ВИРУСНАЯ ТЕЛЕГРАМА

ВИРУСНАЯ ТЕЛЕГРАМА

20 апреля 2018 г. 13:06

В Советском Союзе была популярна шутка: «Войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется». Похоже, что мы дожили до её реализации на практике. Телеграм не отключат, но будет такая кампания по отключению, что погибнет весь российский интернет.

Роскомнадзор гоняется за юрким бумажным самолетиком Дурова с бензопилой и отрубает миллионы ip-адресов разом. В неравной борьбе падают сайты магазинов, аптек, аэропортов, налоговой службы, наконец – самого Роскомнадзора. Телеграм работает с легкими перебоями, лишь притормаживая при загрузке картинок. Раз в несколько часов приходят спецсообщения, меняющие настройки мессенджера, и армии дуровских цифровых ботов прорываются сквозь цифровой мир новыми непредсказуемыми маршрутами. Государственные информационные агенства, СМИ, «кремлевские» телеграм-каналы, даже некоторые государственные органы продолжают пользоваться мессенджером как ни в чем не бывало.

Всё это выглядит как борьба в глобальной сети двух супервирусов «Tg» и «РКН»: сюжет, достойный пера хорошего фантаста. Кто бы из супервирусов ни сожрал противника, по дороге к этому столкновению они будут сеять хаос.

Основатель Телеграма предсказуемо стал героем тусовки, новым борцом за свободу взамен изрядно обветшавшего Навального. Молодой миллиардер, который, в отличие от большинства политиков, умеет что-то делать руками и не использует голову только как бесплатное приложение ко рту, конечно, куда симпатичней потасканных политических див. К тому же, те не могут причинить государству реальные неприятности, а вот Дурову удалось выставить на посмешище крупное федеральное ведомство. Публика кричит «ура» и бросает в воздух лифчики.

Правда при этом никто не хочет замечать, что проблема уже даже не в том, что Дуров отстаивает автономию от спецслужб мессенджера, легко используемого террористами. В конечном счете, наша тусовка состоит из бессмертных: с этими людьми, сотканными из тонких запахов конфет, ничего дурного в петербургском, к примеру, метро, по определению случиться не может. Хуже то, что Дуров в борьбе с Роскомнадзором сам действует как террорист.

По сути, Телеграм создал огромный разветвленный вирус, намертво сплетшийся с российскими интернет-сетями, в результате чего тактика Роскомнадзора, предусматривающая «работу по площадям», приводит к массовым жертвам среди «заложников», в то время как захватчик лишь хохочет властям в лицо при аплодисментах окружающей публики.

До тех пор, пока эта ситуация не доведет до человеческих жертв в публике, и вправду смешно наблюдать за тем, как молодой либертарианец уделывает жирного и глупого Левиафана. Ату его! Правда, когда поруганное животное издохнет, Дуров останется без собственности, с паспортом Сен Китс и Невис и «гражданином мира». А вы… ну вы, очевидно, тоже без собственности и тоже «гражданами мира», только без дуровских миллиардов.

Многие неприятные обстоятельства в мире связаны с существованием государств. Однако еще большее число неприятных обстоятельств не имеют места в действительности только потому, что государства, вопреки пожеланиям анархистов и либератарианцев, всё же существуют. Государство имеет возможность навязывать людям свою чрезвычайно неприятную тяжелую руку именно потому, что производит нечто для человека исключительно ценное – порядок.

Все анекдотические телодвижения Роскомнадзора, ведущие к хаосу, продиктованы попытками установить порядок. Зато хаос, возникший в результате действий Дурова, возникает потому, что целью создателя «Телеграма», государством в общем пренебрегающего, и был хаос… Вирус в этой игре серверов создал все-таки он, а РКН работает как неумело состряпанный антивирус, который ради победы над вирусом стирает все попавшиеся ему на пути жёсткие диски.

На самом деле, эта комедия гораздо более грустна, чем может показаться, поскольку говорит о том, что государство в современной России по прежнему слабо и недостаточно эффективно.

Посмотрите на свернутого в трубочку на слушаниях в Сенате США Марка Цукерберга. Он отлично знает, что государство, перед которым ему предстоит выступать, безжалостно, не способно к компромиссам и готово стереть его в порошок. Он не может даже помыслить хамить ему так, как Дуров хамит своему. И не потому, что Цукерберг пуглив, а Дуров безгранично отважен, но потому, что Сенат США не понимает шуток. Если Дуров столкнется с ним, то, скорее всего, окажется безупречно вежлив (он, собственно, уже передавал данные американским властям) и склонен к сотрудничеству, ну, или сбежит к мамкиной титьке Родины, где и сенаторы, и министры, и следователи зачастую изрядные шутники и хайпом можно и впрямь нажить себе политический капитал.

Так что, над неэффективностью действий РКН и издевательским позерством Дурова надо не смеяться, а горько плакать. Это значит, что наше государство по прежнему неуклюже и либо неспособно навязать свою волю, либо навязывает её так топорно, что получается стыдно.

Государство должно осуществлять свой диктат так, чтобы его улыбка вызывала ужас, а не бессмысленное размахивание руками - улыбку. Государству пора научиться делать свою волю законом, так, чтобы в качестве закона она становилась святыней.

Необходимо понимать, что Дуров и «Телеграм» на самом деле нарушают закон. Да, возможно, этот закон несправедлив и возмутителен, не буду сейчас спорить (хотя, на мой взгляд, никакая потенциальная угроза свободе слова и переписки не стоит реальной человеческой гибели, которую можно предотвратить, вовремя расшифровав замыслы террористов). Мало ли было в человеческой истории, у тех же США, совершенно отвратительных законов? Работоспособная государственность воспитывалась, в том числе, и на их исполнении, даже если оно противоречило человеческой совести.

