Британия подбивает Германию против России

Британия подбивает Германию против России

29 марта 2018 г. 15:14

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй и канцлер Германии Ангела Меркель договорились вместе противостоять "усилившейся агрессии со стороны России». Премьер-министр начала телефонный разговор с того, что поблагодарила канцлера за надежную поддержку и солидарность после произошедшего в Солсбери нападения.

Между тем, по мнению наблюдателей, между позициями Великобритании и ФРГ есть существенные отличия. Несмотря на то, что Германия пошла на поводу европейского тренда, Меркель не стремится к разрыву связей между Россией и Германией. Так, на днях Германия дала согласие на строительство "Северного потока-2». А вот Великобритания, по всей видимости, готовится не к отражению "агрессии России», а в подготовке к агрессии против России – сначала на дипломатическом уровне.

Член экспертного совета Фонда ИСЭПИ Леонид Поляков считает, что Мэй начала антироссийскую кампанию всерьез и надолго. Она хотела бы трансформировать частный случай, который произошел в Солсбери, в повод для гибридной холодной войны против России:

– Ее обращение к Меркель, к лидеру одной из ведущих держав ЕС, вполне понятно. От Германии будет многое зависеть в будущем ЕС без Великобритании. И опора на Германию, союз с Германией может придать усилиям Мэй дополнительный вектор в том смысле, что многим другим странам придется ориентироваться на инициативы, не только исходящие из Лондона, но и поддержанные Берлином. В частности, той же Австрии, которая сейчас пока держится и противостоит давлению из Лондона насчет того, чтобы тоже высылать российских дипломатов по примеру других стран ЕС. Но Австрии придется считаться с тем, что выстраивается антироссийская ось Лондон–Берлин.

Что нам делать? По отношению к Англии надо вести беспощадную, встречную, ответную, такую же гибридную войну, которую развязали против нас. И на дипломатическом, политическом фронте, и в сфере экономики, если это возможно, и самое главное – в информационной среде – нужно постоянно разоблачать провокационный характер самого инцидента и рассказывать о том, насколько эта провокация была задумала и осуществлена Лондоном для достижения определенных корыстных целей.

В долгосрочной перспективе мы надолго с Лондоном поссорились, до тех пор, пока эта истерия из Лондона не прекратится, перспектива сближения абсолютно минимальная.

Что касается отношений с Германией, то здесь должна быть по-прежнему прагматичная политика и стремление к тому, чтобы выстроить максимально конструктивные отношения, несмотря на то, что Берлин вступает в такую антироссийскую коалицию. Нужно сделать максимум, чтобы в германской общественной среде сложилось благоприятное отношение к России, ее народу, политическому режиму и так далее.

Здесь будет игра на то, чтобы, не обращая внимания на эту антироссийскую коалицию, сохранять двусторонние отношения на прежнем, достаточно высоком уровне и стремиться к тому, чтобы их повышать. Думаю, что здесь у России довольно богатые перспективы, учитывая, что в самой Германии много политических сил, которые нормально к России относятся.

Я говорю не только об "Альтернативе для Германии», это третья партия сейчас в ФРГ, и это партия, которая занимает позицию официальной оппозиции в Бундестаге, у нее есть большие возможности. Я говорю также и о таком члене нынешней коалиции правительства, как социал-демократы, которые тоже никогда не поддерживали антироссийский курс. Меркель должна будет учитывать наличие вменяемых политических сил, которые будут препятствовать раздуванию антироссийской истерии в Германии.

История свидетельствует о том, что во все времена Британия следовала своему принципу: у нее нет постоянных врагов и постоянных друзей, у нее есть только постоянный национальный интерес. А постоянный национальный интерес всегда заключался в том, чтобы противодействовать любыми способами созданию на европейском контенте такой силы, которая была бы сильнее ее самой.

В этом смысле британцы всегда строго следили за тем, чтобы не возникали прочные союзы между Германией и другими сильными континентальными государствами. Это осмысленная стратегия, которая применялась и продолжает применяться, в том числе и сегодня.