Хроники холодной войны

Хроники холодной войны

30 марта 2018 г. 9:32

Леонид Поляков

В прошлую пятницу я опубликовал колонку с заголовком «Вторая холодная – новая реальность?» Знак вопроса отражал не то чтобы мою неуверенность в окончательности вердикта, а, скорее, слабую надежду на то, что, может быть, «всё еще обойдется». Надежда, как ей и положено, умерла последней. Во вторник 27 марта британская on-line версия газеты The Sun вышла с не оставляющим сомнений заголовком: ВЛАДИМИР ПУТИН ВСТУПИЛ С НАМИ В ВОЙНУ НА РАЗНЫХ ФРОНТАХ – И ПРЕМЬЕР-МИНИСТР ВПРАВЕ НАНЕСТИ ОТВЕТНЫЙ УДАР. А чтобы сомнений действительно ни у кого не оставалось, газета дала подзаголовок – Cold War 2.

Итак – война. Холодная. Она же – «гибридная». В том смысле, что ведется на разных фронтах. Вот результат рекогносцировки «местности», произведенной «военспецами» из The Sun: «Путинский гангстерский режим стремится дестабилизировать нас с помощью пропаганды в соцсетях и даже посредством кибератак. Его корабли и самолеты зондируют наши водные и воздушные пространства. Его олигархи безнаказанно отмывают кэш в Лондоне. Его наемные убийцы распылили нервно-паралитическое вещество на нашей земле».

Состояние среднего (и, вероятно – не только среднего) британца, открывшего утром 27 марта газету с оптимистическим названием «Солнце», можно описать одним словом из знаменитой песни «Любэ». А чтобы «Атас!» был еще полнее, та же газета озаботилась накануне размещением материала (заимствованного у другой газеты – Mirror) с леденящим душу заголовком: «Элитная спящая шпионская ячейка Владимира Путина “готова нанести удары по своим врагам в Британии”».

Тот же средний британец вроде бы поначалу расслабился, узнав, что путинские «Спящие» под «врагами» подразумевают лишь российских диссидентов и перебежчиков, критикующих «московский режим». Однако – рано. Газета «Солнце» со слов неназванных официальных источников в британских разведкругах предупреждает сограждан: «Считается, что они [эти самые “Спящие”] натренированы для совершения актов саботажа, способных серьезно повредить инфраструктуру страны с тем, чтобы вызвать тревогу и панику на улицах с целью отвлечь внимание от других, проводимых ими операций».

Намек понятен? Теперь, если что, если не дай Бог, что-нибудь взорвется в лондонском (манчестерском и т.д.) метро, автобусе, шоппинг-центре, то прозвучит уже отработанный оборот - в смысле «хайли лайкли». В смысле: самое «правдоподобное» объяснение – это «русский след». И конкретно – Путин. Это – на будущее. Но ведь и в прошлом можно покопаться всё с той же целью. А почему же нет? Тем более, что есть кому.

И действительно есть. Все вроде бы уже забыли про Кристофера Стила с его одиозным «досье», заказанным, как, выяснилось, командой Хилари Клинтон и содержавшим утверждение о том, что Дональд Трамп вел президентскую гонку в сговоре с «русскими». Забыли, конечно, не все. И, в частности, мой коллега Дмитрий Дробницкий в одной из недавних колонок высказал весьма правдоподобную (без кавычек) гипотезу относительно причин покушения на бывшего полковника ГРУ Скрипаля в Солсбери. Как раз в связи с тем самым Стилом.

Но ведь и вправду – «жив курилка»! Всемирно известный «сливной бачок» под названием Buzzfeed всё того же 27 марта опубликовал сообщение о том, что ФБР получило от Стила новое «досье». На этот раз по факту смерти нашего соотечественника - бывшего «медиа-царя» или «медиа-барона» Михаила Лесина, которая случилась 4 ноября 2015 г. в одном из вашингтонских отелей. В тот же день свой материал со ссылкой на первоисточник опубликовала и британская Daily Mail. А как же: «разведчик» (spy – то бишь) – он же свой, британский.

