Ходоки в Белом доме

Ходоки в Белом доме

2 мая 2018 г. 21:33

Кирилл Бенедиктов

Когда-то все советские люди хорошо знали картину «Ходоки у Ленина» - ее репродукции висели во многих учреждениях и присутствовали в школьных учебниках. Прошли годы. Нынешняя молодежь уже нетвердо знает, кто такой Ленин, а слово «ходоки» вызывает у нее совсем другие ассоциации: с инфернальными ледяными зомби из эпопеи Джорджа Мартина «Песнь Льда и Пламени» и снятого по ее мотивам сериала «Игра престолов» (там, правда, ходоки были не простые, а белые). Казалось, что старое значение этого слова прочно забыто, предано забвению и упразднено за неактуальностью. Однако события прошлой недели неожиданно извлекли его из летейских вод.

Один за другим в Вашингтон потянулись европейские лидеры – налаживать отношения с Дональдом Трампом. То, что это произошло только сейчас, а не в прошлом году (а Трамп хозяйничает в Белом доме уже 15 месяцев), говорит о многом. Во-первых, до европейцев, наконец, дошло, что Трамп – это всерьез и надолго (возможно, даже на два срока). Непредубежденному наблюдателю это было очевидно с самого начала, но западное общественное мнение было слишком зависимо от враждебных Трампу СМИ, а те совершенно сознательно стремились сделать из 45-го президента США клоуна, которого вот-вот лишат власти. И только сейчас, после того, как Трамп выиграл у своих противников в ФБР и в Конгрессе по очкам, в глазах европейских лидеров он превратился в сильную самостоятельную фигуру.

Прежде они с Трампом спорили и даже ругались (как было на саммите G7 на Сицилии), пытались наладить отношения с вице-президентом Пенсом, советником по нацбезу Макмастером и другими «взрослыми» из президентской администрации, позволяли себе заявлять, что теперь Запад должен привыкать жить без оглядки на США. Сейчас им стало ясно, что с Трампом лучше было не ругаться, – но вот только открытие это несколько запоздало.

С 1 мая в США вступают в силу новые протекционистские таможенные пошлины на импорт стали и алюминия – 25% и 10% соответственно. При объеме импорта стали из ЕС в США на 5,3 млрд. в год и алюминия – на 1,1 млрд. последствия для экономики Евросоюза могут быть драматическими. Помимо серьезного финансового ущерба, потеряют работу десятки тысяч человек, – а это уже фактор политический.

Именно поэтому в США полетел сначала «любимый друг» американского президента Эммануэль Макрон, а затем и гораздо менее обожаемая Трампом Ангела Меркель. Правда, визит Макрона продолжался три дня, а визит Меркель – три часа (из которых она провела в Овальном кабинете менее 30 минут). Однако результат был приблизительно одинаковым. Торговой войны избежать всё же не удалось.

Контраст между визитами Макрона и Меркель заключался не только во времени, которое два сильнейших европейских лидера провели на американской земле, но и в стиле общения с ними хозяина Белого дома. Если по отношению к французу Трамп всячески демонстрировал расположение (граничащее, впрочем, с издевательством: достаточно вспомнить, как он перед камерами снял с пиджака Макрона кусочек перхоти, сопроводив это ироническим комментарием), то коммуникация с фрау Меркель проходила в гораздо более напряженной обстановке. Правда, Трамп попытался развеять стереотипы, поцеловав Меркель в щеку и назвав ее «необыкновенной женщиной», но этого оказалось явно недостаточно, чтобы растопить сердце холодной немки.

Диалога не получилось, в первую очередь, потому, что Трамп хотел говорить об одном, а Меркель – совсем о другом. Трампа, в основном, волновали расходы Германии на оборону в рамках НАТО, а фрау бундесканцлерин – тарифы на сталь и алюминий. Такая разница в подходах не могла не сказаться на результате переговоров.

