Станет ли Австрия новым мостом между Западом и Востоком? Балканская карта

Станет ли Австрия новым мостом между Западом и Востоком? Балканская карта

28 февраля 2018 г. 11:04

Кирилл Бенедиктов

Визит в Москву федерального канцлера Австрии Себастьяна Курца – далеко не рядовое событие в международной жизни. Начать следует с того, что это первый зарубежный визит молодого политика, который сумел вдохнуть новую жизнь в австрийскую Народную партию и вырвать победу у австрийской Партии Свободы на выборах в октябре 2017 года.

В мире дипломатии порядок международных визитов никогда не бывает случайным. Обычно первый визит нового лидера символизирует тот вектор, по которому он собирается вести корабль государства во внешнеполитических водах. Выбор Курцем Москвы в качестве первой зарубежной столицы говорит о том, что канцлер не боится идти наперекор «политической ортодоксии», по-прежнему царящей в головах большинства европейских политиков.

Официально администрация канцлера сообщала, что во время визита будут обсуждаться двусторонние отношения Австрии с Россией, отношения между Россией и ЕС, вопросы Украины и Сирии. Также планировалось затронуть вопрос о позиции ЕС в сфере антироссийских санкций и реализации Минских соглашений. Подавляющее большинство материалов как в российской, так и в австрийской прессе в той или иной степени было посвящено анализу именно этих вопросов. Однако у визита Себастьяна Курца в Москву есть еще одно измерение, о котором хотелось бы поговорить более подробно.

Накануне визита в австрийской Die Presse появилась статья экономиста Гюнтера Фелингера под красноречивым заголовком: «Отмените визит в Москву, а затем присоединитесь к НАТО». Обращаясь к федеральному канцлеру, Фелингер – который, кстати, живет и работает в Киеве, занимаясь подготовкой украинской налоговой реформы, – призывает его не ездить «на поклон» к Путину и переориентироваться на США и Североатлантический альянс. «Мы не вассальное государство империи царей в Центральной Европе, феодалы которого вступают в должность, лишь совершив паломничество в Кремль, чтобы поцеловать перстень царя, – пишет Фелингер. – Эту роль можно доверить Виктору Орбану и Александру Вучичу».

За слегка избыточной риторикой («империя царей», «поцеловать перстень» и т.д.) кроется вполне макиавеллистская логика. Очевидно, что, даже если бы Курц воспринимал советы в поте лица спасающего украинскую экономику д-ра Фелингера как небесное откровение, он не стал бы отменять свой визит в Москву, прочитав его статью за несколько часов до вылета. Главный месседж статьи – в другом. Непосредственно перед встречей Курца с Путиным канцлера настойчиво предостерегают от акцентирования нейтрального статуса Австрии.«Мы всегда были частью западного мира и никогда не были нейтральными, пока Советский Союз не навязал нам нейтралитет шантажом, – развивает свою мысль Фелингер. – В 1955 году нейтралитет был единственно возможной сделкой, альтернативной десятилетию оккупации. Тогда цена была высока, но выбор был сделан правильный».Напомню, что в октябре 1955, после принятия закона о постоянном нейтралитете Австрии с ее территории были выведены все союзнические войска – не только советские, но также американские, британские и французские. С тех пор – и по сей день – Австрия остается нейтральным государством, что обеспечивает ей значительные преимущества на международной арене и определенную (хотя, разумеется, далеко не полную) свободу маневра по сравнению, например, с соседней Германией, на территории которой размещаются 49 военных баз НАТО (в числе которых 31 военная база США).

Однако именно эта самостоятельность и не дает покоя таким, как д-р Фелингер. Если уж подчеркивать общность нейтральных стран, то первый визит вне ЕС следовало бы нанести в Швейцарию, советует он Курцу, но вообще-то лучше всего было бы отправиться в Вашингтон, чтобы обеспечить будущее Австрии в НАТО. Но ни в коем случае не в Москву – особенно в третью годовщину убийства Бориса Немцова, в четвертую годовщину «вторжения в Крым» («der Krim-Invasion»), в те дни, когда Россия «совершает в Восточной Гуте второе по масштабу военное преступление в Сирии – после Алеппо».

