Под подозрением: чего ожидают от встречи Путина и Трампа в Америке

Под подозрением: чего ожидают от встречи Путина и Трампа в Америке

30 июня 2018 г. 16:37

Кирилл Бенедиктов

Пожалуй, главным результатом недавней миссии нового советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона в Москву следует признать сам факт договоренности о двустороннем саммите, который пройдет 16 июля в Хельсинки. Вторым по значению результатом — слова Трампа о том, что он не исключает признания принадлежности Крыма России, произнесенные им в Морристауне, штат Нью-Джерси, утром 29 июня — уже после возвращения Джона Болтона из Москвы.

Таким образом, «ночные кошмары» противников сближения США и России начали оправдываться еще до встречи двух президентов. И заслуга Болтона в этом очевидна.

Перед прошлогодней встречей президентов России и США в Гамбурге высказывались серьезнейшие опасения, что «агент КГБ» Путин «загипнотизирует» Трампа и добьется от него значительных уступок в пользу России (а всё, что на пользу России, — по определению плохо). «У него (Путина. - К.Б.) есть повестка, и он знает, как манипулировать людьми. Если Трамп не будет готов, то чем дольше он пробудет в комнате, тем это опаснее», - предупреждал, например, эксперт Томас Райт из Института Брукингса (того самого, откуда пришла в администрацию «главный специалист по России» в администрации Трампа Фиона Хилл).

Опасения, проистекавшие как из традиционно негативного отношения к российскому лидеру, так и из откровенных сомнений в интеллектуальных способностях лидера американского, так и остались опасениями. Встреча в Гамбурге стала чисто ознакомительной, и никаких «уступок» ни с чьей стороны после нее сделано не было.

Однако прошел год, и на проигрывателе крутится всё та же старая пластинка. Известие о том, что в результате визита советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона достигнута договоренность о саммите лидеров России и Америки 16 июля в Хельсинки, всколыхнуло вашингтонское «болото» и транслирующие его позицию мировые СМИ. 28 июня экс-директор ЦРУ Джон Бреннан (известный своим резко критическим отношением к 45-му президенту США) заявил в эфире MSNBC: Трамп «поддается Путину. К сожалению, на мой взгляд, Трамп либо недостаточно умен, чтобы понять, что Трамп (тут Бреннан явно имел в виду «Путин», но оговорился) водит его за нос, либо ему просто всё равно».

https://www.youtube.com/watch?v=XKheBGNGxLA«Я боюсь что Путин преподаст нашему президенту урок “истории” России и Украины, а наш президент будет просто кивать головой», - написал в своем Твиттере бывший посол США в России Майкл Макфол. И спустя полчаса: «Интересно, обсуждал ли Болтон Сенцова во время встречи с Путиным сегодня?»Поведение Джона Болтона во время визита в Москву озадачило не только Макфола. Ведь Болтон был одним из тех, кто яростно критиковал Россию и ее президента после встречи Трампа и Путина в Гамбурге в июле 2017 г.

«Для Трампа, - писал тогда Болтон, - это должен быть очень полезный урок, дающий представление о характере руководства России... Трамп испытал это на собственном опыте: Путин смотрел ему в глаза и лгал ему, отрицая вмешательство России в выборы».

И делал предельно жесткий — в своем фирменном духе — вывод: «Попытка подорвать американскую конституцию намного хуже, чем обыденная тайная операция. Это, по сути дела, casus belli, настоящий агрессивный акт, которого Вашингтон никогда не потерпит».

От известного вашингтонского ястреба ожидали жесткой и воинственной дипломатии. Однако 27 июня в Кремле мир увидел совсем другого Болтона — предельно любезного и дружелюбного. Можно было бы даже подумать, что произошла ошибка, и в Москву прилетел его однофамилец, если бы не знаменитые моржовые усы, своего рода визитная карточка бывшего представителя США в ООН.

Первоначально предполагалось, что Болтон встретится в Москве с Сергеем Лавровым, поэтому, когда его принял в Кремле сам российский президент, для некоторых американских СМИ это стало неожиданностью.

Но еще большей неожиданностью оказалась метаморфоза, произошедшая с Болтоном во время встречи с Путиным.

