Здравствуйте, товарищи! Армия и мы

Здравствуйте, товарищи! Армия и мы

23 февраля 2018 г. 0:01

Леонид Поляков

23 февраля - День защитника Отечества. По названию и по смыслу – это праздник людей военных. В первую очередь, профессиональных, но также и всех отслуживших (служащих) по призыву. То есть всех, кто так или иначе к армии причастен. Начиная с тех, кому довелось это сделать еще в феврале 1918-го. Но что значит армия для нас сегодня – 100 лет спустя?

Принято говорить, что армия – это инструмент обеспечения безопасности страны. Эта формула верна, но нуждается в существенном дополнении. Дело в том, что безопасность – это некое идеальное состояние, подразумевающее полное отсутствие опасностей. Чего на самом деле в реальном мире не бывает и быть не может. Мир, как и во времена «холодной войны» (да как и в любой момент предшествующей истории), по-прежнему опасен. Нередко – непредсказуемо опасен. И с этим фактом никакая армия (в том числе и наша) ничего поделать не может.

А вот что действительно наша армия может поделать, так это обеспечить выживание России при любом уровне окружающих опасностей. Что собственно она и сделала в тот момент, когда случилась крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века, и Россия лишилась двух «защитных поясов» - социалистического лагеря и союзных республик. Мы остались один на один с «новым, бравым миром», в котором легко было поддаться инерции распада, на который почти нескрываемо рассчитывали наши прежние идеологические оппоненты, вдруг превратившиеся чуть ли не в ближайших «друзей».

И нужно признать, что только наличие армии (даже в том виде, что от нее оставалось) дало возможность нам переждать во всех смыслах «лихие 90-е» - сохранившись в прежних границах и не утратив международную субъектность. Опять же, «переждать» - не совсем подходящее слово. И даже совсем не подходящее по отношению к тем солдатам, офицерам и генералам, кто отдал свои жизни в так называемую «первую чеченскую». Об этой «войне» можно говорить что угодно (и сказано уже много чего), но главный ее смысл был, есть и навсегда останется неизменным: именно армия ценой немалых жертв смогла остановить казавшийся тогда почти неизбежным распад России.

Но армия остановила не только физический, территориальный распад страны, но также и распад гораздо более страшный - духовно-исторический. В тот момент, когда мы отреклись от советского семидесятилетия, мы сами совершили тот самый шекспировский «вывих времени». Ведь действительно – «распалась дней связующая нить», и каждый сам по себе начал соединять их «обрывки». Но мы окончательно не разбрелись в постсоветском духовном вакууме лишь потому, что осталась последняя «скрепа», которая удерживала нас в хрупком единстве. Это – Великая Победа 1945 года. Каждый год 9 мая мы вспоминали и продолжаем вспоминать этот воинский подвиг, и эта память всё сильнее сплачивает нас. И не случайно наглядным символом этого сплочения стало всенародное движение с отчетливо воинским названием: «Бессмертный полк».

Рискну утверждать, что армия в наши непростые времена взяла на себя еще одну важнейшую общественную роль, а именно – роль морального ориентира. Этот тезис может показаться странным – особенно для тех, кто помнит реальное положение армии и людей в погонах, особенно в первое постсоветское десятилетие. И кто помнит, как на смену «Солдату Ивану Бровкину» пришел нагиевский «прапорщик Задов» и охлобыстинский «ДМБ». Всё так: было над чем посмеяться в тогдашних российских вооруженных силах и даже посмеяться издевательски зло. И продолжает быть, хотя уже, скорее, в регистре добродушного юмора – как в сериале «Солдаты».

Но одновременно (и практически вопреки карикатурно-сатирическому образу «человека с ружьем») в обществе сохранялось и постепенно усиливалось восприятие армии как института, воплощающего в себе не то, чтобы моральный стандарт, но некую внутреннюю «правду». С различением по Бердяеву: не «правду-истину», а «правду-справедливость». Справедливо было в августе 1999 г. пресечь интервенцию международного терроризма в Дагестан и затем обеспечить возвращение Чечни в мирную семью российских народов. Справедливо было в 2008 г. отразить агрессию Саакашвили против народов Южной Осетии и Абхазии. Справедливо было в феврале 2014 г. обеспечить мирное воссоединение Крыма и Севастополя с Россией.

Не стоит также забывать, что армия – это единственный общественный институт, воплощающий в себе и такое важнейшее в моральном отношении понятие, как «честь». Пусть само отдание чести – это вполне рутинный ритуал, но он всё равно, даже на совершенно бессознательном уровне напоминает о том, что человек в погонах – это человек чести. Наверное, отчасти и поэтому армия – вне конкуренции в рейтинге одобрения деятельности общественных институтов. Январский опрос ВЦИОМа ставит армию на первое место с результатом 85.4%. С чем может сравниться лишь стоящая на втором месте Русская Православная Церковь, получившая одобрение 69.9% респондентов.

Пользующаяся общественным признанием и наделяемая качествами «справедливости» и «чести», российская армия превращается в эффективный инструмент утверждения России в качестве глобальной, а не только региональной (как еще недавно утверждал экс-президент США Барак Обама) державы. И речь идет отнюдь не об удовлетворении имперского тщеславия и геополитических амбиций, а о способности России принимать активное участие в разрешении кризисных ситуаций в любой точке глобального мира.Так, именно российские военно-космические силы внесли решающий вклад в разгром международной террористической группировки, попытавшейся создать халифат на территории Сирии. Что важно не только с точки зрения обеспечения безопасности в ближневосточном регионе, но и как превентивная мера по предотвращению проникновения международного терроризма на нашу собственную территорию.

Как на любой войне, так и в этой неизбежны потери. Да, в Сирии гибнут наши воины – офицеры и даже генералы. И каждая гибель – невосполнимая потеря не только для родных и близких, но и для всех нас, для всей страны. Но их гибель была и будет оставаться не напрасной, потому что они отдали свои жизни за нас – всё еще живых. И при этом оставили нам образцы мужества и героизма – как это сделал летчик майор Роман Филиппов.

И напоследок – о мужестве. В наши политкорректные времена можно легко быть заподозренным в таком грехе, как «сексизм», заявляя, что 23 февраля – это именно мужской праздник. И дело не в том, что он называется «День защитника Отечества»: мужской род здесь подразумевает также и защитниц. Нет, это ежегодное подтверждение того, что род человеческий всегда делился и будет делиться на «мужчин» и «женщин». Что это естественно, а потому – правильно. И что призвание мужчины – быть мужественным – особенно очевидно, когда он в форме. В военной форме.

Именно поэтому традиционное обращение любого военачальника вплоть до Верховного Главнокомандующего к видимому (и невидимому) военному строю стоит воспринимать не только как уставное приветствие, но и как пожелание. Или даже личную просьбу: Здравствуйте, товарищи!