СМИ: Пашинян – армянский Ганди? Время покажет..

СМИ: Пашинян – армянский Ганди? Время покажет..

3 мая 2018 г. 10:17

Обзор прессы 3 мая

Российская пресса – об армянской "революции любви" по рецепту Ганди. РБК разбирается, что привело к началу политического кризиса, кто вынудил его это сделать и какие технологии для этого использовались. По мнению издания, движущей силой протеста, который буквально за две недели привел к отставке бессменного на протяжении десяти лет главы Армении Сержа Саргсяна, стала молодежь — школьники и студенты.

Армения вступила в среду в решающую фазу революции, констатирует "Коммерсантъ». Протесты обрели невиданный прежде размах: люди разом парализовали движение по всей республике. Действующая власть уже не управляет ни страной, ни ситуацией. Впрочем, ее оппоненты властью еще не стали и контролируют только улицу.

Республиканская партия Армении (РПА) на выборах премьера 8 мая поддержит кандидата, который будет выдвинут одной третью депутатов парламента, сообщают "Ведомости». Своего кандидата правящая в стране партия выдвигать не будет. Остальные три фракции - «Елк», «Дашнакцутюн» и «Царукян» - заявили, что поддержат лидера оппозиционной фракции «Елк» Никола Пашиняна.

Для привлечения внимания уставших от несменяемости власти армян Пашинян использовал старые, но, как оказалось, действенные приемы. Началось всё месяц назад. 31 марта Пашинян объявил, что в одиночку стартует из Гюмри и начинает шествие по стране через все крупные города. Идею пешего хода он позаимствовал у Махатмы Ганди.

Он маршировал по всей стране от Гюмри до Еревана, два-три раза в день выходя в прямой эфир в соцсетях. К Пашиняну стали примыкать молодые люди и соратники по парламентской фракции «Елк», а затем и общественно-политические движения Армении. Вместе с ними появился интерес у блогеров и телекомпаний: в основном шествие освещали независимые от властей СМИ.

Пашинян дошел до Еревана за 14 дней, за это время у него отросла борода и он перестал быть похожим на депутата парламента, больше напоминая рядового участника протестов, а за его реалити-шоу наблюдала уже вся страна. Людей подкупили ясные и категоричные требования Пашиняна. «Пашинян — человек, с которым на компромиссы идти трудно. Он победил, играя на грани фола, радикализируя свою позицию», — говорят эксперты издания.

Для властей стремительная «революция любви», как ее называют протестующие, оказалась неожиданностью, говорит РБК собеседник в руководстве Республиканской партии. Никто всерьез не отнесся к пешему походу Пашиняна, который к тому моменту вот уже больше 20 лет считался вечным оппозиционером и никогда не был очень популярным у армян. Всерьез к лидеру протестов отнеслись только 21 апреля, когда тот уже дошел до Еревана и собирал площади. Тогда к нему на переговоры власть делегировала номинальную политическую фигуру в Армении — президента Армена Саркисяна. Но было уже поздно.

Оптимальный вариант разрешения ситуации в Армении - проведение как можно быстрее досрочных выборов, а до этого заключение договоренности по поводу этих выборов и управления страной в переходный период, заявил "Ведомостям" руководитель экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов: «Однако в последнюю неделю даже слово “переговоры” никто не употребляет, ситуация зашла в тупик. Пашинян считает, что есть он и народ, который он представляет, а все остальные враги. При этом он политически опирается в парламенте на фракцию богатейшего человека страны Гагика Царукяна, что достаточно абсурдно, поскольку Пашинян всё время говорит, что он против олигархов. РПА же не умеет работать с общественным мнением. В ситуации нет одного виноватого и одного узла, который надо разрубить, чтобы достичь прогресса».

При этом в Азербайджане распространяются слухи, что армянская армия ушла из Нагорного Карабаха в Ереван, поэтому надо «захватить Нагорный Карабах», то есть ситуация чревата не столкновениями в Ереване, а большой войной в Закавказье, продолжает эксперт: «Дело не в том, что хорошая молодежь вышла против плохой власти и хочет ее сменить, чтобы всё стало хорошо. Происходящее в Армении напоминает коллективное помешательство: людям настолько хочется изменений к лучшему, они настолько устали от бедности и бесперспективности, что не воспринимают ситуацию реалистично. Они ждут, что их жизнь резко улучшится, но избрание Пашиняна этого не принесет». Запрос на радикальные изменения в армянском обществе носит социально-экономический характер, то есть люди ждут быстрых и позитивных изменений в той области, где любая революция всё неизбежно ухудшает, – в сфере экономики, подчеркивает Кузнецов.

С большой вероятностью оппозиция дожмет власть, поскольку республиканцев и так удалось собрать немалыми усилиями, партия начала расползаться, будет идти индивидуальное давление на чиновников и депутатов, говорит политолог Алексей Макаркин: «В воскресенье в отставку подал министр культуры, о чем его попросили деятели культуры, - а ему важно сохранить авторитет среди них. Это же не современная Россия, где министр может пользоваться только поддержкой Никиты Михалкова и Николая Бурляева и чувствовать себя хорошо».

Дать гарантии всем не получится, напоминает эксперт: «Пашинян говорит, что они идут с миром и любовью, но когда они придут к власти, то 2008 год вспомнят точно. Идиллии не будет. Оппозиции важно, чтобы появился их премьер, потом он сформирует правительство, изменит избирательное законодательство и распустит парламент. При этом сценарии республиканцам мало что светит, кроме антикоррупционных расследований». Второй сценарий: республиканцы продержатся и провалят Пашиняна, а через два месяца выйдут на досрочные парламентские выборы. Макаркин считает его маловероятным.

Ереванский политолог, глава Института Кавказа Александр Искандарян объясняет феномен Никола Пашиняна без эмоций и весьма хладнокровно препарирует на страницах "Коммерсанта" популярность политика: «Он талантливый и креативный человек. Была грамотно найдена идея именно ненасильственных акций. А вот режим в самом начале совершил ошибку: они думали, что при низкой легитимности можно жить вечно, если ты можешь институционально организовать выборы. Нет, нельзя. Ошибкой было желание Сержа Саргсяна остаться у руля: он ведь обещал после второго срока уйти. Если бы он ушел, а премьером стал кто-то другой, этого всего бы не было».

Верной и удачной тактикой Искандарян называет персонификацию протеста, который начался с единственного требования — отставки Сержа Саргсяна. «Первая часть митинговой активности вся была на Саргсяне. Его объявили главным злом, — говорит аналитик. — Лозунг при этом был максимально широким: мы против Сержа и за перемены. Под такой лозунг любой встанет. И никакой внешней политики — ни России, ни Америки, ни Запада, ничего. Вот и вышло: с одной стороны, персонифицированное зло — Саргсян, а с другой, персонифицированное добро — Пашинян».

Эксперт полагает, что республиканцам будет сложно, если не невозможно, сохранить себя как партию, поскольку трудно сохранить дисциплину в такой ситуации: «Перебегать уже начали». Но и Николу Пашиняну, считает господин Искандарян, придется непросто. «У него гигантская поддержка улицы, но нет ничего институционального. Он никогда ничем, кроме уличной политики, не занимался. Нет опыта управленца, нет команды. И нет позитивных программ, по крайней мере, нам они не выдавались», — перечисляет политолог.