«Мы высоко ценим вашу вежливость и любезность», - сказал Болтон, с энтузиазмом пожимая руку российскому лидеру. В русском переводе эта фраза звучит плеоназмом, но в оригинале всё гораздо тоньше. «We are most appreciative of your courtesy and graciousness». Последнее слово действительно может переводиться как «любезность», но основное его значение все-таки «изящество», «грациозность».

Поскольку в дипломатии такого уровня ни одно слово не произносится просто так, можно предположить, что речь идет о либо о субъективной оценке Болтоном позиции российского президента, лично принявшего советника по национальной безопасности, — либо о каких-то действиях российской стороны, которые сделали возможной запланированную на 16 июля встречу Путина с Трампом.

Еще более любопытным было продолжение речи советника по национальной безопасности.

«И я, помимо всего прочего, надеюсь узнать, как вам удается столь успешно проводить Чемпионат мира (по футболу. - К.Б.)». Тут стоит обратить внимание на слова «помимо всего прочего» («among other things»): они явно звучат намеком на какие-то известные только Путину, Трампу и Болтону обстоятельства, вызывающие у американской стороны не меньшее восхищение, чем действительно великолепная организация ЧМ-2018.

Однако приходится признать, что всё это не более, чем субъективные ощущения: никаких конкретных аргументов в пользу второй версии не существует. Именно поэтому на Западе неожиданное дружелюбие Болтона восприняли как свидетельство его «очарованности» Путиным. И соответственно оценили итоги визита советника по национальной безопасности в «логово врага».

«Джон Болтон развернулся на 180 градусов по отношению к России после встречи с Путиным», - пугает своих читателей портал Business Insider.

«Новый Джон Болтон: союзник Трампа меняет адское пламя на ложечку сахара», - это уже заголовок из британской газеты The Guardian.

«Похоже, советник Трампа по национальной безопасности отказался от своего имиджа смутьяна, — и в Москве изменение тона было поразительным», - пишет журналист этого издания Джулиан Боргер.

Британцы весьма болезненно переживают смягчение тона Вашингтона в отношении Москвы: ведь 13 июля, за три дня до саммита с Путиным Трамп должен посетить Лондон и провести рабочую встречу с премьером Соединенного Королевства Терезой Мэй. Хозяина Белого дома и хозяйку Даунинг-стрит, 10 связывают не слишком теплые отношения, и британский истеблишмент с тревогой ожидает, что на фоне натянутого общения с Мэй встреча с Путиным может стать гораздо более продуктивной. В контексте кризиса трансатлантических связей, который становится всё более очевидным с каждым днем, подобное нарушение традиций произведет дополнительный негативный эффект.

Вообще вторая декада июля обещает немало сюрпризов. 11–12 пройдет саммит НАТО в Брюсселе, на котором ожидается очередное обострение отношений между американским президентом и союзниками США по Североатлантическому договору. Причина та же, что и в прошлом году: нежелание (маскирующееся под невозможность) богатых европейских государств тратить на оборону в рамках НАТО 2% от объема своего ВВП (США тратят больше 4%, оплачивая расходы своих союзников: эта практика сложилась не вчера, но Трамп пришел в Белый дом с твердым намерением положить ей конец).

Сохранявшиеся на протяжении года противоречия между Трампом и бундесканцлером Германии Ангелой Меркель, ярко проявившиеся недавно в канадском Квебеке, грозят перерасти в полноценный конфликт. В самих США трамписты уже во весь голос говорят о том, что будущее международных отношений — за триумвиратом Вашингтона, Москвы и Пекина, а Европейскму Союзу за этим столом места нет.

Возможно, это и преувеличение — в том смысле, что накопленная инерция либерал-глобалистской модели слишком велика для того, чтобы преодолеть ее в одночасье и развернуть корабль международной политики на перпендикулярный курс, — но тенденция, безусловно, не выдумана врагами Трампа и не высосана из пальца досужими политологами. Именно это и заставляет нервничать тех сторонников глобального мира, которые считают Брексит досадной ошибкой, подлежащей исправлению, новое правительство Италии — безответственными политическими хулиганами, а Россию — главной угрозой либеральной демократии. Отсюда же — пристальный и пристрастный интерес к вояжу Джона Болтона в Москву.

