Звездные войны. Эпизод второй. Неприкрытая угроза

Звездные войны. Эпизод второй. Неприкрытая угроза

20 июня 2018 г. 13:41

 

Дмитрий Дробницкий

Боже, как много мы тратим на космические исследования!Представьте, сколько бомб можно было сделать на эти деньги!Крейг Брюс

Выступая в Белом Доме, Дональд Трамп рассказал своим соотечественникам и всему миру о своем видении будущего космической программы США и подписал прокламацию о новой политике в области освоения внеземного пространства.

СМИ, конечно же, в первую очередь ухватились за новость о планах создания отдельного вида вооруженных сил Соединенных Штатов — космических войск.

Многие политики и эксперты тут же заговорили об угрозе милитаризации космоса. А поскольку Трамп — как и следовало от него ожидать — пообещал обеспечить «не только лидерство, но и доминирование» американцев в пространстве, новую инициативу некоторые «говорящие головы» оценили как курс на нарушение всех международных договоренностей о космосе.

Чего ждать теперь от этого «непредсказуемого» лидера? Что боевые станции со звездно-полосатыми флагами на бортах заполнят всё околоземное пространство, как авианосные ударные группировки США заполонили мировой океан?

Председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев заявил в интервью РИА Новости: «Милитаризация космоса — это путь к катастрофе… Если США выйдут из договора от 1967 года, налагающего запрет на ядерное оружие в космосе, то, разумеется, со стороны не только нашего, но и других государств последует жесткий ответ, направленный на обеспечение мировой безопасности». Ну прям «Звездные войны» в реале…

Трамп, конечно, ничего не говорил о ядерном оружии в космосе. Что же до милитаризации внеземных просторов, то она началась с первых шагов человечества за пределы земной атмосферы. Дата принятия договора, на который ссылается российский сенатор — 27 января 1967 года, — говорит сама за себя. Американцы еще не облетели Луну, на орбите Земли еще не появилось ни одной долговременной орбитальной станции, а великим державам уже потребовалось заключать международное соглашение, ограничивающее военное использование космоса.

Договор 1967 года (полное название «Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела») является основой международного космического права, хотя и носит лишь рамочный характер. Он в явном виде содержит запрет на размещение ядерных зарядов во внеземном пространстве. Соглашение также содержит норму, согласно которой ни одна страна не может претендовать на владение небесным телом или его частью.

Но в нем ничего не говорится о размещении обычных вооружений на орбите Земли и в любом другом месте космического пространства. По сути дела, этот договор легализовал гонку обычных вооружений в космосе, которая к тому времени шла полным ходом. Она началась не в 1983 году, когда Рональд Рейган выступил по американскому телевидению со своей программой стратегической оборонной инициативы (которая в самом телеобращении так не называлась), а в первой половине 1960-х.

Поначалу милитаризация внеземного пространства ограничивалась разведкой. Спутники-шпионы стали обычным делом. Именно такие космические аппараты выявили размещение советских ракет на Кубе уже в 1962-м. СССР начал разработку боевых космических станций серии «Алмаз» в середине 1960-х. Когда такие станции посещали космонавты, они именовались «Салютами» — «Салют-2», «Салют-3» и «Салют-5»; а когда осуществлялись беспилотные миссии, у них были другие названия — «Алмаз-1» и «Космос-1870». Выглядели военные «Салюты» (которые были на самом деле «Алмазами») вовсе не так, как гражданский вариант орбитальной станции (собственно «Салют»), поэтому когда выпускались марки, посвященные экспедициям посещения «Салюта-3» и «Салюта-5», художники изображали на них станции «Салют» и «Салют-4».

«Алмазы» по проекту должны были быть оснащены оружейной системой «Щит-1», разработанной на основе сдвоенной авиационной пушки НР-23. Были ли реально на борту военных станций готовые к бою космические орудия, до сих пор остается неизвестным. Станции следующего поколения должны были нести на борту установку «Щит-2» с ракетами класса космос-космос.

Американцы уже в конце 1950-х годов начали разработку космического самолета Boeing X-20 Dyna-Sour, имевшего двойное назначение. Однако позже все ресурсы НАСА и военного ведомства были перекинуты сначала на программу «Аполлон», а затем — на проект «Спейс шаттл».