Что же сообщил Стил в своем «секретном докладе», наличие либо отсутствие какового не подтверждает и не отрицает официальный представитель ФБР? Согласно пересказу четырех таинственных читателей «доклада», прежняя версия гибели Лесина, официально утвержденная американскими властями, не верна. Лесин, оказывается погиб не в результате многодневного запоя и многочисленных падений с ударами головой об пол и разные предметы отельного антуража. На самом деле произошло вот что.

Некий российский и, разумеется, близкий к Путину «олигарх», с которым Лесин якобы рассорился, якобы нанял нескольких бандитов (скорее всего – работников госбезопасности, подрабатывающих такими «делами»), чтобы проучить «медиа-царя». Однако наемники перестарались, забив его до смерти. Казалось бы, что из этой истории можно выжать еще? А вот что. Всё это произошло будто бы накануне то ли допроса, то ли опроса, который Лесин должен был пройти в Департаменте юстиции США на предмет разоблачения внутреннего устройства «пропагандистского телеканала» Russia Today. Создателем которого Лесин в свое время (2005 г.) и являлся. То есть, с одной стороны – как бы ссора между олигархами, а с другой – вроде как убийство важного свидетеля по делу о разоблачении «путинской пропаганды» в США.

А в целом, сквозь всю эту муть слухов и предположений просматривается вполне ясная и конкретная цель: включить еще одно звено в некую зловещую цепь заказных убийств, якобы осуществленных Кремлем, начиная с 2006 г. (казус Литвиненко). Подбросить еще одно «поленце» в костерок (простите за оксюморон) Второй Холодной. И, не надо забывать, - снабдить еще одним «аргументом» ту убогую пятислайдовую презентацию Терезы Мэй под названием "Salisbury Incident», которую 22 марта показывали в британском посольстве в Москве. И почему-то кажется, что Михаил Лесин (мир праху его) – не последний в ряду тех покойников, смерть которых очередные «стилы» станут объяснять действиями длинной «руки Кремля».

Потому что всякая война, раз начатая, требует своего продолжения. Эскалация заложена в ней по определению, и в первую очередь это проявляется именно в войне холодной. Которая позволяет – без ужасов и зверств войны настоящей – решать те задачи и достигать тех целей, которые было бы невозможно решить и достичь в условиях мира. Или, как раньше говорилось – в условиях «разрядки напряженности». А поскольку инициатором и провокатором Второй Холодной по факту оказывается Лондон (по логике самой Мэй: либо сами же «и убили», либо не смогли убийство предотвратить), то именно в этом славном городе и следует искать как выгодоприобретателей, так и «легкие мишени» этой новой русофобской истерии.

Прежде всего, произведем вторичную рекогносцировку местности, освободившись от таких фантомов, как «спящие шпионские ячейки», олигархи, отмывающие деньги, русские хакеры, взламывающие секреты Вестминстера, русские корабли и самолеты, бороздящие всё подряд и мощнейший пропагандистский инструмент Кремля – телеканал RT. Что мы видим на освободившемся пространстве? Прежде всего – всё усиливающийся общенациональный раскол в связи с выходом Великобритании из Евросоюза. Brexit проник повсюду, раскалывая составные части Соединенного Королевства (угроза повторного шотландского референдума), раскалывая мейнстримные политические партии (и у тори, и у лейбористов есть сторонники и противники Брекзита), раскалывая и само правительство.

Те, кто не хотел выхода Британии из ЕС (Remainers), так и стоят на своем. А те, кто хотел (Leavers), тоже стоят на своем, – но по-разному. Одни – за предельно жесткий выход вплоть до формулы «Лучше никакой сделки с ЕС, чем плохая сделка». Другие – за «мягкий», мягкость которого иногда сливается до неразличимости с позицией Remainers. Или выглядит как акт «национального предательства», превращающий Великобританию в «вассальное государство». Что, похоже, как раз и происходит (не в смысле, разумеется, «предательства»), если судить по тому соглашению, которое достигнуто в настоящий момент между Великобританией и ЕС.