Выглядело это, судя по публикации в консервативной канадской газете National Post (канадцы очень внимательно следят за подготовкой назревающей торговой войны между США и ЕС, поскольку вопрос повышения таможенных тарифов для них тоже является весьма болезненным), приблизительно так:

Ангела Меркель просит Трампа не выходить из иранской ядерной сделки (СВПД) и отказаться от повышения пошлин на импорт стали и алюминия. Трамп в ответ заявляет, что Германия должна выполнять нормы НАТО и тратить 2% от своего годового ВВП на нужды обороны в рамках Альянса.

Сбитая с толку Меркель отвечает, что ее страна потратит на эти цели 1,3% ВВП в 2019 г. и в ближайшие годы будет постепенно увеличивать эту сумму. «Возможно, с точки зрения президента, это недостаточно быстро», - сконфуженно добавляет она.

Трамп повторяет: самое важное, чтобы Германия «платила больше» за свою оборону, на фоне той напряженности, которая существует в вопросе о пополнении бюджета НАТО.

На совместной пресс-конференции оба лидера сделали заявления, которые, скорее, демонстрируют существование серьезных проблем в отношениях между США и ЕС, нежели свидетельствуют о каком-то прогрессе в этой сфере.

«C нетерпением ожидаю сегодня встречи с канцлером Германии Ангелой Меркель, – написал Трамп в Твиттере. – Так много нужно обсудить, так мало времени! Это будет хорошо для обеих наших великих стран!»

Тут уместно вспомнить, что сам Трамп – наполовину немец. Его дед в 1875 г. эмигрировал в США из крошечного городка Кальштадт в земле Рейнланд-Пфальц, а потом, сколотив капитал, ненадолго вернулся в Германию, женился на соседской девушке и увез ее обратно в Америку. По крайней мере, с начала 1990-х годов Дональд Трамп всячески подчеркивал свою связь с исторической родиной, а в 1999 г. даже был грандмаршалом ежегодного Штойбеновского парада – мероприятия, устраиваемого американскими немцами и символизирующего дружбу между двумя государствами.

Ангела Меркель явно решила сыграть на сентиментальности наследника тевтонов. Если Макрон привез в дар американскому президенту саженец дуба, который два лидера торжественно посадили на лужайке перед Белым домом, то подарок бундесканцлерин был гораздо более изысканным: это была уникальная гравюра 1705 г. с картой немецких княжеств, на которой, в частности, изображен родной городок предков президента – Кальштадт.

Однако даже этот замечательный подарок не смягчил непреклонного хозяина Белого дома. И хотя он подчеркнул, что лично у него с Меркель «великолепные отношения», отношения между США и Германией пока что далеки не только от «великолепных», но и просто от хороших.

«Нам нужны отношения на основе взаимности, которых у нас нет, – подчеркнул Трамп, когда его спросили о нынешнем состоянии американо-германских связей. – Я не обвиняю канцлера, я не обвиняю Германию или Евросоюз. Я обвиняю своих предшественников, которые позволили этому случиться».

«Мы обсуждали вопрос о возможном введении новых торговых пошлин, - заявила Меркель на пресс-конференции, - но решение, разумеется, остается за президентом». Она предположила, что ей не удалось убедить Трампа в необходимости отказаться от повышения тарифов на импорт стали и алюминия.

Выглядела она при этом растерянной: было ясно, что ни по одному из основных вопросов повестки (иранская сделка, повышение тарифов, возможное смягчение антироссийских санкций, от которых страдает экономика Германии) прогресса достигнуто не было. Да и могли ли стороны добиться прогресса за полчаса, отведенные на встречу?

Однако вернувшись в Берлин, фрау бундесканцлерин собралась с силами и решила показать, что и у Старого Света есть еще порох в пороховницах. В ее заявлении, опубликованном в воскресенье, 29 апреля, говорится, что Европа «решила отстаивать свои интересы в рамках многосторонней торговли». Меркель подчеркнула, что провела телефонные переговоры с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй и президентом Франции Эммануэлем Макроном, и все трое согласились, что США не должны принимать какие-либо дискриминационные меры против Европейского Союза.

