Королевстве. Вроде бы все на своих местах: и Даунинг стрит, 10, и Уайтхолл, и даже королева, уже успевшая прийти в себя после шока от визита Дональда Трампа. На месте и Вестминстер, хотя его обитатели уже расходятся на летние каникулы. Разве что погода несколько странновата – всю неделю в Лондоне за +30. А в четверг так вообще +35! Однако в британских политических кругах у кого подспудно, у кого открыто зреет ощущение того, что наступают «последние времена». И понятное дело – в связи с перспективой выхода Великобритании из ЕС безо всякого соглашения.

То есть Брекзит по формуле "better no deal than a bad deal" (некогда взятой на вооружение Терезой Мэй) нынче многими воспринимается почти или совсем как Апокалипсис. А раз уж на то пошло, то в соответствии с Откровением св. Иоанна на Патмосе пора начинать искать претендентов на роли знаменитых четырех всадников, аллегорически воплощающих завоевание, раздор, голод и смерть. И таковые действительно имеются, – если судить по некоторым последним публикациям в британских медиа.

Вот, например, на портале conservativehome.com появляется статья бывшего специального советника двух премьеров – Дэвида Кэмерона и Терезы Мэй – под заголовком «Экономические последствия “No Deal”, могут оказаться временными. Но политические последствия многократно превысят последствия Черной Среды». Чего же так испугался и чем пугает всех вокруг Ник Харгрейв (Nick Hargrave) – автор статьи?

События 16 сентября 1992 года и впрямь могут прийти на ум, если действительно Брекзит состоится в самой радикальной – без всякой сделки с ЕС – форме. Ведь в «Черную Среду» Великобритания уже совершала своего рода «Brexit Lite» - вывела фунт стерлингов из европейского механизма, регулировавшего обменные курсы национальных валют. Тогда эта «выходка» обошлась Соединенному Королевству в кругленькую сумму - почти 3,5 миллиарда фунтов. А в политическом смысле – такими последствиями, которые надолго испортили репутацию консерваторов.

Они только что выиграли парламентские выборы, и до «Черной среды» их электоральный рейтинг составлял 43%, а в октябре упал до 29%. Нет, правительство Джона Мейджора в отставку не ушло, но ему это аукнулось через пять лет. На следующих выборах в 1997 г. тори проиграли лейбористам навылет (на десятилетие вперед), ничего не сумев противопоставить Тони Блэру с его девизом "New Labor». И вот Ник Харгрейв предполагает или, скорее, пророчит, что в случае "Hard Brexit" тори получат, что называется, «по полной». «Может быть, апокалипсис и не случится, но будет точно глубочайший экономический шок» - как минимум.

А в политическом смысле – всё же «апокалипсис», как ни крути! Глядя на исторический процесс с точки зрения непредсказуемого будущего, а не проявленной судьбы (manifest destiny), бывший советник рисует такую картину: «Я подозреваю, что агиографы любого будущего премьер-министра – Корбина или Фараджа – будут не правы. Если любой из них когда-либо пересечет порог офиса на Даунинг-стрит, то это произойдет отнюдь не по причине привлекательности или глубины их идей. Объяснением этому будет служить каталог стратегических ошибок, совершенных догматичными консерваторами – членами парламента и несгибаемыми европейскими лидерами. Ведь и те, и другие действуют в ожидании будущего, которое никогда не материализуется. А действуя таким образом, они открывают эру политики, которую мы всегда считали ниже достоинства Британии – исторически одной из самых вменяемых (sensible) и зрелых демократий в свободном мире».

Итак, можно считать, два первых апокалиптических всадника идентифицированы – это лидер лейбористов Джереми Корбин и основатель Партии Независимости Соединенного Королевства (UKIP) Найджел Фарадж. Правда, выезжать они должны будут в обратном порядке, в соответствии с мастью их коней: первым будет Фарадж на белом коне, а уже за ним – Корбин на коне рыжем (красном). И ведь, действительно – всё сходится! Фарадж идеально воплощает фигуру «Завоевателя»: можно сказать – «крёстный отец» Брекзита, победитель на референдуме, а затем ушедший со всех постов в «никуда». Но, подобно Наполеону на Эльбе, ждущий своего второго шанса…

