Трагедия в Кемерово: местная власть показала абсолютную неспособность говорить с людьми

Трагедия в Кемерово: местная власть показала абсолютную неспособность говорить с людьми

28 марта 2018 г. 10:13

Обзор прессы 28 марта

Пожар в "Зимней вишне" не сходит с первых страниц российской прессы. В день национального траура эксперты и журналисты пытаются понять, почему произошло то, что невозможно себе вообразить, и что нам всем теперь с этим делать.

Трагедия в Кемерово показала неспособность местной власти говорить с людьми, констатируют "Ведомости». Есть ощущение, что Тулеев и его окружение остаются политиками прошлого века. Они исходят из того, что ничего не изменилось, что нет никакого кризиса доверия и ощущения власти одной из виновных сторон. Социальные проблемы, которые есть в каждом регионе, не находили выхода, и во вторник это выплеснулось в запросе на правду и в недоверии к словам чиновников.

Полный отрыв чиновничьей челяди от народа и неумение разговаривать с ним на одном языке – это один из уроков Кемерово. Спесь и чванство, которые не слетают с них даже в минуты горя, пишет "Газета.Ru».

Кемеровская трагедия показала, что государство не выполняет своей главной функции, а именно не дает своим гражданам гарантий физической безопасности. Государство просто самоустранилось от решения этой проблемы. Более того, разрушены механизмы, которые позволяли властям видеть причинно-следственную связь между их собственным существованием и выполнением этой функции. Государство существует в России только для самого себя, делает вывод "Новая газета».

РБК отмечает, что недостатки политической морали и качества регулирования взаимосвязаны: от замалчивания трагедии и до объяснения катастрофы отдельно взятыми нарушениями отдельно взятых под стражу лиц. Сейчас все, включая действительно виновных рангом чуть выше стрелочника, будут возмущаться и соболезновать, потом пожар в «Зимней вишне» сведут к эпизоду и кампании. Но сама система, в которой подобное неизбежно, не дрогнет; наоборот, попытается отыграть свое.

Реакцию Путина эксперты "Ведомостей" считают правильной, но запоздавшей, в том числе и с объявлением траура. "Возможно, было нежелание портить позитивный настрой после выборов, и была надежда, что трагедия окажется не настолько масштабной и можно будет обойтись минимальным ее присутствием в информпространстве», – предполагает политолог Аббас Галлямов.

По мнению политолога Константина Калачева, власти могли ждать подтверждения данных о числе погибших: «Решение выглядит несколько затянутым, но в итоге Путин в Кемерово прилетел, с инициативной группой встретился, цветы возложил и провел совещание, на котором выглядел более чем достойно».

А вот региональные власти продемонстрировали неумение вести себя в такой ситуации, единодушны эксперты. "Если бы Тулеев с самого начала поехал на место трагедии, встречался с родственниками, наказывал виновных, то и претензий к нему не возникло бы. Он ничего этого не делал и выпал из повестки. Всё это интерпретировалось как то, что власть бесконечно далека от людей и равнодушна к их проблемам. Следующей ошибкой Тулеева были слова о “200 бузотерах”», – считает Галлямов.

"Рассказывать о том, что вышли 200 оппозиционеров, – это ни в какие ворота, – поддерживает коллегу Калачев. – Тулеев, который когда-то был профессиональным народным трибуном, сейчас похож на престарелого сатрапа, который заискивает перед царем».

По мнению Галлямова, принципиальный вопрос – уволит ли Путин Тулеева: «Когда любой ценой пытаешься усидеть в кресле, обвиняя родителей погибших детей в оппозиционности, это выглядит бесконечно цинично и бьет по всей системе в целом. Если Путин оставит Тулеева, ответственность за его поведение ляжет уже на президента». Сохранение Тулеева на посту губернатора политически становится невозможным, согласны коллеги политолога. Но не ясно, как оформлять его уход: идти ли на уступку общественному мнению или подчеркивать, что бунтовать нельзя.

