Утихомирились бури революционных лон

Утихомирились бури революционных лон

21 мая 2018 г. 9:30

Максим Соколов

Про внешнюю политику нынешней американской администрации, которую иначе как разудалой и не назовешь, сказано очень много и будет, вероятно, сказано еще больше. В духе "Грозит заморский нам ковбой etc." Причем грозит не только нам, а почитай, что всем. Нам всем знакома эта губительная страсть, поэтому не стоит повторяться.

Интереснее обратить внимание на менее замечаемое обстоятельство: после победы Дональда Трампа на президентских выборах как-то враз прекратились разговоры об оранжевых, а равно цветных революциях. Причем прекратились как в ругательном смысле – в устах, например, российских охранителей, так и в смысле хвалебно-победоносном – вспомним хоть речи Хили-триумфаторши, радостно крушившей арабский Восток в 2011 г.

Сам термин "продвижение демократии" исчез из активного политического словаря – лексикографам впору ставить словарную помету "устар."

Это действительно важная перемена в международном ландшафте. С 2000 г., когда продвинутая демократия победно въехала на бульдозере в здание Верховного Суда в Белграде, и Милошевич был повержен, и до 2014 г. с революцией гiдности в Киеве оранжевые мероприятия шли с редкостным постоянством и по однообразному сценарию, описанному в трудах Джина Шарпа. Методическое пособие работало безотказно, и вдруг и труды Шарпа, и дело Шарпа ушли в забвение.

Могут возразить, указав на Армению, где вроде бы вновь продолжается бой, но как раз история с восхождением Николы Пашиняна показывает сильное отличие былых смятений от нынешнего ереванского. Никаких высокопоставленных иностранцев с печеньками, никакого экстаза в мировой прессе, посольство США в Ереване занимало скорее кислую, чем ликующую позицию, т. е. всё прогрессивное человечество отнеслось к ереванским событиям с изрядным безразличием – если не скепсисом. Всё это, скорее, напоминало саурскую (апрельскую) революцию 1978 г. в Афганистане, которая была поддержана Кремлем как свершившийся факт (а куда деваться? только кура-дура от себя гребет), но без особой радости.

Снятие (временное или окончательное) «оранжевых революций» с повестки дня может быть вызвано разными причинами.

Государственный департамент США, подвергающийся при Трампе постоянному "перетрахиванию" (А. Г. Лукашенко), переживает период сильной дезорганизации в работе, и ему, может быть, не до продвижения демократии. Или, по крайней мере, не до столь экстатического продвижения, которое мы наблюдали прежде.

Возможно, – чего в жизни не случается? – сами продвигатели демократии в конце концов разочаровались (м.б., лишь временно) в этом занятии. "Пьем, да посуду бьем, а кому не мило, тому в рыло", – это, конечно, увлекательно и даже захватывающе, однако практический выход получается какой-то довольно сомнительный. Например, на Украине продвинули и теперь сами не знают, что с этим счастьем делать.

Не следует забывать, что и режимы – объекты продвижения – тоже обучаемы. Важным условием оранжевого успеха является сильная расхлябанность власти, либо вообще неготовой противостоять протесту, либо делающей это крайне непоследовательно – шаг вперед, два шага назад. См. В. Ф. Януковича. При этом свергаемая власть не контролирует денежные потоки (разнообразные НКО), СМИ, да и просто инфраструктуру: революционные штабы невозбранно подвозят в столицу свежую политическую пехоту, обеспечивают ее размещение и кормление. Если режим способен эти каналы пережать (а жить захочешь, так и способности возьмутся), то учение Шарпа оказывается не таким уж и всепобеждающим.

К тому же, предшествующие бархатные революции в других странах, приведшие к большой крови, и немалой разрухе, недостаточно склоняют граждан (хотя бы даже недовольных текущим состоянием дел) к энтузиастическому "Вот и нам бы так!"

Но кроме этих объективных причин (всё когда-нибудь приедается, во всяком случае, пока не явится совсем новое поколение, не знающее былых бед и потому радостно готовое голову сломать), есть и субъективная манера нашего иностранного соперника.

Дело в том, что учение Шарпа (продвижение демократии тож) является далеко не единственным способом навязывать другим народам и государствам свою волю. Да, конечно, любезная англичанам апоплексическая табакерка есть способ изящный и в определенных обстоятельствах эффективный, но в общем-то табакеркой набор приемов не исчерпывается.

В начале XIX в. Наполеон вел себя на европейском континенте, как у себя дома, другие державцы (если не брать отдельных взбрыков, кончавшихся для них печально) слушали и повиновались (сила солому ломит); причем великий император навязывал Европе свою волю, совершенно не прибегая к методам коварного Альбиона. Он предпочитал грубую силу. Кончилось, правда, для него это не очень хорошо, ну так всё когда-нибудь кончается. Важно заметить, что в приверженности бархатным революциям Бонапарта не обвиняли даже его самые ожесточенные критики. Впрочем, и после Бонапарта инспирация заговоров и революций никак не была существенным элементом европейской политики. Применялись иные способы давления на партнеров (континентальная блокада – чем не санкции?)

Мода же на продвижение демократии посредством апоплексического удара есть не устойчивая политическая традиция, но скорее уникальная флуктуация начала XXI в. Как началась, так и закончилась.

Во всяком случае, Трамп об этом открытым текстом предупреждал. Его предвыборная кампания была построена на лозунге "Америка — прежде всего!", т. е. на том, что США сосредоточатся на решении внутренних проблем, не ввязываясь в дорогостоящие операции по "экспорту демократии». Европейские союзники сразу заподозрили неладное. Еще в январе 2017 г. аналитики Европарламента подготовили доклад, где указывалось, что "Трамп останется равнодушным к борьбе за права человека и не станет заниматься продвижением демократии на Ближнем Востоке и в других регионах мира». Харам полный.

Пацан сказал – пацан сделал. Вместо наскучившего лицемерия ("верховенство закона свято для меня, я немею перед верховенством закона", то же насчет прав человека и прочих идеальных приятностей) нам явлена полная откровенность: "Сила – так и не дает никому отчета». "Les gros bataillons ont toujours raison", как говорил великий император.

По крайней мере, на какое-то время мы будем избавлены от проповедей насчет Сияющего Города на Холме, произносимых голосом, который не может обмануть даже тюленя. Может быть, это утешит нас в последующих борениях с заокеанским партнером, а заодно избавит от последних иллюзий.