А уж насколько «красный» Джереми Корбин являет собой воплощенную аллегорию «войны» и «раздора», вообще говорить не приходится. До американского варианта "Better dead than Red" на Британских островах пока что дело не дошло, но саспенс – особенно в консервативных кругах – образовался вполне по-хичкоковски. Ведь, помимо заключительной книги Нового Завета, на островах также принято читать свежие опросы общественного мнения. И вот один такой опрос, проведенный компанией Opinium 14 июля, показал, что за лейбористов сейчас проголосовало бы 40% респондентов, а за тори – только 36%. Потому что от консерваторов ушли избиратели, недовольные нерешительностью правительства Мэй в вопросе о Брекзите. И ушли они к UKIP, электоральный рейтинг которой подскочил с 3% в июне до 8%.

Именно поэтому лидер шотландских тори Рут Дэвидсон (Ruth Davidson) обратилась через газету Mail on Sunday с отчаянным призывом к своим «братьям и сестрам» тори сплотиться вокруг Терезы Мэй и её Брекзит-плана. «Как консерваторы, - пишет она, - мы должны лучше, чем другие, знать к чему ведет парламентскую партию раздрай по поводу Европы. Лейбористы сейчас лидируют в опросах, а Джереми Корбин оборзел до такой степени, что собрал свое “теневое правительство” с целью начать планировать его первые 100 дней у власти. Он получил советы от прежних премьер-министров и высокопоставленных госслужащих насчет того, с каких законов начинать.

И если это не заставит умолкнуть крикунов и раскольников, то я не знаю, что еще нужно. Это человек, у которого теневой канцлер [министр финансов] – открытый марксист и активисты, носящие футболки с надписью “Я – коммунист в буквальном смысле”. Правительство Корбина будет катастрофично для нашей страны».

А как насчет третьего всадника – на вороном (черном) коне? Такой тоже имеется, но на этот раз – не в оппозиционном стане, а в лагере самих же тори. На него не раз указывала практически пальцем самая яростная противница Брекзита – бывший министр Анна Сибри (именно так произносит её фамилию спикер Палаты Общин Джон Беркоу, хотя пишется она – Soubry). А в недавнем интервью The Guardian она так прокомментировала уступку Терезы Мэй крылу радикальных брекзитёров в партии: «Теперь, когда силы тьмы поняли, что могут достичь своей цели, они устремились к ней. Я боюсь, что Тереза приняла их в свою кампанию, и они теперь ею управляют».

Кто конкретно возглавляет «силы тьмы», - догадываться не надо. Анна Сибри уже неоднократно метала громы и молнии в адрес лидера European Research Group Джейкоба Рис-Могга. И надо же, в одном из следующих номеров The Guardian появляется статья под заголовком «Берегись пришествия Джейкоба Рис-Могга и его Брекзита-Апокалипсиса». Её автор Кевин МакКенна (колумнист Observer) приступает к делу без разминки: «Возможно, Брекзит и есть тот самый давно предсказанный Апокалипсис. С самого начала 21-го века каждый следующий год приносит с собой, как кажется, предсказание конца света или, по меньшей мере, – цивилизации (в любом порядке)».

Какие конкретно знамения автор высмотрел в каждом из протекших годов нынешнего века, остаётся не ясно. Но вот третьего апокалиптического всадника на коне вороном он описал достаточно красочно. И это, естественно – ярко выраженный брюнет Дж. Рис-Могг в роли премьер-министра. Именно с его пришествием на Британию обрушатся всевозможные мыслимые и немыслимые беды. Например, ему непременно захочется восстановить былое имперское величие, и он в традиции 18 века создаст новую «Восточно-Индийскую Компанию», которая в союзе с частными (но поддержанными государством) пиратскими бандами начнет захватывать стратегически важные для торговых путей острова. И начнется эпоха так называемых Брекзит-войн – убогого подобия войны англо-испанской и опиумных войн.

