Россия–Запад: это не холодная война, это гораздо хуже

Россия–Запад: это не холодная война, это гораздо хуже

30 марта 2018 г. 10:23

Обзор прессы 30 марта

В фокусе внимания сегодняшней российской прессы международный политико-дипломатический кризис, спусковым крючком которого стало "дело Скрипаля». Москва решила зеркально ответить всем странам, принявшим решение о высылке российских дипломатов. "Коммерсантъ" напоминает, что солидарность с Лондоном в той или иной мере проявили 34 государства. МИД РФ предлагает созвать внеочередную сессию ОЗХО. «Если западные партнеры уйдут от честного разговора, это будет подтверждением того, что дело Скрипалей — провокация», — говорит министр Сергей Лавров.

Параллельно с изгнанием дипломатов, пишет РБК, Британия начала задействовать финансовые рычаги давления на Москву. МВД проверит выданные россиянам визы инвестора, а в парламенте обсудили борьбу с потоком «криминальных денег» из России. Лозунг кампании: "Сделать Россию снова великой, а Путина снова бедным!"

Вообще, по мнению "Российской газеты», употребление для описания ситуации термина "холодная война" довольно рискованно. Не потому что это преувеличение: по духу и атмосфере всё так и есть, степень взаимного отчуждения полнейшая. Но этот термин отсылает к ситуации сорокалетней давности, которая подчинялась довольно четко определенным правилам поведения - формальным и неформальным. Сейчас ничего такого нет и в помине. Так что, на деле обстановка существенно хуже.

Контрсанкции России оказались «ожидаемыми», сказал "Коммерсанту" эксперт по международным отношениям Михаил Троицкий. «Обычно всегда отвечают взаимностью и симметрично. Россия только один раз не ответила немедленно взаимностью, когда ожидала, что администрация Дональда Трампа отыграет назад решение о высылке российских дипломатов, принятое президентом Обамой, но тогда это была явная ошибка. И теперь решено ответить сразу же и симметрично», — пояснил эксперт.

Слово "туризм" из употребления посольства США в России теперь исключено, говорят специалисты. По состоянию на вечер четверга срок ожидания собеседования в консульстве США как в Санкт-Петербурге, так и Москве для обычных граждан составлял 250 дней.

Россия созывает 4 апреля внеочередную сессию исполнительного совета ОЗХО — «для того, чтобы добиться нормального разговора, установить истину». «Мы предъявим конкретные вопросы, уже не раз задававшиеся, но сделаем это в обобщенном виде. Рассчитываю, что наши западные партнеры не уйдут от честного разговора. Иначе это будет очередным подтверждением того, что всё происходящее — это затеянная грубейшая провокация», — говорит министр Лавров.

Между тем, состояние Юлии Скрипаль быстро улучшается и больше не оценивается как критическое. Не исключено, отмечает газета, что новые подробности происшествия в Солсбери появятся в самое ближайшее время.

РБК сообщает, что в британском парламенте обсудили возможные финансовые меры против российских капиталов. Британских парламентариев интересовало, как незаконно полученные финансы поступают из России в Великобританию, в каком объеме и каком виде и как этот процесс можно прекратить. В частности, депутаты заслушали исполнительного директора Фонда борьбы с коррупцией Владимира Ашуркова и бывшего вице-президента «Росгосстраха» Романа Борисовича.

Опрошенные депутатами британские эксперты уверяли: в стране есть необходимое законодательство для пресечения подобной практики; для конкретных шагов нужна лишь политическая воля. По их мнению, любые крупные финансы россиян в Британии в размере свыше £50 тыс. «так или иначе связаны с путинским режимом». По мнению же Ашуркова, бóльшая часть денег, вывезенных россиянами в Великобританию, являются «чистыми», поэтому любые меры Лондона должны быть тщательно выверенными и взвешенными.

Председатель парламентского комитета Том Таджендхэт, говоря о возможности отзыва лицензий у российских банков, заметил, что это позволит вернуть деньги россиян в Россию. Мы можем «сделать Россию снова великой, а Путина снова бедным», перефразировал он лозунг предвыборной кампании Дональда Трампа. Однако о том, будет ли он рекомендовать эту меру, парламентарий не сказал.

Дипломатия в кризисе, констатирует на страницах "Российской газеты" политолог Федор Лукьянов. По идее ее задача даже в самые острые моменты сохранять коммуникацию и каналы связи. То, что происходит сегодня, похоже на отрицание самой этой функции. И на публичном уровне, где все давно забыли, что такое "фильтровать базар», и, что еще хуже, в отмирании непубличных форм серьезной коммуникации.

В отношениях между Россией и коллективным Западом наступил самый острый момент с 80-х годов прошлого века, пишет эксперт. Даже украинский кризис 2014 года и события в Крыму, несмотря на очевидное потрясение международных устоев, не привели к шагам, подобным нынешним. С одной стороны, накопилось, с другой - происходящее густо и обильно замешано на внутренних проблемах стран - участниц конфликта: все они проходят период мучительной внутренней перестройки и попыток адаптироваться к кардинально меняющемуся внешнему ландшафту. Это относится и к России, где начинается новый ответственный политический цикл, повестка которого не вполне понятна.

Опасность ситуации, по мнению Лукьянова, заключается в том, что - сознательно или спонтанно - в отношении Путина и России раскручивается сценарий под условным названием "Саддам Хусейн». Примерно в тех же категориях готовилось общественное мнение для объявления вне закона Хусейна или Каддафи с дальнейшими оргвыводами. Принципиальная разница в том, что оргвыводов того рода в отношении России как ядерной сверхдержавы и одной из краеугольных мировых держав сделано быть не может по определению. Но атмосферу вокруг создают аналогичную. Так что, все прочие формы давления и эскалации практически неизбежны, и к чему это приведет, можно только гадать.

Стоит ожидать, что основным полем - с учетом специфики современного мира - будет экономика, так что, новый веер санкций практически обеспечен, вплоть до попытки финансового удушения в стиле мер против Ирана. При этом важно понимать, что в отличие от второй половины ХХ века новое противостояние между Россией и Западом не охватывает остальной мир и не определяет его поведение. России для укрепления своих позиций в условиях конфронтации необходимо удвоить усилия по упрочению связей с теми державами, которые, по крайней мере, сохраняют свободу маневра.