В Советском Союзе велись собственные разработки космического самолета с функциями разведчика (а также, возможно, перехватчика спутников). Проект получил название «Спираль». Были проведены пилотируемые испытания атмосферного прототипа, а также запуски беспилотных космических аппаратов «БОР», на которых отрабатывались вход в атмосферу и планирующий спуск. Затем все силы были брошены на создание большого советского челнока «Буран».

Всё это время не прекращались работы по созданию боевых орбитальных систем, вооруженных как ракетным, так и лазерным оружием. Разработки в СССР шли по двум направлениям — ведение боевых действий в космосе и противоракетная оборона. Станция «Каскад» должна была оснащаться самонаводящимися ракетами-перехватчиками. Предусматривались как беспилотные, так и пилотируемые варианты боевого комплекса. В 1986 году даже началось производство узлов для первых четырех аппаратов серии «Каскад», но вскоре проект был закрыт.

Советские боевые лазерные платформы разрабатывались с 1970-х годов. Самым успешным оказался проект «Скиф», но он был таким габаритным и тяжелым, что с его запуском не могла справиться ни одна из существовавших тогда ракет. Кроме того, в 1983 году, опасаясь нового витка гонки вооружений, Андропов распорядился прекратить работу над космическим лазерным оружием.

Бытует мнение, что американская программа СОИ была блефом администрации Рейгана. Якобы дело ограничилось пропагандистскими анимированными роликами, рекламирующими возможности будущей системы космической ПРО, и шумихой в прессе. Рейгановские «звездные войны» довольно быстро стали излюбленной мишенью для сатирических стрел как западных, так и советских СМИ. В 1986 году Американское физическое общество (APS) направило в военное ведомство отчет, в котором указывалось, что для создания СОИ — во всяком случае, на основе боевых лазеров — потребуется не одно десятилетие. Отчет был частично рассекречен в 1987 году. Его публикация даже в изрядно усеченном виде как будто бы ставила крест на стратегической оборонной инициативе Белого Дома.

Но не было ли это операцией прикрытия? В популярной литературе — как отечественной, так и американской — сегодня часто можно встретить утверждение, что сначала Андропов, а затем и Горбачев «купились» на космический блеф Рейгана. И поэтому первый потратил последние средства Союза на создание систем противодействия СОИ, а второй пошел на серьезные уступки Рейгану (сначала в 1986-м году в Рейкьявике, а затем 1987-м в Вашингтоне) в обмен на сворачивание программы «звездных войн».

На первый взгляд, этот тезис подтверждается тем фактом, что с 1987–1988 гг. Пентагон и его подрядчики начали работать над альтернативной системой противоракетной обороны, основу которой составили спутники раннего оповещения и наземные противоракеты. С определенными модификациями эта концепция американской ПРО просуществовала до сегодняшнего дня.

Но всё же в этой версии не сходятся концы с концами. Допустим, советская разведка не могла добыть ни грамма информации об отчете APS в 1986-м. Но уже в апреле 1987-го этот отчет появился в открытой печати. То есть Горбачев должен был знать, что «звездные войны» — блеф. Зачем же тогда он пошел на уступки в Вашингтоне в декабре 1987 года? Одно из двух: или это был вовсе не блеф (во всяком случае, частично), или СОИ не было аргументом на переговорах лидеров двух стран.

Что же касается Андропова, то представляется весьма маловероятным, что его смогли «развести» газетными публикациями и анимационными роликами. Кроме того, в СССР уже был готов действующий прототип лазера мощностью 1 мегаватт, которой вполне хватало для ослепления спутников и вывода из строя ядерных боеголовок.

В 1984 году Андропов приказывает возобновить работы над платформой «Скиф» — по прошествии почти года с момента анонсирования Рейганом своей оборонной инициативы. А значит, основывался советский руководитель не на публикациях в прессе, а на достоверных данных, для сбора которых и потребовалось несколько месяцев. Видимо, кое-какие перспективные разработки у Пентагона всё же имелись.