Что же делать в такой аховой политической ситуации политику, занимающему высший руководящий пост в стране? Нет, не королеве, которая «царствует, но не правит», а премьер-министру? Конкретно – Терезе Мэй? Правильно - попытаться консолидировать нацию посредством обнаружения общего врага. Для чего разоблачить вражескую «вылазку» и поставить вопрос ребром: «кто не с нами, тот против нас». Как в отношении внешних «союзников», так и в отношении внутренней «пятой колонны».

Именно по этой рецептуре и действует Тереза Мэй. Сначала она попыталась объединить в едином русофобском порыве Палату Общин, чего почти достигла – если бы не лидер лейбористов Джереми Корбин. Следующий ход – выезд в Брюссель с целью создать антироссийскую «антанту», что тоже удалось с оговоркой «почти». Да, заявление, принятое Евросоюзом по делу об отравлении Скрипалей, содержало те самые «хайли лайкли» и «плозибел», т.е. никакими фактами не подкрепленные предположения о виновности России. И потом 28 стран плюс НАТО в знак «солидарности» заявили о высылке 153 российских дипломатов. Но слишком очевидно, что в большинстве случаев это были чисто символические жесты вымученной «солидарности», нежели прямое и откровенное проявление русофобии.

И самое главное – вопрос об условиях выхода Соединенного Королевства, который должен состояться ровно через год, пока что подвешен над головой Терезы Мэй в виде того самого «дамоклова меча». Причем, в роли Дамокла выступает ее однопартиец Джейкоб Рис-Могг – радикальный «брекзитёр», евроскептик, правый консерватор, удостоившийся прозвища «тори-маоист» от корреспондента портала POLITICO Тома МакТэгью (Tom McTague). На собрании, организованном группой «Leave means leave» (что можно перевести как «Уходя – уходи»), он жестко раскритиковал позицию правительства, включившего в сделку по выходу из ЕС такие пункты как согласие на юрисдикцию Европейского Суда еще в течение двух лет после Брекзита, допуск на тот же срок в рыболовное пространство страны рыбаков из Евросоюза, а также управление пограничным режимом на границе между Ирландией и Северной Ирландией на условиях ЕС (если не будет предложено иного решения пограничного вопроса).

В качестве предупреждения Мэй он провел аналогию с ситуацией из 19-го века, когда консервативное правительство Роберта Пиля (Robert Peel) провело в парламенте отмену протекционистского «Хлебного закона» с помощью голосов оппозиции (вигов). Что повлекло за собой раскол партии тори и падение правительства Пиля. И эта аналогия показывает, сколь в действительно нелегком положении находится премьер-министр.

С одной стороны, Тереза Мэй реально может рассчитывать на то, что нынешний вариант мягкого, так сказать, «полу-Брекзита», который не поддержит группа евроскептиков во фракции тори, пройдет в Палате Общин с помощью голосов части фракции лейбористов. Или даже всей фракции. Намек на такую возможность сделала министр иностранных дел в теневом правительстве Эмили Торнберри (Emily Thornberry), которой, однако, возразил опять же теневой министр по Брекзиту сэр Кир Стармер (Kier Starmer), заявивший, что позиция партии неизменно отрицательна. Путаницу в этих показаниях усугубил теневой министр финансов Джон МакДоннел (John McDonnel). В его версии дело обстоит таким образом: фракция лейбористов может проголосовать за договор о выходе из ЕС, если он будет соответствовать неким шести условиям. Притом, что на данный момент вариант договора, согласованный британским правительством и ЕС, ни одному из этих условий не отвечает.

Из всего этого тумана проступает перспектива, предполагающая очень серьезные уступки со стороны тори, которые абсолютно не устроят группу Рис-Могга. Тогда парламентская победа (если она состоится) Мэй окажется победой пирровой. Ведь мало того, что это действительно вызовет настоящий раскол в ее партии. Это придаст особую значимость ее заклятому врагу – лидеру лейбористов Джереми Корбину. Тому самому Корбину, который в момент, казалось бы, если не общенационального, то парламентского триумфа Терезы Мэй осмелился задать вопрос о фактах, действительно доказывающих причастность России к «делу Скрипалей».