"Газета.Ru" напоминает реплику Путина на совещании в Кемерово. «Первое чувство, когда говорят о количестве погибших и погибших детей, хочется не плакать, а реветь хочется», — эти его слова были, кажется, первыми человеческими словами, исходившими от представителя власти, считает издание. А вот местные чиновники показали свою абсолютную неспособность разговаривать с людьми на нормальном языке.

Издание обращает внимание на благодарность, которую Тулеев выразил Путину за то, что тот в своем плотном графике сумел выкроить время и выразить соболезнования семьям погибших. «Еще раз спасибо великое. Прошу прощения лично у вас за то, что случилось на нашей территории», — сказал Тулеев. Это, кажется, верх подобострастия, политического маразма и цинизма одновременно, констатирует издание.

"Почему Тулеев еще не в отставке, и его политический полутруп отождествляет собой несменяемость власти в одном отдельно взятом регионе? Кстати, он получил на последних своих выборах в сентябре 2015 года 96,69% голосов избирателей. И вот теперь именно отставки требовали люди на митинге в Кемерово. Многие за него и голосовали. Или нет? Почему тогда не смутились этими 96 процентами? Может, сделать исключение из правила “не поддаваться давлению улицы” в этом случае, когда формально выборный чиновник совсем уж “берега попутал”?» – задается вопросами "Газета.Ru».

Государство в высшей степени озабочено собственным благополучием и самосохранением, для чего поддерживает растущую сеть силовых ведомств и агентов, рассуждает "Новая газета». Оно уделяет внимание пропаганде, то есть придумыванию ежедневных историй о том, как весь мир пытается нас уничтожить. В то время как в реальности — а не на экранах гостелевидения — российское общество сосредоточенно самоуничтожается.

Чего не осталось в этом государстве, так это интерфейса для общения с собственными гражданами — с живыми людьми, у которых случилась беда, а не с «электоратом», который нужно выманить на избирательные участки.

Когда в Кемерово появился президент Путин, многие решили, что сейчас начнутся жесткие и показательные меры. Снятие Тулеева и всей его команды, назначение внешнего кризисного управления по образцу республик Северного Кавказа, обращение к нации на руинах «Зимней вишни» и немедленное объявление общенационального траура. В итоге Путин ограничился обещанием наказать всех виновных. И комментарием о недопустимости подобного «разгильдяйства» в связи с тем, что «мы много говорим о демографии», а дети гибнут. Как если бы успехи в демографии могли бы чем-то утешить людей, которые потеряли в Кемерове свои семьи, подчеркивает издание.

Первая задача, которую, по мнению РБК, попыталась выполнить власть, — минимизировать морально-политический ущерб. Пока президент на пожар не приехал, о факте его сочувствия сообщает пресс-секретарь, потом губернатор Тулеев, которому сверху, несмотря на занятость, лично велели «поклониться семьям погибших». Эта дистанция кажется неуместной, но в массовом подсознании образы лидера и беды не должны прямо соприкасаться, поэтому всё технологично.

Далее включаются седативные телеканалы. Их первые действия: умалчивая о десятках погибших, сообщают о считанных единицах госпитализированных и получивших помощь, мгновенно переходя к героическим действиям начальства, источающего заботу, компетентность и оперативность. Как в отчете об успешных учениях.

Задача-максимум — использовать беду не во вред себе. Уже стало рефреном: виной всему надзорные каникулы и установка «не кошмарить бизнес». Даже когда выясняется, что и в каникулы надзор по сигналу легко заходит на объект, и безрезультатные проверки недавно были, инцидент продолжают упорно выворачивать в пользу консервации неработающей системы.

Теперь будет широкозахватная проверка аналогов, как после пожара в «Хромой лошади». Но эта же разложившаяся система будет требовать от государства лишь новых полномочий и средств. Найти конкретных виновных — вообще не проблема. Но это ничего не решает: если сама система прямо и настоятельно располагает к нарушениям, они всегда будут. Особенно если она нарушениями питается и, по сути, ими живет, пишет РБК.