Карибский кризис - 2

Карибский кризис - 2

12 апреля 2018 г. 11:00

Обзор прессы 12 апреля

Немыслимое возможно: инцидент в Сирии поставил Россию и США на грань войны. Российская пресса с тревогой пишет о том, что прямое столкновение двух сверхдержав больше не кажется нереальным сценарием. Очередной виток противостояния предельно накалил отношения между странами, констатируют эксперты РБК.

Вообще, пишет "Российская газета», создается впечатление, что война между Вашингтоном и Москвой в самом разгаре. В принципе, так оно и есть, если, конечно, иметь в виду не реальные, а информационные баталии. Наибольший градус кипения наблюдается не в Дамаске и не на Средиземноморском побережье, куда американцы стягивают свои силы, а в социальных сетях.

"Независимая газета" обращает внимание читателей на особенности внутриполитической повестки в условиях конфронтации с Западом. По мнению издания, сплотиться вокруг власти означает не только быть готовым терпеть экономические невзгоды. Это означает еще и одобрение любых ограничительных мер внутри страны. Блокировка мессенджеров, дополнительные военные расходы, расширение полномочий спецслужб и даже потенциальные ограничения во владении иностранной валютой – всё это должно приниматься гражданами как необходимая мера.

Опрошенные РБК эксперты полагают, что серия резких заявлений американского президента 11 апреля, которые при этом противоречат друг другу, действительно прямо или косвенно связаны с внутриполитической ситуацией в США. Разница в настроении твитов говорит о том, что Трамп до конца не уверен в том, что силовое решение сирийской проблемы является оптимальным, объяснил РБК эксперт-американист Российского совета по международным делам (РСМД) Максим Сучков.

«Однако сопротивляться созданному нарративу неотвратимой ответственности Дамаска за химатаку Трамп не может, особенно учитывая призывы членов его администрации проявить наконец силу. Всё это происходит на фоне серьезных проблем президента из-за расследования Мюллера, которые провоцируют на резкие шаги», — говорит Сучков.

По мнению эксперта, отношения двух стран не просто в самом худшем состоянии, как констатировал Трамп: они подошли к наиболее опасной точке. Во многом это логичное следствие той спирали конфронтации, которая закручивалась последние два года и приобрела наиболее гротескные формы в последние несколько месяцев.

То, что мы имеем сегодня, — это отношения нарастающего раздора и антагонизма. Холодная война была хуже с точки зрения антагонизма, но нынешняя ситуация, возможно, более опасна, так как может привести к конфликту, подчеркивают эксперты издания.

Главный вопрос, пишет "Российская газета», который волнует всех: касаются ли угрозы Трампа исключительно сирийцев, или Вашингтон осмелится бить и по российским военным?

Вице-президент Академии военных наук Сергей Модестов полагает, что на прямое столкновение с нашими военными США не отважатся. Причин на то, по мнению эксперта, как минимум, две. "При всей воинственной риторике, которую позволяет себе Трамп и его советники, у военных есть более реальные основания подсчитать последствия своих и ответных действий и сделать вывод, что лучше не начинать», - объяснил он.

С другой стороны, полагает Модестов, имеющиеся в Сирии российские средства ПВО, в том числе такие серьезные, как С-400, С-300 и "Панцирь-С», вероятнее всего, не останутся в стороне от боевых действий: помогут местным военным в отражении американского удара. Причем в этом случае, с учетом наличия достаточно мощной противовоздушной обороны у самой армии Асада, значительная часть американских ракет может быть сбита. Начинать операцию, исход которой не сулит очевидной победы, Вашингтону, конечно, не с руки.

Сергей Модестов допускает, что случайное попадание американских ракет по нашим военным в Сирии возможно. "Но это будет именно случайный эпизод. Тут вряд ли будет что-то больше ноты протеста», - уверен эксперт. "Трогать американские носители мы не будем. Мы можем снимать ракеты на подлете к объектам поражения. Но с какой стати нам уничтожать, например, американский эсминец, если США не бьют по нашим объектам? Мы не будем по нему бить», - полагает военный аналитик.

"Независимая газета" напоминает, как незадолго до переизбрания на пост президента Владимир Путин в интервью американскому телеканалу NBC заявил: «Я думаю, что те, кто говорит, что началась новая холодная война, в действительности, не аналитики, они занимаются пропагандой». Между тем, сложно подобрать какую-то другую характеристику сложившейся ситуации, отмечает издание.

Состояние, близкое к холодной войне, распространяется не только на внешнюю, но и на внутреннюю политику, пишет НГ. Для России это означает частичный или основательный возврат к советской модели общественно-государственных отношений. При такой модели противоречия внутри социума полностью не отрицаются. У граждан и общественных групп могут быть конфликтующие интересы. Все хотят получать достойные зарплаты и пенсии, хорошее образование и лечение, иметь стабильный доход. Граждане могут быть так или иначе недовольны властью, которая не решает проблемы. Однако всё это отходит на второй план и отодвигается на потом, поскольку главной считается защита суверенных государства и общества от нарастающего внешнего давления. Это значит, что действующей власти необходимо делегировать все важнейшие полномочия, а критика в ее адрес и тем более пересмотр самой системы формирования и функционирования государства несвоевременны.

Для политики времен холодной войны характерна замена внутриполитической повестки внешнеполитической. Способность государства решать проблемы граждан якобы зависит от того, удастся ли ему утвердиться на мировой шахматной доске. Внутренние социальные или экономические проблемы, в свою очередь, могут быть результатом предвзятого, враждебного отношения к стране.

Любая война, даже холодная, рано или поздно заканчивается. Стороны либо добиваются своих целей, либо признают поражение. Социально-экономические проблемы при этом не просто сохраняются, а обостряются. Соответственно, обостряется и недовольство, и мобилизованное большинство уже не помнит о том, что считало важным сплотиться и отложить противоречия на потом, заключает газета.