Владимир Путин нарисовал образ новой грозной России

Владимир Путин нарисовал образ новой грозной России

2 марта 2018 г. 10:20

Передовицы всех сегодняшних газет посвящены анализу президентского послания. Бросается в глаза, отмечает "Новая газета», что выступление «социального» Путина, то есть первая часть послания, ни стилистически, ни содержательно не вяжется с Путиным «ядерным». В частности, остается загадкой, как государство одновременно может брать на себя новые социальные обязательства и запускать гонку вооружений.

После ядерного доклада первая, «гражданская» часть послания очевидно потерялась, хотя по масштабу обнародованных в ней обещаний, далеко выходящих за рамки ближайшего года, она вполне могла составить впечатляющую предвыборную заявку, считают "Ведомости». Новая грозная Россия – это и есть тот образ будущего, с которым Путин идет на четвертый срок и с которым когда-нибудь оставит страну.

Владимир Путин поставил амбициозные задачи по развитию экономики и улучшению жизни людей. Тезисы декларативны, источники финансирования не ясны, а «военная» часть прозвучала сильнее, говорят эксперты РБК. Задумка Путина в том, чтобы построить экономический Запад внутри страны, не становясь им снаружи, а США и Европу заставить договариваться с помощью нового оружия. Но что будет, если Запад не испугается, задаются вопросом колумнисты издания.

Инвестиции идут, как правило, в предсказуемую экономику, напоминает "Независимая газета». Но, действуя в инертной среде и не смягчая конфронтацию с Западом, сложно получить источники роста, о которых говорит президент.

Лейтмотивом первой части предвыборного послания Владимира Путина стали модернизация экономики, благополучие граждан и технологическое развитие, а лейтмотивом второй — ракеты, подлодки, боевые лазеры и другие «перспективные системы вооружения». Никакого противоречия между этими частями президент не видит, но экономисты, опрошенные РБК, удивлены: невозможно одинаково хорошо укреплять оборону, развивать города и повышать уровень жизни.

Производство вооружений за государственный счет вряд ли повысит уровень жизни среднестатистического гражданина, отмечает Александра Суслина из Экономической экспертной группы. «В глобальном экономическом масштабе считается, что военные технологии — это импульс, после которого начинают развиваться и мирные технологии. У нас, к сожалению, это не совсем так. Если мы придумаем еще одну ракету, боюсь, что те поселки, в которых сейчас нет воды и газа, так и останутся без воды и газа», — рассуждает она.

«Инвесторов надо привлекать качеством юрисдикции, качеством среды, а не презентациями военной мощи», — убеждена директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова.

Умиротворение западной, прежде всего американской, политической общественности не является необходимым средством перезапуска экономического роста. Эту общественность можно хорошо напугать и, если получится, принудить к новому, современному, высокотехнологичному миру с Россией. Ответа на вопрос, что будет, если там не испугаются, в послании нет, отмечает РБК.

"Независимая газета" пишет, что выступление главы государства вписалось в уже обозначенную в последних выступлениях и самого Путина, и министров правительства концепцию силы страны. Эта сила сводится к военному обеспечению геополитической инициативы. Российская власть считает, что США и Запад такую инициативу РФ сдерживают, в том числе военным и санкционным путем. Внутренней аудитории это подается как естественная реакция Запада на российский рост, «вставание с колен».

Путин рассчитывает на то, что США одумаются, остановят гонку вооружений, вступят с Россией в переговоры, заключат новые соглашения, то есть признают, что ничего не могут с ней поделать. Но такой сценарий кажется маловероятным. Скорее, тон послания Путина будет воспринят как агрессивный, соответствующий образу «угрожающей миру России». Тем самым новые инструменты давления на РФ получат обоснование в глазах западной публики.

В предвыборной речи президент должен был чем-то удивить своего избирателя, и ему это удалось, пишет "Новая газета». Судя по всему, после решения о переносе послания на март в Кремле долго думали о том, как определить содержательную повестку речи и ее пиар-эффект. Ставка, как и прежде, была сделана на обсуждение внешней политики.Демонстративных успехов в последний год в этой сфере у России тоже не было, зато были известные провалы — и нужно было как-то «докручивать», считает издание. Так техническая задача по мобилизации избирателей перед выборами определила содержание второй и гораздо более жесткой «мюнхенской речи» — беспрецедентного в новейшей истории внешнеполитического заявления российского руководства.

Принципиальный вопрос в этом контексте состоит в том, как «новый Мюнхен», даже если он и предназначен в первую очередь для внутренней аудитории, будет воспринят на Западе. Кремль бросил на стол свой последний козырь — напоминание о ядерном потенциале советской сверхдержавы, который, по словам Путина, не только не заржавел за последние годы, но и заметно обновлен и усилен. Часть западных элит должна увидеть в этом отчаянную попытку торга. Но найдутся и те, кто примет вызов, предупреждает "Новая».

Милитаристский экстаз вчерашнего послания, по мнению "Ведомостей», не имеет прецедентов во всё время новейшей российской истории; и даже советские аналоги вроде речей Андропова или Хрущева, очевидно, блекнут на этом фоне.

Милитаризм тех времен был заявкой на достижение военно-политического и отчасти экономического паритета с Западом. Путин делает заявку на такую конструкцию мира, в котором для новой страшной России система сдержек и противовесов в принципе отсутствует, хотя и оговаривается, что вот это и есть новое равновесие сил: мол, сами мы нападать ни на кого не собираемся, у нас у самих всего хватает. А значит, запасной выход с новой «Звезды смерти» есть, заключает издание.