"Англичанка гадит" – будущее российско-британских отношений в черном цвете

"Англичанка гадит" – будущее российско-британских отношений в черном цвете

14 марта 2018 г. 10:42

Россия ожидаемо проигнорировала "химический" ультиматум Терезы Мэй. Как ожидается, сегодня британский премьер обнародует жесткие меры в отношении Москвы, которую накануне обвинила в «незаконном применении военной силы» против Королевства. Российская пресса пытается понять, что ожидает нашу страну и мир на новом витке противостояния.

"Коммерсантъ" напоминает, что еще в понедельник вечером Мэй договорилась с президентом Франции Эмманюэлем Макроном «тесно координировать свои действия по мере развития расследования». Источник в британских дипломатических кругах рассказал изданию, что Лондон намерен склонять Париж к пересмотру планов посещения президентом Макроном майского Петербургского международного экономического форума.

Принцип «худой мир лучше доброй ссоры» в отношениях между Россией и Великобританией больше не работает, констатирует "Московский комсомолец». Разумеется, ни та, ни другая сторона не желают прямого военного столкновения друг с другом. Но за исключением этого абсолютного табу применительно к острой конфронтации Москвы и Лондона больше не имеет смысла употреблять термин«запрещенные приемы». Разрешено всё, что причиняет боль «партнеру». Единственный ограничитель силы и направления ударов — это опасение, что противник последует твоему примеру и приложит тебя по тому же больному месту.

Обвинение российских спецслужб в отравлении Сергея Скрипаля накануне выборов может сыграть роль дополнительного мобилизующего фактора для провластного большинства российских избирателей, считает РБК. Это не история со сбитым над Донбассом "Боингом». Здесь, как говорится, "предатель получил по заслугам».

В Британии активно обсуждаются несколько версий произошедшего. Согласно первой из них, пишет "Коммерсантъ», Москва столь демонстративным и циничным способом посылает предупреждение всем находящимся за пределами РФ хранителям российских гостайн, чтобы они не смели сотрудничать с властями других стран или частными разведывательными компаниями. Согласно второй версии, российские власти просто мстили бывшему перебежчику, поскольку «не прощают подобные действия». «А может, Москва хотела и Скрипаля устранить, и одновременно другим предупреждение послать: у нас долгая память и длинные руки», — заявил один из собеседников издания.

В западных СМИ, пишет "Ъ», получила широкое распространение фраза президента РФ Владимира Путина из интервью обозревателю ВГТРК Андрею Кондрашову. Российский лидер сказал, что умеет прощать, но не может простить предательство. Впрочем, западные эксперты признают, что момент покушения «вызывает вопросы» (Сергей Скрипаль жил в Британии с 2010 года и давно не имел доступа к секретной информации), и согласны в том, что вокруг этого дела «сейчас много спекуляций».

Так или иначе, отмечает газета, по отношениям двух стран — и без того крайне напряженным с момента отравления в 2006 году экс-сотрудника КГБ и ФСБ Александра Литвиненко — нанесен серьезный удар. Новый кризис фактически перечеркнул надежды на нормализацию отношений между Москвой и Лондоном в обозримом будущем.

РБК отмечает, что после заявления Терезы Мэй финал президентской кампании в России приобрел черты шпионской истории. На Смоленской площади сразу назвали речь британского премьера «цирковым шоу». Между тем, издание полагает, что в такой ситуации трудно отделаться общими фразами типа "сам дурак».

Вопрос в том, как большая часть российской аудитории воспримет эту историю и будет ли этот сюжет способствовать явке избирателей на участки 18 марта. Судя по тому, как эта самая внутренняя аудитория воспринимала историю со сбитым летом 2014 года «Боингом», новый скандал способен усилить патриотические чувства. Тогда лишь ничтожное число респондентов социологических опросов готово было признать, что это могли сделать пророссийски настроенные «военные», а большинство соглашалось с тем, что это антироссийская провокация.

Это можно объяснять тем, что история с "Боингом" имела совершенно понятный аморальный подтекст: так, конечно, поступать нельзя, каждый мог примерить на себя этот сюжет. А в случае со Скрипалем с моральными сомнениями дело обстоит проще. Так что, в некотором смысле казус Скрипаля для ядра путинского большинства и особенно для его еще не решившей пойти на выборы периферии может иметь дополнительный мобилизационный эффект.

"Московский комсомолец" цитирует председателя международного комитета Совета Федерации Константина Косачева, очень четко сформулировавшего мысль, которая в эти дни прочно засела в головах у всех разумно мыслящих людей: «Я не обладаю соответствующими экспертными знаниями и знаю о шпионских войнах только из шпионских же романов. Но даже мне очевидно, что спецоперация по устранению неугодного лица, организованная профессионалами, не должна была бы оставить следов. Это задача минимум миниморум. То есть оружие (в данном случае яд) должно было быть распространенным, общедоступным и безликим, что называется, не имеющим национальности... В этом же эпизоде (опять же, если принять на веру, что данные не подтасованы и что британские криминалисты не ошиблись) сделано всё, чтобы “наследить”. А точнее — пустить следствие по “единственно верному” следу».

Впрочем, отмечает МК, политические элиты двух стран уверенно стоят на пути конфронтации. Газета соглашается с тем, что перспективы политического потепления между Москвой и Лондоном напрочь отсутствовали еще задолго до того момента, когда Сергей Скрипаль погрузился в кому. Но в британском «политическом вчера» приоритетом была риторика о необходимости жесткой конфронтации с Россией. В британском «политическом сегодня» приоритетом стала сама такая конфронтация.

При этом МК понимает чувства тех граждан России, кто считает, что обосновавшийся в Великобритании предатель получил по заслугам. Но вне зависимости от того, кто в реальности организовал химическую атаку в Солсбери, платить политическую и экономическую цену за нее придется именно России.