И главное – приезд в Москву федерального канцлера в то время, когда Путин заканчивает свой "четвертый" срок и готовится к новым выборам, может быть воспринят только как недвусмысленная предвыборная агитация за хозяина Кремля. «Как это должен понимать Александр (так в тексте статьи. - К.Б.) Навальный? Разве вы не видели его видео? Как это должны понимать оппозиция и российский средний класс? С одной стороны, мы поддерживаем санкции ЕС, и в то же время осуществляем сольные визиты с очевидным символизмом и причиной выбора времени», - негодует Фелингер. Безусловно, если встреча Курца с Путиным способна деморализовать оппозиционный электорат, то этот визит следует немедленно отменить как подлую провокацию против российских борцов за свободу. Но дело, кажется, совсем не в этом.«Неужели вы действительно верите, что из-за вашего визита Путин даст согласие на размещение миротворцев ООН в Донбассе? У него был целый год, чтобы согласиться на предложения Запада, сохранив лицо и выйдя из дорогостоящей авантюры в Донбассе, но он отверг их все. Неужели ваш приезд что-то изменит?» - взывает Фелингер к федеральному канцлеру.Очевидно, что Фелингер (а точнее, круги, мнение которых он выражает) очень не хочет, чтобы визит Курца в Москву привел бы к каким-то позитивным последствиям как для России, так и для Австрии. Чьи интересы защищает работающий в Киеве австрийский экономист, тоже, в общем, понятно – об этом красноречиво свидетельствует большой раздел его статьи, озаглавленный «Порошенко в опере», где повествуется об «историческом визите Петра Порошенко в зал Венской оперы».

Но постоянные и несколько навязчивые отсылки к мнению Киева («нейтральная позиция Австрии после агрессии России воспринимается в Украине не иначе, как издевательство», и т.д.) не должны вводить в заблуждение: устами д-ра Фелингера говорят не люди из окружения Порошенко, а те силы в Восточной Европе, которые опасаются возникновения в регионе новой архитектурной конструкции (термины «ось» или тем более «союз» в данном случае некорректны) с участием Москвы, Вены и столиц государств бывшей Югославии, прежде всего, Белграда.«На мгновение, - продолжает сетовать Фелингер, - появилась надежда, что после первого промаха в Банья-Луке со стороны австрийской Партии Свободы внешняя политика будет теперь проводиться совместно федеральным президентом и федеральным канцлером с пониманием политической ответственности государства. Но нет: после этого наступил бессмысленный визит вице-канцлера в Белград, заявление Сербии за неделю до десятилетнего празднования независимости Республики Косово, и вот теперь этот визит в Москву».На этом абзаце стоит остановиться подробнее, потому что в нем упомянуты очень важные детали, позволяющие понять, чего именно боятся Фелингер и его заказчики.

Под «промахом в Баня-Луке» австрийской Партии Свободы имеется в виду участие ее председателя, вице-канцлера Австрии Хайнца-Кристиана Штрахе и вице-мэра Вены Йоханна Гуденуса в праздновании Дня Республики Сербской в Банья-Луке 9 января 2018 года (этот праздник считается в ЕС «экстремистским», идущим вразрез с Дейтонскими соглашениями 1995 года) Тогда президент РС Милорад Додик наградил австрийских гостей орденами Республики – Штрахе за «особые заслуги в развитии и укреплении сотрудничества и политических отношений между австрийской Партией Свободы и Республикой Сербской», а Гуденуса за «самоотверженность и чрезвычайное служение в укреплении мира и международного сотрудничества между Австрийской Республикой и Республикой Сербской».

Гуденуса, считающегося одним из самых перспективных молодых (ему 41 год) политиков АПС (1), связывают с государством боснийских сербов не только политические, но и семейные узы: в мае 2017 г. Йоханн Гуденус сыграл свадьбу в Банья-Луке со своей возлюбленной, сербкой Тайаной Тайчич. На свадебной церемонии присутствовали президент Республики Сербской Милорад Додик с супругой Снежаной и видные члены австрийской Партии Свободы. Гуденус не раз публично выражал симпатию и сочувствие Сербии и Республике Сербской, а также подвергал резкой критике признание Косово: с его точки зрения, насильственное отделение Косово от Сербии было «поспешно» и является ошибкой.

