Трагедия в Солсбери – демонизация России как часть ее международной репутации

Трагедия в Солсбери – демонизация России как часть ее международной репутации

16 марта 2018 г. 10:29

Обзор прессы 16 марта

За два дня до выборов президента России в фокусе внимания отечественной прессы остаются события в далеком Солсбери, где было совершено покушение на убийство экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери.

Ожидания немедленных жестких санкций Лондона против Москвы не оправдались, но опасно само расширение пространства неопределенности, отмечают "Ведомости». Если взять и отжать из скандального обострения отношений между Великобританией и Россией на фоне дела Скрипаля вербально-медийную составляющую и оставить только суть, то выяснится, что наши страны даже поссориться основательно не могут, считает "Новая газета». Потому что отношения между ними давно находятся на дне. Да, сейчас со дна постучали, но пока что на том и успокоились.

Лондон пока не предъявил никаких доказательств причастности Москвы к отравлению экс-агента и его дочери, напоминает "Независимая газета». Есть лишь предубеждения - «это русский почерк», «кто, если не русские?!», «чего еще можно ждать от такой страны?!» По сути, предубеждений оказывается достаточно, чтобы не разрешить Москве участвовать в расследовании, поставить ей ультиматум, признать ответ на него неубедительным, объявить о серьезных политических шагах и добиться широкой поддержки. На лидера лейбористов Джереми Корбина в парламенте шикали даже свои, хотя он всего лишь призывал не совершать резких движений до окончания расследования.

Самое ужасное — что в "российскую" версию поверили, пишет "Коммерсантъ». По мнению издания, вся проблема в репутации. «Новичок», которым, как считает британский премьер Тереза Мэй, были отравлены Скрипали, начали изготавливать уже после того, как страна взяла на себя обязательства по непроизводству нового химоружия. Более того, уже в 1992 году именно за новый эффективный вид отравляющих веществ — бинарный газ — директору специального института Виктору Петрунину и начальнику военного химического полигона в Шиханах генералу Анатолию Кунцевичу была вручена Ленинская премия.

"Новая газета" считает, что экстренное заседание Совета Безопасности ООН, собранное по инициативе Великобритании, в целом разворачивает ситуацию в тактически выгодную для России сторону. Ведь это Москва настаивает на проведении международного расследования инцидента в Солсбери при участии международных экспертов и под эгидой Организации по запрету химического оружия (ОЗХО). А большинство членов Совбеза выступили в ожидаемом ключе: они «решительно осуждают» произошедшее, но «не в состоянии установить ответственность кого-либо за инцидент» (это цитата официального представителя Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша).

Конечно, наиболее любопытным был вопрос не о политическом, а о возможном экономическом блоке санкций. Тут не впечатляют даже анонсы. Тереза Мэй заявила о готовности замораживать российские активы, если они будут представлять угрозу безопасности Великобритании. Журналистам газеты сложно представить, о какого рода активах тут может идти речь. Российская Федерация не владеет в Британии ничем, кроме минимально необходимой недвижимости.

Российские граждане, осевшие на Альбионе, едва ли представляют собой источник опасности, тем более что многим из них Британия предоставила различные виды защиты вплоть до политического убежища. При этом большинство из них обвиняются в России в экономических преступлениях.

Гипотезы о том, что в случае введения санкций и замораживания активов российские олигархи: а) займутся раскачиванием подставившего их режима либо б) напротив, сплотятся вокруг национального лидера, — стоят одна другой и на самом деле не стоят ничего.

"Наши олигархи не представляют собой послушную биомассу, у них очень сложные отношения друг с другом и с центрами влияния внутри нашей страны. Вспомните хотя бы “кремлевский доклад” минфина США, в который российские предприниматели были включены по критерию размера состояния и совершенно без учета текущих отношений с режимом. В одной лодке оказались как те, кто уверенно гребет, так и те, кто без особого успеха ее раскачивает», – пишет "Новая газета».

Анонсированные в среду британским премьером Терезой Мэй санкции против Москвы могут показаться не такими жесткими, как ожидали эксперты. Да, на моментальное жесткое обострение Лондон пока не пошел, но и такой ответ расширяет пространство неопределенности в отношениях с Москвой, пишут "Ведомости», а в политический водоворот гипотетически могут попасть тысячи россиян, имеющих те или иные связи с российским государством.

Практические меры названы две – обе простые в исполнении. В течение семи дней Лондон вышлет 23 российских дипломата, которых считает сотрудниками разведки, а члены правительства и королевской семьи не приедут на чемпионат мира по футболу в России. Концептуально же Мэй обозначила куда больше: приостановку всех запланированных двусторонних контактов, усиление контроля частных самолетов и грузовых перевозок и самое важное – потенциальную заморозку российских госактивов, которые могут быть использованы «с угрозой для жизни или имущества граждан или жителей Великобритании».

Формулировка последнего пункта столь расплывчата, что пока понять, что и почему гипотетически подпадает под это определение, довольно сложно. Но угроза от этого не становится менее серьезной: это задел для юридического расширения санкций на госинвестиции в Великобритании, пояснили газете эксперты.

"Независимая газета" напоминает, что следствие по «делу Скрипалей» только началось. Но предубеждений против России достаточно, чтобы с уверенностью обвинять ее чуть ли не в государственном терроризме.

Британские власти, судя по всему, предпочитают «таблоидное правосудие» домыслов и предрассудков. Всех, кто с ними не согласен, они объявляют пособниками «враждебного режима», констатирует издание.

Время для отравления Скрипалей едва ли выбрано случайно. И на вопрос «кому выгодно?» ответить крайне сложно: в той политической игре, которую ведут Россия и страны Запада, действия и реакции давно взаимосвязаны. В глазах западной публики история с «российской химической атакой» дискредитирует Путина и делегитимизирует его избрание президентом. В России эта же история перед выборами укрепляет авторитет власти, которую «несправедливо обвиняет» Запад.

При таком раскладе очень сложно – даже со временем – будет понять, что действительно произошло в Солсбери. Истина перестает определяться в столкновении аргументов и доказательств, она становится заложницей конфликта политических интерпретаций и конъюнктур.

"Коммерсантъ" полагает, что пока бездоказательные обвинения в адрес России опираются на ее подорванную репутацию. Что за имидж у мира приобрела в последние годы Россия, если варварство в Солсбери легко вписывается в ее портрет, задается вопросом издание."Пытались поддерживать партии разрушителей Европы, дали одурачить себя “русской весной” на Украине, зачем-то в 2006 году в ответ на подозрения Лондона сделали охранника Лугового депутатом Госдумы, не покаялись за допинг… Каждый раз удачно подыгрывали тем, кто хотел бы демонизировать Россию», пишет "Ъ».После испытаний химического оружия положено снять не один слой отравленной почвы. Что-то подобное потребуется и российскому обществу, чтобы потерять в глазах цивилизованного мира пугающую маску, когда в любой трагедии начинают искать российский след.