Российские либералы бьются лбом о бетонную стену

Российские либералы бьются лбом о бетонную стену

4 мая 2018 г. 10:28

Обзор прессы 4 мая

Российская пресса пишет о ситуации в оппозиционном лагере накануне инаугурации Владимира Путина.

Наибольшая активность наблюдается в столице, отмечает "Новая газета». 30 апреля граждане вышли по призыву Павла Дурова на защиту свободного интернета. 1 мая активисты отметились уже традиционной «Монстрацией» под либеральными и анархическими абсурдистскими лозунгами вроде большой растяжки «Севернее Кореи».

Когда пространство публичного политического высказывания сжимается, полагают "Ведомости", политизируются даже карнавальные монстрации. При этом на конец марта протестные настроения находятся на минимальном уровне. Лишь 17% россиян считают возможными протесты против падения уровня жизни, 12% допускают акции с политическими требованиями, а лично в таких протестах готовы принять участие только 8% опрошенных.

В то время как европейские демократические партии активно контактируют с трудовыми коллективами и так называемым рабочим классом, российская либеральная оппозиция не выходит из зоны комфорта, утверждает "Независимая газета». Как показали итоги президентских выборов, аудитория, на которую оппозиция может повлиять своими месседжами, стремительно сужается. Возможно, размышляет издание, дело в непопулярности либеральной повестки или в невозможности донести эту повестку до людей, не входящих в городскую интеллигенцию.

В преддверии назначенной на 7 мая церемонии, сообщают "Ведомости", Алексей Навальный намерен провести в Москве 5 мая массовую акцию «Путин нам не царь». Для его сторонников это будет пятая акция в центре Москвы за последний год, все они не были согласованы с властями.

Еще одно уличное мероприятие проведет в Москве 6 мая координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов: его акция на Суворовской площади согласована и пройдет под лозунгами «Долой царя» и «Нам нужна законная власть». Среди требований мероприятия, приуроченного к годовщине событий на Болотной площади 2012 г., – призыв к освобождению политзаключенных и отказ признавать итоги президентских выборов.

Как всякий политик, Навальный должен говорить о себе, напоминать о ценности своих лозунгов, говорит директор «Левада-центра» Лев Гудков: «Накануне инаугурации ему важно подчеркнуть конфронтацию с режимом вне зависимости от того, сколько людей придет на акцию. Он должен артикулировать себя и свою позицию в общественном мнении, чего не делает больше никто из демократов». Гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров с этим согласен: «Навальный хочет показать, что после триумфальных для Путина выборов всё еще остается значимым игроком, для чего ему достаточно вывести несколько тысяч человек на улицы, чтобы о нем хорошо отписались СМИ».

Один из способов оставаться активным для оппозиционера – организовывать уличные акции, но инаугурация – слабый повод для мобилизации существенного числа участников, считает эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников. Протест становится более прагматичным, а общеполитическая повестка превращается в рутину, что сужает пространство для Навального, говорит эксперт: «Городская среда, экология, техногенные ситуации – эти темы несут конфликтный заряд, но Навальный в них не лидер. Это не его вина, просто произошло изменение повестки».

Планы Удальцова, по мнению "Новой газеты", больше всего напоминают ностальгический слет политических активистов предыдущей эпохи. А вот интенсивность уличной политики в Москве в целом заслуживает внимания и нуждается в объяснении. Выборы 18 марта прошли в соответствии с планом администрации президента, который предполагал и курс на дальнейшую деполитизацию общественной жизни. Организовать акции протеста по итогам выборов Навальному не удалось, и это, пожалуй, не имело большого смысла: общество было готово к переизбранию действующего президента.

Но число конфликтов, решение или хотя бы обсуждение которых постоянно откладывалось в последние годы, оказывается слишком большим. При этом в большинстве случаев люди отказываются считать свои требования политическими и чаще всего апеллируют к избранному ими президенту как арбитру, который должен разобраться в местных проблемах.

Это представление о «неполитическом» как синониме «того, что апеллирует к президенту», представляет собой довольно характерную для российского общества иллюзию, отмечает издание. Но важнее за этой стилистической нелепостью увидеть настоящую проблему. В стране разрушены механизмы мирного разрешения конфликтов. Конфликты и проблемы есть, а все обычные политические институты, от прессы до парламента, лежат в руинах.

Каждый из этих конфликтов имеет пока изолированное значение: их участники воспринимают себя не как члены политической оппозиции, но как граждане, добивающиеся локальных общественных целей. Всё может измениться в том случае, если власти не будут успевать оперативно сбивать напряжение. В этом случае у протестующих может появиться новый модератор — человек, к которому обращаются за защитой и помощью. Так из отдельных фрагментов социального напряжения складывается общая картина — политическая оппозиция.

"Независимая газета" пытается понять, почему оппозиция не выходит за пределы социальных сетей. По мнению издания, любые попытки расширения либерального электората напоминают битье лбом о бетонную стену.

И если во время президентской кампании нежелание беседовать с людьми вне городской интеллигенции можно было объяснить нехваткой времени, то что мешает сделать это сейчас, когда выборы уже прошли, а количество проблемных точек по всей стране, где социальный протест может перерасти в политический, насчитывает сотни случаев?

Однако в России с рабочим движением системно пытается взаимодействовать лишь КПРФ, и то не очень успешно: ведь партия боится и протестов, и проблем с властью.Прослеживается среди отдельных деятелей оппозиции и снобизм: некоторые политики вообще считают, что не они должны идти к избирателю, а он должен идти за ними. И если Владимир Путин выбрал для презентации своей предвыборной кампании автозавод ГАЗ, то оппозиция пока ограничивается лишь комфортной для себя площадкой Facebook и Youtube.

Кстати, отмечает издание, аналогичную ошибку совершила и кандидат в президенты США Хиллари Клинтон, штаб которой сделал ставку на образованный электорат крупных городов, в то время как Дональд Трамп ездил по провинции и разговаривал с рабочими.

Хотя винить только оппозицию в отсутствии обратной связи с широким электоратом совсем неверно, считает НГ. В целом разницу подхода взаимоотношений между партиями и рабочим движением можно объяснить тем, что в России и на Западе разные политические системы, разные исторические условия и разные политические руководители.