Что же касается визита вице-канцлера Штрахе в Белград, состоявшегося в середине февраля этого года, то он вовсе не был «бессмысленным», как безапелляционно называет его Фелингер. В преддверии визита Штрахе дал интервью белградской газете «Политика», в котором твердо заявил: «Признание Косово является исключительно делом Сербии. Оказывать давление на страну по этому вопросу неправильно. Австрия, как нейтральная страна, должна была бы выступать здесь в качестве посредника».

Штрахе также заявил, что «Косово, несомненно, является частью Сербии», и посетовал на то, что признание Косово со стороны Австрии, против которого выступала АПС, является уже свершившимся фактом, который невозможно изменить. Однако сербы, проживающие на территории Косово, безусловно, имеют право на автономию и самоопределение, для чего, «к сожалению, необходимы длительный и сложные переговоры». Приштина же, добавил Штрахе, «очень нетактична в этом вопросе».

Произнесены эти слова были накануне десятилетнего юбилея самопровозглашения независимости Косово (17 февраля 2008 года) и вызвали крайне болезненную реакцию в высших сферах иерархии ЕС. И хотя канцлер Австрии Себастьян Курц на заседании правительства 14 февраля заявил, что «Австрия давно признала Косово, и эта позиция не изменится в будущем», было бы совершенно неверно считать, что он подверг позицию своего заместителя «резкой критике». Курц совершенно справедливо подчеркнул, что косовская проблема до сих пор не решена, и пять стран - членов ЕС так и не признали Косово (2). Кроме того, он добавил, что, с его точки зрения, заявление Штрахе не нанесло никакого ущерба отношениям Вены ни с Белградом, ни с Приштиной: с обеими столицами у Австрии «отличные контакты».

Это особенно важно в контексте предстоящего председательства Австрии в ЕС со второй половины 2018 года: Курц, как бывший председатель ОБСЕ и экс-глава МИД Австрии, не может не отдавать себе отчет, какие потенциальные возможности и выгоды несет в себе это председательство. Он уже заявил, что одним из приоритетов Австрии как председательствующей в ЕС страны будет поддержка евроинтеграции всех стран Западных Балкан.

Стратегия расширения Евросоюза на страны Западных Балкан, представленная в Страсбурге в начале февраля 2018, предлагает шести балканским государствам (Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине, Македонии, Албании и Косово) перспективу вступления в ЕС к 2025 году. Само по себе принятие в ЕС наркогосударства с архаичной экономикой и клановым обществом, которым является Косово, выглядит, как скверный анекдот. Но никто особенно и не скрывает, что главная цель столь поспешного расширения и без того испытывающего серьезные внутренние проблемы Евросоюза – противодействие растущему влиянию России на Балканах. Точно так же все понимают: для того, чтобы добиться своей цели в отношении Сербии и, вероятно, БиГ (в которой растет вероятность вооруженного конфликта между Сараево и Банья-Лукой), ЕС так или иначе придется договариваться с Москвой.

Именно здесь, как представляется, кроются главные причины беспокойства «доброжелательных критиков» Себастьяна Курца, взгляды которых предельно откровенно выражает д-р Фелингер. Именно нейтральная позиция Вены делает ее не только превосходным посредником в отношениях между балканскими столицами, Брюсселем и Москвой, но и ключевым игроком в новой геополитической игре, выстраивающейся вокруг Западных Балкан. А с учетом интереса стран Вышеградской четверки (Польши, Чехии, Словакии и Венгрии) к союзу с Австрией для противодействия Брюсселю и странам «Старой Европы» (прежде всего, Германии и Франции) в вопросе иммиграционной политики - у Курца есть отличный шанс быстро увеличить политический вес своей страны на международной арене. Отдавая себе отчет в том, что «любое сравнение хромает», можно говорить о перспективе возрождения «Австро-Венгерской империи» - в том, разумеется, символическом ключе, в котором порой говорят о существовании «Четвертого Рейха», подразумевая экономической влияние Германии в Европе.

