"Что делать дальше?" – всё еще базовый вопрос в России

"Что делать дальше?" – всё еще базовый вопрос в России

22 марта 2018 г. 10:39

Обзор прессы 22 марта

Российская пресса продолжает обсуждать итоги выборов, сосредотачиваясь на двух вопросах: что следует предпринять триумфатору, чтобы обеспечить поступательное развитие страны, и что делать всем остальным, включая его политических оппонентов, окончательно маргинализировавшихся в общественном сознании.

Российской политической машине требуется механик Монтескье, считает "Независимая газета». Со времен французского философа XVIII века не изобретено ничего более разумного для управления государством, чем разделение властей. И хотя разделение исполнительной, законодательной и судебной власти еще не гарантирует народного счастья, все благополучные современные государства сконструированы именно по таким эскизам.

"Ведомости" анализируют рекомендации, данные новоизбранному президенту экономистом Алексеем Кудриным, предложившим как можно скорее начать непопулярные реформы, дабы успеть до следующего выборного цикла, который начнется в 2020 году. Роль будильника, настойчиво расталкивающего впавшее в очередной междувыборный анабиоз руководство страны, Кудрин исполняет образцово, пишет издание. И эта задача не менее важна, чем его роль идеолога и автора проекта структурных реформ, подкрепленных перераспределением бюджетных расходов под новые приоритеты: увеличения расходов на человеческий капитал, сокращения расходов на оборону и безопасность.

Все российские партии, участвовавшие тем или иным образом в кампании, удовлетворены итогами президентской гонки, независимо от того, сколько голосов собрал их кандидат. Эксперты "Коммерсанта" говорят, что все проигравшие партии нуждаются в смене лидеров.

Тактическая задача либералов внутри системы с годами не меняется, отмечает "Независимая». Это создание стабильной партии, которая имела бы парламентские перспективы. Сейчас по этому пути идут Ксения Собчак и Дмитрий Гудков. Можно также говорить и о периодически возникающем интересе власти к созданию системной либеральной партии. Но путем разделения «Единой России» власть идти не рискует, а иные проекты в какой-то момент начинают казаться ей ненадежными.

Придя к власти, Владимир Путин «сшил» рвущееся полотно России, практически не прибегая к насильственным методам, пишет "Независимая газета». Получилось не очень хорошо: современная Россия унаследовала многие темные стороны первой постсоветской декады. Она остается страной сияющей роскоши и допотопной нищеты, государством, в котором, как в восточных деспотиях, власть покупается, продается и служит источником доходов.

По мнению газеты, любой, даже «мягкий» абсолютизм в наше время стал анахронизмом. Политолог Алексей Макаркин считает, что на четвертом сроке Путина элита будет интересоваться вопросом «политического транзита», потому что с высокой долей вероятности в 2024 году будет уже другой кандидат в президенты. За этот период, видимо, будут заложены определенные основы для трансформации режима. Сейчас можно только гадать, что это будет. Но, вполне возможно, это будет режим менее персонализированный, более напоминающий некое политбюро, но уже в другом формате.

Газета "Ведомости" комментирует тезисы Алексея Кудрина, призвавшего главу государства воспользоваться "форточкой возможностей" и как можно скорее начать структурные реформы.

С одной стороны, пишет издание, итоги выборов можно трактовать как мандат на проведение реформ, в том числе болезненных – вроде повышения пенсионного возраста. С другой – как одобрение путинской стабильности, пусть и не слишком сытой в последние годы: вычленить из 77% Путина голоса за перемены, пусть и под руководством Путина же, невозможно. А избранный президент не спешит даже с кадровыми анонсами: состав нового правительства не будет обнародован до инаугурации в мае, а значит, кабинет обречен работать вхолостую.

Другое дело, что и назначенный кабинет сможет следовать заданному Кудриным темпу, только если будет командой единомышленников, которая не будет тратить время на затяжные внутренние споры, и логично, чтобы во главе кабинета стоял драйвер реформ. Кудрин до сих пор уклонялся от прямого ответа на вопрос, хочет ли он возглавить новое правительство Путина (оговариваясь, что помогать – поможет, но не в режиме полумер), но и Путин до сих пор не говорил о готовности сменить премьера.

"Коммерсантъ" собрал экспертов, чтобы те оценили перспективы партий по итогам президентской гонки. На положение «Единой России» результаты голосования выборов «не повлияют», заявил изданию политолог Аббас Галлямов: «Она останется одним из приводных ремней, с помощью которого Владимир Путин управляет страной». По прогнозу эксперта, рейтинг единороссов «будет постепенно снижаться, и на следующих думских выборах они наберут меньше 50%, так как им придется взять на себя ответственность за предстоящие непопулярные реформы». Что касается «Справедливой России», то после отказа выставить своего кандидата «о ее существовании забыли даже ее собственные члены», говорит Галлямов: «Партия практически мертвая — и с точки зрения харизмы лидеров, и с точки зрения идеологии».

«Яблоку» «надо уже собирать вещички», считает политолог Евгений Минченко. Григорию Явлинскому политолог рекомендует «не претендовать на электоральные результаты, а превращаться в человека, который, как Сергей Ковалев, занимал бы нишу морально-нравственного камертона для либеральной общественности».

«Нужду в смене лидеров испытывают все партии, но каждая по своей причине, — сказал "Коммерсанту" глава правления Центра политических технологий Борис Макаренко. — Но все партии авторитарны, поэтому омолаживание идет за счет того, что партийные тяжеловесы меняются на молодые фигуры, лояльные лидеру».

Российская оппозиция, пройдя еще один политико-электоральный цикл, пришла к привычному главному вопросу и привычной поляризации: встраиваться в систему или противопоставить себя ей и ждать, пока она рухнет, констатирует "Независимая газета». Меняются лишь фигуры и их позиции.

Навальный – токсичная фигура для власти. В ближайшие шесть лет он едва ли будет допущен до электорального процесса. Он это прекрасно понимает, отсюда радикализация его риторики. Навальный исходит из того, что система со временем развалится, а все, кто так или иначе был к ней причастен, дискредитируют себя вместе с властью.

В то же время Собчак – токсичная фигура для широких кругов избирателей. У нее очень высокий антирейтинг. В этом плане она очень удобна власти, что вовсе не значит, что Собчак в этой игре не может преследовать свой интерес, который, в свою очередь, не может совпадать с интересами либеральной части общества.

По мнению издания. перспективы проекта Гудкова и Собчак во многом зависят от воли власти. Она должна перенаправить часть своего электората на его поддержку. До сих пор власть так не поступала. Между тем реальные дела, которые Собчак могла бы предъявить Навальному и его группам поддержки, – это конкретные факты влияния на решения власти. Без них она будет проигрывать спор с несистемной оппозицией за протестный электорат.