В самом же Соединенном Королевстве без разнообразных ужасов не обойдется. Будет установлен режим всяческой экономии, и всем придется «затянуть пояса». Национальная система здравоохранения (NHS) снабдит каждую семью блендером NutriBullet, чтобы решить проблему и здоровья, и питания. Правда в первую зиму Брекзита предвидится множество жертв, и образуется дефицит могильных мест на кладбищах. Так почему бы, спрашивает МакКенна, не начать хоронить мертвых на заднем дворе их собственных домов? Причем – не хоронить в традиционном смысле, а просто оставлять на съедение птицам?

А в довершение – почему бы наряду с системой «универсального кредита» и налогом на спальные комнаты – не обязать собственников жилья селить в своих квартирах бездомных? Заодно превратив их в домашнюю обслугу? Разумеется, при этом королевская семья от такой обязанности должна быть освобождена.

Понятно, что всё это – лишь стёб и троллинг идеологического противника, тем более что Дж. Рис-Могг – практикующий католик (что для английских политиков большая редкость), и для него книга Откровения св. Иоанна на Патмосе отнюдь не пустой звук. Но на самом деле за всем этим бодрым зубоскальством просматривается реальная тревога по поводу привычного и уже хотя бы поэтому комфортного образа жизни «среднего» британца. Притом, что для «среднего британца»-лейбориста и «среднего британца»-тори – апокалиптическая картинка зеркально противоположна. Но конец-то все равно – один и тот же. В смысле последнего всадника на «коне бледном».

Кому же выпадает сомнительная честь выступить в роли вестника «смерти»? Судя по всему – экс-министру иностранных дел Борису Джонсону. Потому что именно он выступил самым радикальным критиком Брекзит-плана Мэй, изложенного ею на встрече кабинета в загородной резиденции Чекерс и детально представленного в документе под условным названием White paper. И именно он, судя по результатам уже упомянутого опроса Opinium, возглавляет список претендентов на премьерское кресло в случае отставки Терезы Мэй. 12% респондентов отдали ему свои голоса, что немного, но у остальных ведь и того меньше – вторым идет Дж. Рис-Могг с 10%.

Чувствуя поддержку рядовых членов партии и получив одобрительную рекомендацию на роль премьера от самого Дональда Трампа, BoJo, став заднескамеечником, наращивает атаки на Терезу Мэй. В частности, в своей колонке в свежем номере журнала The Spectator он вновь обрушился на White paper. Для большей наглядности он прибегнул к такой аналогии. Представьте, что вы ушли из какой-то компании в поисках новых возможностей в огромном мире – например, в Америке. И вот из прежней конторы вам шлют мейлы с распоряжениями делать что-то, пойти куда-то, принести что-то и т.д. Вы сойдете с ума – не так ли?

Вот именно в таком положении окажется Великобритания, утверждает Джонсон, если «план Чекерс» будет реализован: «И это – вассальная зависимость, сатрапия, колониальный статус для Соединенного Королевства. Впервые за тысячу лет наши законы будут создаваться за рубежом и будут вступать в силу по решению иностранного суда. Это не может работать и не будет работать. Похерьте Чекерс (Chuck Chequers)».

Призыв, кстати, вполне в духе именно четвертого всадника Апокалипсиса, ибо он приходит как окончательное отрицание всего, не предлагая никакой альтернативы. И надо сказать, что заканчивает Джонсон свое – не будем отрицать – далеко не бесталанное эссе абзацем, который по-настоящему должен насторожить Терезу Мэй. И не только.Внимание: «Простоявший два года без пользы мой велосипед теперь смазан и накачан. И, проплывая без шлема по залитой солнцем улице, я чувствую себя, как обезьяна, выпущенная обратно на волю из зоопарка Хаулетт: некоторое опасение от близости к другим особям моего вида и от того, что за мной никто не присматривает. Но также и безошибочное чувство облегчения и удовольствия».

Не отвлекаясь на аналогию с обезьяной, сосредоточимся на главном: Борис Джонсон с развевающейся по ветру копной-гривой светлых волос проносится по улицам Лондона на велосипеде, одновременно и опасаясь обретенной свободы, и наслаждаясь ею. Вроде такой же, как все, но как бы и «не от мира сего». Готовый к миссии. Которая кажется невыполнимой. Пока. Ничего не напоминает?

А если учесть, что пару тысячелетий назад велосипед еще не был изобретен и евангелисту сподручней было представлять всадников Апокалипсиса на конях?