Даже христианские мученики под судом кесарей и прокураторов оспаривали несправедливость и тираничность приговоров, но не само право выносить их и подчинялись даже неправедному судии. Современное гражданское общество допускает протест против такой несправедливости на любой стадии (и хорошо, что допускает, а то наши чиновники вконец распоясались бы), но именно протест, а не захват сетевых заложников, войну ip-адресов и прочие акты сетевого терроризма, на которые государственный орган отвечает сетевым же неизбирательным террором.

Да и «святость» Дурова находится, мягко говоря, под большим сомнением. Сотрудничать с властями он был готов безоговорочно. Когда он владел «ВКонтакте», не было более опасной площадки для авторов экстремистских высказываний (причем, иногда не действительных, а мнимых). Информация о них выдавалась силовикам по первому требованию. А вот выковырять из «ВКонтакте» педофильские, к примеру, паблики оказывалось попросту невозможно: в этом смысле он представлял собой настоящий «даркнет».

С Телеграмом всё тоже неоднозначно. Безусловно, парадоксальность ситуации в том, что без поддержки госструктур он никогда не стал бы тем, чем он стал к весне 2018 года. Летом 2016 это был безобидный уютный месседжер в числе многих, позволявший, в частности, создавать свои каналы для вещания (чрезвычайно удобно, кстати, для культовых проповедников, зомбирующих ваши мозги чистым исламом, или грязным пастафарианством, или чем еще). Никакого ажиотажа не наблюдалось.

И вдруг, в начале 2017 года, как грибы после дождя, начали множиться явно кем-то поддерживаемые и продвигаемые политические каналы с «инсайдерской» информацией. Телеграм превратился в грандиозную прачечную всевозможных слухов и даже клеветы, его анонимность стала чем-то само собой разумеющимся: не аноним среди этих незыгарей, караульных, твоих бывших и товарищей майоров чувствовал себя как-то не в своей тарелке.

В Телеграм начался нагон региональных политических элит, СМИ, всевозможных медиаманипуляторов и платной политрекламы. Не просто трудно, а невозможно поверить, что всё это происходило без прямого ведома и поддержки госструктур, с которыми этот политмедиапланктон и был связан.

И когда в 2018 на эту среду обрушивается карающая лопата РКН, то не может не создаться впечатление, что дело все-таки не в ключах шифрования и не в одном лишь принципе уважения к закону, а в том, что собранную год назад публику решено теперь разогнать (или, напротив, привлечь скандалом еще больше). Не оставляет ощущение, что подлинным предметом регулирования является не программное обеспечение мессенджера, а сформированное вокруг него сообщество, которое то ли его подлинные создатели, то ли их аппаратные конкуренты решили разрушить.

Но всё это не отменяет печального итога, лежащего на поверхности. Павел Дуров вовлек вместе с собой множество людей в демонстративное нарушение закона. Роскомнадзор ответил на это сеансом показательного недомыслия. И то и другое выставляет нашу государственность не в лучшем свете, одновременно и как бессмысленно репрессивную и как слабую. И это в тот момент, когда всему миру важно видеть нашу последовательную разумную силу.

Как минимум, необходимо остановиться и прекратить дальнейшее нанесение публичного ущерба. Роскомнадзору – остановить попытки забанить весь интернет. Дурову – прекратить трансформировать Телеграм в пронизывающий все сети метавирус (и вот такая практика должна быть и в самом деле безусловно законодательно запрещена).

Необходимо разработать российскую стратегию развития интернета в будущем, потому как пока что единственными внятными предложениями являются либо безграничная свобода, либо пресловутый «китайский путь». Насколько применим в России опыт государственного «интранета» в Китае? Технически, конечно, в нём нет ничего неосуществимого (но только не с нынешним уровнем грамотности «гениев» из РКН). Проблема носит, скорее, содержательный характер.

Основанием для фильтрации интернета в Китае служит четкая и однозначная государственная идеология, исповедуемая китайской компартией. Китайцы четко знают перечень тем, высказываний и лиц, которые рассматриваются ими как враги и которые не могут быть допущены до китайских пользователей.

В России есть что-то подобное? Увы, нет. Мы и по сей день исповедуем плюрализм в самом дурном смысле слова, вплоть до плюрализма в одной голове. У нас нет базовых национальных ценностей и принципов; мы можем себе позволить роскошь на уровне кандидатов в президенты подвергать сомнению территориальную целостность страны; публичное богохульство стало постоянной тусовочной модой. При таких вводных интранет не создашь. Точнее, критерии фильтрования будут определяться левой пяткой чиновника, а дорога действительному злу будет открыта.

А с самим Дуровым государству следует перейти на совершенно другие основы разговора. Нет никакого сомнения, что он талантливый менеджер и программист и при этом искренний циничный анархист с повадками миллиардера-беспредельщика. Попытка принудить его к сотрудничеству в качестве надсмотрщика, как это получилось у американцев с Цукербергом и прочими, заведомо ошибочна, да и, к тому же, это забивать гвозди микроскопом.

А вот как человек, который способен отстроить для нашей страны практически неуничтожимые сети, может очень пригодиться в условиях нарастающей на Западе тотальной борьбы с «русской пропагандой» и «троллями Москвы», когда нам будут пытаться заткнуть рот. Телеграм не слишком годен, пожалуй, для шпионской сети, не представляет интересов для организации революций, а вот как глобальное оружие российской пропаганды может оказаться очень выигрышен. И лучше, конечно, работать над этим планом вместе с его создателем, а не против него.

Перефразируя революционного вождя, перед нами тот случай, когда следовало бы превратить войну гражданскую в войну империалистическую.