Надо помнить, что это в Германии возможна «большая коалиция» - объединение в одном правительстве консерваторов и социал-демократов. А в Британии провести Брекзит в хотя бы ситуативной, но всё же коалиции с «пятой колонной», в которую Корбина уже бесповоротно записали все тори и сочувствующие им медиа, – это было бы действительно откровенным политическим самоубийством вообще. А в перспективе парламентских выборов 2021 года (когда должен будет закончиться «переходный период») – в особенности. Дело осложняется еще и тем прискорбным обстоятельством, что против Корбина, проявившего признаки непростительной «русофилии», развязана настоящая травля на очень чувствительной для Британии почве. Его, а заодно и всю партию лейбористов, обвиняют в терпимости и даже в потакании антисемитизму.Вспомнили эпизод шестилетней давности, когда Корбин возразил против удаления со стены на одном из домов в лондонском Ист-энде рисунка американского уличного художника по имени Mear One. Настенная живопись в стиле не то Пиросмани, не то Диего Риверы передавала типичный для левых сюжет: шестеро пожилых мужчин в костюмах, при галстуках, в бородах и усах, играют в Монополию. При этом сама игра размещена на спинах полусогнутых обнаженных мужских тел, а за всем эти наблюдает «Всевидящее око» - присутствующий на каждой долларовой купюре глаз, помещенный в треугольник. В общем – прозрачная аллегория, наглядно демонстрирующая процесс эксплуатации трудового народа международным финансовым капиталом.

Картина была воспринята лондонскими властями как антисемитская и смыта со стены. Корбин же разместил пост в своем фейсбуке, защищавший свободу творческого выражения и напомнил случай, когда Рокфеллер потребовал уничтожить картину Диего Риверы только потому, что на ней был изображен Ленин. Вспоминая давнюю историю, автор The Guardian Михаил Сегалов (Michael Segalov) обратился к Корбину со статьей, озаглавленной так: «Если вы не усматриваете антисемитизма, то вам пора открыть глаза».

И ладно бы только это. Но ведь за Корбина взялись всерьез. И нашли, что он состоит аж в пяти группах в фейсбуке, в которых иногда попадаются антисемитские посты. И еще выяснилось, что младший сын Корбина Том не безгрешен на той же почве. И в его фейсбуке появлялись сомнительны посты френдов, включая антисемитскую карикатуру из арсенала нацистов. А сам он однажды озадачился таким вопросом: «Почему это так, что я могу критиковать свое правительство или любое другое правительство, но критика государства Израиль сразу же квалифицируется как антисемитизм?»

Дело дошло до того, что в минувший понедельник перед зданием британского парламента состоялась демонстрация представителей еврейских организаций Британии, протестовавших против проявлений антисемитизма в партии лейбористов. Альтернативную группу еврейских активистов, скандировавших лозунг "Jews for Jez" («Евреи за Джереми»), застыдили на месте. В итоге и Корбину старшему, и Корбину младшему пришлось многократно оправдываться, извиняться и клятвенно заверять, что ни один, ни другой антисемитами никогда не были и, разумеется, никогда не будут.

Вот такие дела на фронтах и в тылах Второй Холодной. Как могло бы петься: «Идет Война Холодная – народная война». И, судя по всему, оставшийся год до Брекзита на туманном Альбионе будет явно не скучным. С одной стороны, русофобская истерия будет поддерживаться как эффективный (как кажется) инструмент национальной консолидации.

Но, с другой стороны, «схватка бульдогов на ковре» (если переиначить Черчилля), то есть противостояние тори и лейбористов, по мере приближения октябрьского голосования по Брекзиту в Палате Общин будет только обостряться. Серьезный тест для правительства тори на прочность предстоит в мае, когда пройдут муниципальные выборы. Если лейбористам удастся взять большинство на уровне местного самоуправления, это будет сигналом к их радикальному наступлению на правительство тори в Палате Общин. И тогда британский октябрь может неожиданно оказаться Красным.