На пресс-конференции в «Интерфаксе» советника по нацбезу спрашивали, считает ли он, что Трамп должен встретиться с Путиным, несмотря на то, что Россия не «изменила свое поведение», будет ли Трамп затрагивать вопросы о вмешательстве России в выборы 2016 г. и об ответственности России за сбитый над Донбассом малазийский «Боинг». Болтон достаточно обтекаемо отвечал: существует широкий круг вопросов, по которым оба лидера считают, что могли бы найти конструктивные решения. «Хотел бы я услышать кого-нибудь, кто скажет, что это плохая идея».

Тогда Болтону напомнили его слова о том, что «политика, основанная на вере, что такие режимы, как Россия, будут выполнять свои обязательства, обречена на провал». На это Болтон ответил, что сказал и написал тысячи разных слов в прошлом и не собирается говорить о тех заявлениях, которые делал до вступления в должность. «Я не рассматриваю то, что сказал раньше».

Он еще раз повторил, что Трамп затронет «весь спектр вопросов», существующих между США и Россией на встрече с Путиным.

В этом спектре, безусловно, найдется место и для вопроса о «вмешательстве» России в президентские выборы. Однако ничего «неожиданного» от встречи Трампа и Путина ждать не следует, предупредил Болтон.

Очевидно, что, хотя проигнорировать эту тему Трамп не сможет, ему предельно невыгодно ее обсуждать. Поэтому, как и в Гамбурге, на прямой вопрос хозяина Белого дома последует уверенный отрицательный ответ российского лидера, — и на этом обсуждение гипотетического посягательства России на основы американской демократии можно будет считать состоявшимся.

От американских СМИ не укрылась кардинально изменившаяся риторика Джона Болтона по вопросу о «русском вмешательстве».

«Множество критиков президента пытались сколотить политический капитал на теориях и предположениях, которые оказались совершенно ошибочными, - заявил Болтон на пресс-конференции. - Но я думаю: несмотря на политический шум в США, президент определил для себя, что прямая коммуникация между ним и президентом Путиным в интересах Америки, в интересах России, в интересах мира и безопасности во всем мире», - заявил он журналистам.

И продолжил еще откровеннее: «Многие говорили — или подразумевали — на протяжении долгого времени, что встреча президента Трампа и президента Путина каким-то образом докажет некую связь между президентской кампанией Трампа и Кремлем, — что является полной чушью».

Да, это не генерал Макмастер, во всеуслышание соглашавшийся с тем, что Москва вмешалась в предвыборную кампанию 2016 г. - и тем самым серьезно подставлявший своего босса под удар. Болтон подобных «ошибок», больше похожих на диверсии, не допускает.

Но если вопрос о вмешательстве России в американские выборы является неизбежной данью той информационной кампании, которая ведется в США с конца 2016 г., то вопрос о том, не уступит ли Трамп Путину, признав Крым российским, — это прямое следствие уже упоминавшегося конфликта Трампа с коллегами по «Большой Семерке» в Квебеке. Именно там Трамп, по неподтвержденной, впрочем, информации, заявил оторопевшим союзникам, что Крым принадлежит России, потому что там все говорят по-русски.

На этот вопрос Болтон дал вполне определенный ответ. «Это не является позицией США», - сказал он. И опять-таки нельзя не оценить профессиональное мастерство Болтона: он ничего не сказал о личной позиции Трампа по этому вопросу, оставив ему необходимое пространство для маневра. Сам же Трамп, как минимум, не исключает возможности обсуждении вопроса о признании Крыма российским. «Мы посмотрим», - вновь повторил он формулировку, произнесенную впервые летом 2016 г. на предвыборном митинге во Флориде. Однако на сей раз Трамп заявил об этом уже после того, как Болтон вернулся из Москвы и доложил ему о результатах переговоров: 29 июня в Морристауне, штат Нью-Джерси, президент США допустил возможность признания Крыма российским и снятия санкций с РФ в зависимости от того, «чтó сделает Россия».

Очевидно, что Болтон проделал большую работу, и теперь можно всерьез говорить о том, что позиции для постепенного выравнивания отношений США и России подготовлены.

По мнению сайта Politico, Болтон делал упор на том, что США и Россия могут найти «сферы, в которых мы будем согласны (друг с другом. - К.Б.) и будем добиваться прогресса вместе».

Одна из таких сфер, безусловно, Сирия. Идея о разграничении ответственности (и, откровенно говоря, о перекладывании на плечи России большей ее части) за мирное урегулирование в этой стране была одной из центральных во внешнеполитической программе Трампа еще во время его предвыборной кампании.