Однако эта амбициозная задача не может быть решена без достижения договоренностей с Москвой – не только в силу особых отношений России с Сербией и некоторыми другими балканскими странами, но также из-за целого ряда экономических и инфраструктурных проблем. Одним из главных камней преткновения в отношениях Вены, Москвы и Будапешта является строительство второй очереди АЭС «Пакш» в Венгрии. 30 января 2018 г. премьер-министр Венгрии Виктор Орбан специально приезжал в Австрию, где провел переговоры с Курцем по вопросу о ситуации вокруг строительства новых энергоблоков на АЭС «Пакш», против которого активно протестует Австрия. Начало строительства, которое должны были вести специалисты «Росатома», было запланировано на январь, а затем передвинуто на февраль 2018 г. Однако переговоры ни к чему не привели, и 22 февраля австрийское правительство подало иск в суд ЕС против решения Европейской комиссии субсидировать строительство АЭС «Пакш-2». Очевидно, что в ходе переговоров Себастьяна Курца с Владимиром Путиным этому вопросу будет уделено особое внимание.

Разумеется, не обойдется без обсуждения проблемы антироссийских санкций, которые и сам Курц, и глава МИД Австрии Карин Кнайсль (представитель австрийской Партии Свободы), и вице-канцлер Хайнц-Кристиан Штрахе считают «неэффективным инструментом». Однако именно на этом направлении возможности Вены изменить ситуацию относительно невелики, поэтому возлагать какие-то особые надежды на то, что Курц станет «адвокатом России в ЕС», было бы наивно.

Тем не менее, риторика, предшествующая визиту, производит благоприятное впечатление. Австрийское издание Kurier цитирует фразу, произнесенную сотрудником администрации федерального канцлера: «Мир в Европе возможен только вместе с Россией, а не против нее».

Это свидетельствует о том, что Курц с присущей ему способностью мыслить предельно прагматично и видеть реальность во всей ее полноте, не ограничивая себя идеологическими шорами, готов взять на себя роль посредника между Брюсселем и Москвой в решении целого ряда спорных вопросов: от урегулирования конфликта на Донбассе до разграничения «зон влияния» на Балканах.

Но именно эта незашоренность Курца и нервирует апологетов «политической ортодоксии», исповедующих черно-белую картину реальности. «Мы не мост между Востоком и Западом, а обычный член ЕС в 2018 с единой внешней политикой, а теперь и общей оборонной инфраструктурой в рамках PESCO», - пытается образумить Курца д-р Фелингер. Визит канцлера Австрии в Москву, предупреждает он, «превращает единую внешнюю политику ЕС в фарс». Это, конечно, сильное преувеличение, но в одном Фелингер, безусловно, прав.

Перед Себастьяном Курцем сейчас стоит дилемма: повести себя как смелый и независимый политический деятель (для этого у него есть все основания: возраст, амбициозность, поддержка собственной партии и влиятельной АПС, исторический пример великого дипломата Бруно Крайского) и превратить нейтральную Австрию в эффективный канал коммуникации между Востоком и Западом, либо отступить под напором «Фелингеров» и их заказчиков и отказаться от нейтрального статуса, вступив в НАТО – со всеми вытекающими последствиями.

Можно предположить, что Курц склоняется к первому варианту, хотя бы потому, что он сулит Австрии гораздо больше потенциальных выгод, вплоть до превращения в новый центр силы внутри ЕС. Именно поэтому федеральный канцлер и выбрал для своего первого зарубежного визита не Швейцарию и не США, а «страшную и агрессивную» Россию.

(1) Йоханн Гуденус считается одним из наиболее пророссийских политиков Австрии (он учился в Москве и хорошо говорит по-русски). В 2014 г. был одним из международных наблюдателей на референдуме в Крыму

(2) Греция, Испания, Кипр, Румыния и Словакия