По мере работы над «нашим ответом шаттлу» появилась самая мощная (из успешно запущенных) отечественных ракет — «Энергия». К 1984-му она, конечно, еще не была готова, однако ни у кого уже не было сомнений в том, что эта «царь-ракета», в отличие от «Н-1», полетит.

Мало кто сегодня помнит, что «Энергия» взлетала с полезной нагрузкой дважды. В 1988 году она отправила в полет «Буран», а в 1987-м — так называемый динамический макет боевой лазерной установки. Она получил название «Скиф-ДМ». Перед стартом аппарат переименовали в «Полюс». Именно это название и написали на его борту, добавив к нему слово «мир», — видимо, в рамках «нового мышления». После успешного запуска «Полюса» в мае 1987 года СССР перестал активно протестовать против американской программы «звездных войн». В мае, а не в декабре, когда она якобы была свернута Рейганом в обмен на уступки со стороны Горбачева.

Разумеется, после падения железного занавеса гонка вооружений в космосе стала менее интенсивной. Но космические аппараты продолжали совершенствоваться. Полноценной космической державой стал Китай. Как минимум, у России, США и КНР появились надежные ракеты класса земля-космос — сведения об их испытаниях просачивались в открытую печать. Характеристики современных спутников военного назначения, само собой, засекречены, однако сложно себе представить, что наработки 1980-х не были развиты. Так что, оружие в космосе есть — лазерное или иного типа — или, во всяком случае, может там появиться, когда это понадобится военным.

Одним из примеров новейшего боевого космического корабля является американский космический самолет Boeing X-37. По своим размерам и форме (особенно по раздвоенному хвостовому оперению) он очень напоминает советские аппараты серии «БОР». Этот беспилотник выводится на орбиту обычной ракетой, а садится в автоматическом режиме на взлетно-посадочную полосу.

Все миссии X-37 строго засекречены. Четвертый полет по данной программе продлился 718 дней. Что он так долго делал на орбите и что было в его грузовом отсеке, никто не знает. Эксплуатирует корабли серии X-37 Управление быстрого развертывания ВВС США. Подготовка и контроль полетов осуществляется 3-й экспериментальной эскадрильей, дислоцированной на авиабазе Шривер в штате Колорадо. По всей видимости, эта эскадрилья теперь станет частью космических сил Соединенных Штатов.

Кстати, в самом выделении космических сил в отдельный вид войск ничего неожиданного или нелогичного нет. В новой стратегии обеспечения национальной безопасности США космос объявлен одной из зон возможных боевых действий. Стало быть, должны быть и космические вооруженные силы. В России тоже есть Воздушно-космические силы (ВКС). Надо полагать, названы они так вовсе не ради красного словца. В состав Народно-освободительной армии Китая (НОАК) входят войска стратегического обеспечения, которые, в частности, занимаются эксплуатацией космических аппаратов военного назначения. Кстати, известно о планах КНР в ближайшее время испытать собственный беспилотный космический самолет.

Околоземное пространство — а потенциально и весь космос — становится такой же ареной международного соревнования, какой стала в последнее время Арктика. Неудивительно, что ввиду огромной стратегической значимости этого региона в российских вооруженных силах появились специальные арктические силы. И арктическая военная техника, которая недавно была продемонстрирована на Параде Победы.

Повышенное внимание к космическим вооружениям говорит о том, что космос также становится стратегически важным пространством. Речь уже не идет о гонке ради престижа. По всей видимости, космические державы вплотную подошли к освоению ресурсов космоса. Пока это кажется фантастикой. Но когда-то и бурение в Арктике казалось невозможным!

В Белом Доме Трамп собрал не только функционеров созданного им еще в 2017 году Космического совета (во главе с вице-президентом Майком Пенсом), но и представителей космического бизнеса. Присутствовали старые гранты — Boeing и Lockheed Martin, которые совместно ведут разработку сверхтяжелой ракеты-носителя SLS, которую президент США упомянул отдельно, заметив, что давно ждет ее первого старта. Приглашены были на прием и космические новички — компании Blue Origin и SpaceX.