По информации CNN, одно из предложений, которые собирается сделать Трамп Путину во время их двусторонней встречи, будет заключаться в стратегическом «размене»: США позволят сирийским правительственным силам занять территории вдоль иорданской границы, а Россия за это берет на себя обязательство создать зону деэскалации на юго-западе Сирии и не допустить закрепления там иранских вооруженных формирований. Если этот план будет реализован, Трамп получит возможность вывести бóльшую часть американских сил из Сирии, что является одной из декларируемых им задач на ближневосточном направлении.

Если по «сирийскому пакету» компромиссное решение вполне может быть найдено (в конечном итоге, чрезмерное усиление Ирана в регионе может представлять определенные риски и для российской геополитики), то «украинский пакет» представляет собой куда более твердый орешек. В этой связи любопытна реакция старшего аналитика международного инвестиционного фонда BlueBay Asset Management Тимоти Эша, выдвинувшего предположение, что Болтон договорился с Путиным о возвращении Киеву ДНР и ЛНР в обмен на признание России «сверхдержавой» и заключении «дуумвирата» между США и РФ.

По мнению Эша, «язык тела», читающийся на фото со встречи Путина с Болтоном 27 июня, не может скрыть радости и настоящей эйфории, охватившей Путина и Лаврова».

«С президентством Трампа лотерейный билет, на который они (Путин и Лавров? - К.Б.) поставили, окупился. Это круче самых смелых мечтаний — лучше даже, чем маловероятная победа России в Чемпионате мира».

Эш почему-то считает, что Путин сумеет «уговорить» Трампа пойти на сделку, в результате которой российские войска уйдут с Донбасса («Ох, извините, их там нет», - ерничает Эш), и, возможно (хотя и маловероятно), даже «вернет» Крым Украине в течение ближайших месяцев. За это он получит исполнение своей самой большой мечты: чтобы США принимали Россию всерьез, как одну из Великих Держав, а ее статус был подтвержден на некоем Саммите Сверхдержав, который Эш называет «Ялта II», на котором США и Россия смогли бы разделить мир между собой на сферы влияния.

Ценность подобной «аналитики», очевидно, стремится к нулю, но упомянуть ее в объективном обзоре откликов на миссию Болтона всё же необходимо. Тем более, что за последние полтора года это, пожалуй, наиболее успешная и эффективная из дипломатических миссий США в России. Удивительно, что ее реализует человек, которого небезосновательно считали одним из главных русофобов Вашингтона.

Превращение матерого ястреба в голубя мира действительно вызывает удивление и даже подозрения: тут американских коллег — политологов и журналистов — можно понять. По мнению профессора Леона Арона (директора Российских исследований в Американском институте предпринимательства — одной из цитаделей неоконов), дело тут в банальной субординации. «Бюрократическое правило гласит: то, где вы сидите, определяет вашу позицию. Сейчас он (Болтон) дипломат. Ему поставлена задача подготовить саммит, сделать всё для его успеха, поэтому он снял одну шляпу и надел другую (т. е. «поменял политическую позицию». - К.Б.) Не думаю, что это ужасно».

Сам Болтон, похоже, вполне комфортно чувствует себя в новой роли миротворца. На упоминавшейся пресс-конференции в «Интерфаксе» он, например, сказал:

«Даже в прошлом, когда между нашими странами были (идеологические. - К.Б.) различия, наши лидеры и их советники встречались. Я думаю, это было хорошо для обеих стран, хорошо для стабильности в мире, и президент Трамп чувствует себя чрезвычайно уверенно в этом вопросе».

Стоит, разумеется, отдавать себе отчет в том, что подобные «голубиные» речи и инициативы могут сопровождаться вполне «ястребиной» хваткой когтей. Было бы по меньшей мере наивно ожидать от политической элиты США, что она станет этаким коллективным Горбачевым и начнет сдавать один свой козырь за другим, пока не останется с одними шестерками на руках. И тем не менее, нельзя не приветствовать явный прогресс в отношении вашингтонской администрации к столь необходимой обеим нашим странам «разрядке»: как с присущей ему простотой формулировок заметил Трамп, «дружить (с Россией) — это хорошая вещь, а не плохая».