Российско-британские отношения отравлены на долгие годы

Российско-британские отношения отравлены на долгие годы

15 марта 2018 г. 10:27

Обзор прессы 15 марта

Скандал вокруг "дела Скрипаля" не сходит со страниц российской прессы. Эксперты обсуждают ближайшие и отдаленные последствия попыток Лондона сбить международный антироссийский фронт, чтобы поставить Россию в положение страны-изгоя.

Британия решила выслать российских дипломатов и готовит меры экономического воздействия. Санкции оказались мягче, чем ожидали эксперты РБК, но не исключается дальнейшее их ужесточение.

Тем не менее, в британском экспертном сообществе объявленные премьером шаги назвали масштабными, пишет "Независимая газета». В некоторых аспектах они вышли даже более жесткими, чем полагали многие, отмечает издание.

Объявленные Мэй меры нельзя назвать умеренными, согласны "Ведомости». Хотя высылку дипломатов можно считать в такой ситуации рутинным и предсказуемым шагом. Но никто не обещал, что этим всё и исчерпывается, а некоторые меры еще не конкретизированы. Например, усиление контроля над гражданами России может означать что угодно, вплоть до конфискации их активов.

Покушение на убийство Скрипаля и его дочери исполнено с использованием малоизвестного высокотехнологичного оружия массового поражения, считают эксперты "Новой газеты». Это, несомненно, была группа людей, притом очень жестоких и изобретательных. Оглашенные англичанами факты говорят именно о таком сценарии. Это был не случайный выбор, а тщательно рассчитанный поступок: такой яд достать трудно, а применение смертельно опасно для самого убийцы.

"Новая газета" погружается в технические детали покушения, анализируя отравляющее вещество, поразившее Скрипаля и его дочь.

Нервно-паралитические бинарные ОВ не создавались как яд для индивидуального применения, пишет издание. Это именно оружие массового поражения. Его невозможно точно дозировать под такую задачу.

Поэтому Скрипаль с дочерью не погибли сразу. Но это была именно попытка убийства, нелетальный исход невозможно уверенно планировать при таких средствах. Поскольку следы фосфорорганических соединений сохраняются в трупе очень долгое время, очевидно, что расчет был именно на публичный эффект. Ведь преступник выбрал очень опасное лично для себя и самое неудобное в обращении вещество, проигнорировав огромное количество надежных ядов с избирательным действием, известных человечеству.

То есть тот, кто его применил, старался сделать максимально слабый раствор, чтобы не погибнуть самому. И всё равно высока вероятность, что он получил свою дозу. Правоохранительные органы Великобритании и Евросоюза должны сейчас изучать все случаи обращения за лечением отравлений с симптомами, описанными во всех пособиях по гражданской обороне.

Газета вспоминает обстоятельства смерти Александра Литвиненко. Выбранный для его отравления полоний был выбран как быстро распадающийся изотоп. Следователи Великобритании применили сверхсовременные детекторы с очень высокой чувствительностью (на что, видимо, не рассчитывали убийцы), успели его зафиксировать и далее найти радиоактивные следы предполагаемых преступников в последний момент. Промедли они еще немного, и доказательств не было бы никаких.

Меры Терезы Мэй оказались слабейшими среди всех возможных ответов: они довольно сдержанные и ограниченные, заявил РБК профессор российской и европейской политики Кентского университета Великобритании Ричард Саква. «Она могла бы, помимо прочего, ввести, например, больше экономических и финансовых санкций», — сказал эксперт.

«Назвать объявленные меры радикальными нельзя, они банальные. В наших с Британией отношениях почти не осталось того, что можно было бы разрушить», — сказал РБК директор по развитию Российского совета по международным делам Александр Крамаренко, ранее работавший советником-посланником в посольстве России в Великобритании. Любая высылка дипломатов, по его словам, создает проблемы для работы посольства, однако посольство работает для обслуживания отношений, а во многих областях они уже давно находятся на нуле.

Ответные меры Мэй в целом соответствуют общим ожиданиям, а в некоторых аспектах они вышли даже более жесткими, чем полагали многие, сказал "Независимой газете" старший научный сотрудник Королевского объединенного института оборонных исследований (RUSI) Шашанк Джоши. Высылка представителей разведки – серьезный шаг, особенно учитывая, что такие меры не применялись уже несколько десятилетий. Объявленные инициативы также нанесут серьезный ущерб российской разведке в Лондоне.

Более того, рассуждает Джоши, заявление Мэй о намерении активизировать усилия на контрразведывательном направлении свидетельствуют о том, что в ближайшие несколько лет к России будут относиться особенно настороженно. «В настоящий момент на борьбу с терроризмом МИ-5 тратит около 60% своего бюджета, но впредь, полагаю, этот процент может возрасти за счет повышенного внимания к действиям России», – пояснил он.

Меры, о которых объявила Мэй, неприятны, но не фатальны, заявил "Ведомостям" гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов: «Самое главное – дверь для диалога не полностью закрыта: она призакрыта, но не захлопнута». Он полагает, что на фоне давления на Мэй со стороны парламента, СМИ и общественности ситуация могла быть и хуже, и возможности для контактов остаются.

Но, возможно, британцы хотят посмотреть на реакцию России и дальше принимать решение о деэскалации или эскалации, допускает Кортунов. Кроме того, британское руководство, возможно, чувствует, что юридически его позиция не идеальна: во всех высказывания Мэй есть элемент модальности. Видимо, эксперты не могут сказать, что у них нет сомнений в том, что это спецоперация госструктур России и что вещество создано в России, полагает Кортунов. В то же время он не ожидает, что перед выборами Москва будет демонстрировать гибкость в ответ на британские действия, однако «надо следить за риторикой Кремля и смотреть, будет ли она зажигательной или примирительной: это покажет, хотят ли стороны развивать конфликт дальше или постараются его купировать».