SLS, по замыслу ее создателей, должна вывести в космос космический корабль «Орион», первый тестовый полет которого в облегченном варианте состоялся в 2014 году (на орбиту его вывела ракета Delta IV Heavy). На 2019-й запланирован старт SLS с полноценным кораблем новой серии, правда, без экипажа. SpaceX уже давно возит грузы на Международную космическую станцию на корабле Dragon. До конца года должен состояться испытательный полет корабля Dragon 2, который впоследствии будет доставлять на околоземную орбиту до шести астронавтов. Ну, а генеральная цель определена Белым Домом уже давно — вернуться на Луну, долететь до Марса «и далее» (для этого и был разработан «Орион»). О новой программе полетов на естественный спутник Земли Трамп заявил, что она станет не одноразовой миссией, а «началом постоянного присутствия».

Своих лунных амбиций не скрывает и Китай. Специалисты Поднебесной вывели на реголит свой первый луноход «Юйту», запустили два искусственных спутника Луны и также активно работают над проектом лунной базы. В 2014 году был завершен эксперимент «Юэгун-1» по проживанию экипажа из трех человек в замкнутой экспериментальной установке в течение 105 дней — своего рода «Марс-500», только для длительной лунной экспедиции. Кроме того, в 2020 году КНР построит на околоземной орбите собственную полноценную орбитальную станцию «Тяньгун-3». Она будет не такой большой, как МКС, вот только сколько к тому времени останется существовать международной космической станции?

Россия, несмотря на сохраняющуюся пока монополию на доставку экипажей к уже упомянутой МКС, не может похвастаться серьезными прорывами в области пилотируемой (да и автоматической) космонавтики. Проект корабля «Федерация» (прямой конкурент «Ориона») так пока и остается проектом. В мае этого года был завершен лишь первый этап аэродинамических испытаний модели корабля. Ракета «Союз-5» (проект «Феникс»), которой решено выводить «Федерацию» на орбиту (ввиду отсутствия прогресса по разработке ракет тяжелого и сверхтяжелого классов), также не готова. По плану летные испытания должны начаться лишь в 2024 году. И только потом можно будет говорить о начале разработки ракеты тяжелого класса, в которой «Союз-5» будет играть роль основы первой ступени (примерно такой же принцип был использован компанией SpaceX при создании Falcon Heavy на основе Falcon 9).

К тому времени американцы и, вполне возможно, китайцы будут уже на завершающем этапе подготовки к лунным миссиям. И когда первые корабли сядут на Луне, договор 1967 года будет почти наверняка расторгнут. Нет, не потому, что кто-то захочет завести на спутник нашей планеты пару ядерных фугасов, а потому что страны и частные корпорации начнут столбить за собой участки на ближайшем к нам небесном теле.

В августе прошлого года в распоряжении прессы оказался план НАСА, представленный в Космический Совет при президенте США. В нем, в частности говорится: «В 2020 году частные астронавты на частных кораблях могут совершить облет Луны. В то же время частные автоматические спускаемые аппараты могут начать закрепление де-факто прав собственности американцев на Луне».

Возможно, сами по себе наделы лунного грунта и не представляют особой ценности (хотя за наиболее удобные места для лунных обсерваторий и, не приведи Бог, пусковых ракетных установок вполне может развернуться нешуточная борьба), но важен прецедент. Всю космическую воду, весь метан и все металлы начнут расхватывать, как горячие пирожки. И главные сливки снимет тот, кто сможет первым даже не послать к небесным телам свои аппараты, а кто продемонстрирует свою способность… доминировать в космосе.

Так что, самое тревожное в заявлении американского президента состоит не в выделении в составе армии США нового вида вооруженных сил, а в том, что старт нового этапа космической экспансии застал Россию в столь уязвимом с технологической точки зрения положении. Это всё равно как если бы все ведущие державы рванулись осваивать Арктику, а у нас не оказалось ни одного годного ледокола…

Сегодня, конечно, еще можно поспорить о перспективах новой космической гонки. Я думаю, найдется масса аргументов в пользу того, что такая гонка — или блажь Пекина и Вашингтона, или новый «блеф», наподобие «звездных войн» Рейгана. Но если такая точка зрения победит, через пять лет Россия вполне может начать заключать контракты на приобретение зарубежных космических аппаратов, как сегодня заключаются контракты на приобретение авиалайнеров.

Ну, а потом партнеры введут какие-нибудь космические санкции…