Правда, в заявлении канцлера не уточнялось, какие именно шаги могут предпринять европейцы, чтобы «наказать» Трампа. И это вряд ли случайно, потому что, несмотря на риторику Меркель, согласия в концерте европейских держав по этому вопросу будет достичь непросто.

Одним из очевидных шагов, которые может предпринять ЕС в ответ на «тарифную войну» Вашингтона, – повысить налогообложение интернет-гигантов, крупнейших цифровых корпораций, известных под аббревиатурой GAFA (Google, Apple, Facebook, Amazon). Эти американские корпорации, как пишут европейские СМИ, «очень ловко устроились на европейском континенте» и выводят из-под юрисдикции финансовых служб ЕС миллиарды налоговых платежей.

Согласно источникам в Еврокомиссии, Google платит менее 1% налогов со своей выручки в странах ЕС. Всего же Google и Amazon недоплатили Евросоюзу налогов на сумму около 5,5 миллиарда евро в период с 2013 по 2015 гг. В целом, по данным Еврокомиссии, интернет-компании в ЕС платят в среднем корпоративный налог в 10,1%, в то время как традиционные компании — 23,2%. На самом деле, разрыв гораздо глубже. Amazon платит в Великобритании налогов в 11 раз меньше, чем местные книжные магазины. В Ирландии, где корпоративный налог составляет 12,5%, Apple заплатил лишь 0,005% этой суммы ирландским налоговикам.

Наибольший энтузиазм в этом направлении проявляет Франция. Министр финансов Франции Брюно Ле Мэр еще в прошлом году неоднократно призывал «прижучить» цифровых гигантов, которые «обводят Европу вокруг пальца». Тогда его призывы натолкнулись на сопротивление Великобритании, которая опасалась начала полномасштабной торговой войны. И вот теперь, после того, как война стала неизбежной, Ле Мэр вновь призывает к «раскулачиванию» GAFA. Выступая в субботу в Софии на саммите министров финансов стран ЕС, Ле Мэр заявил: «Одну вещь я понял за то время, что провел с президентом Макроном в США: американцы уважают только демонстрацию силы».

Такой демонстрацией силы могло бы стать принятие директивы ЕС, предусматривающей введение 3% налога на доходы (а не на прибыль) для компаний, чей оборот превышает 750 млн. евро в мировом масштабе и 50 миллионов – в масштабах ЕС.

Однако добиться консенсуса в этом вопросе будет очень непросто. И если оговорки, которые высказали в отношении налога на цифровых гигантов Мальта, Ирландия и Люксембург (основные европейские бенефициары фискального демпинга GAFA), были, в общем, очевидны и легко предсказуемы, то осторожная позиция Германии не могла не разочаровать французов. «Немцы признают, что существуют проблемы с налогообложением цифровых компаний, но они, скорее, сторонники глобального решения. И считают, что налогами должно облагаться скорее производство, чем прибыль», - заявил в интервью Le Monde бывший министр финансов Германии Вольфганг Шойбле.

Подобная позиция Германии не могла не разочаровать Францию, и Брюно Ле Мэр даже признался, что испытывает «холодный гнев» по отношению к своим коллегам из стран ЕС, ставящим палки в колеса директиве о повышении налогообложения цифровых гигантов. Какая уж тут «демонстрация силы», если даже «демонстрацию единства» европейские страны организовать не могут!

Говорить о тройственном антиамериканском союзе Германии, Франции и Великобритании, таким образом, сейчас не приходится. Да и сложится ли он вообще? Пока что европейские лидеры, уподобляясь «ходокам» с картины Вл. Серова, один за другим визитируют Белый дом и пытаются разжалобить его хозяина, уговаривая его пойти на уступки то в одном, то в другом вопросе. А Трамп, надо полагать, не без злорадства, им в этом отказывает, – понимая, что для того, чтобы сделать Америку снова великой, необходимо существенно умерить аппетиты многочисленной клиентелы, привыкшей к льготам и дотациям со стороны богатого американского дядюшки.