Межамериканское примирение на основе антироссийского консенсуса? Подумайте еще!

Межамериканское примирение на основе антироссийского консенсуса? Подумайте еще!

21 февраля 2018 г. 13:34

Дмитрий Дробницкий

Всецело предаться одному пороку нам обычномешает лишь то, что у нас их несколькоФрансуа де Ларошфуко

На прошедшей неделе в США произошло два события, которые широко освещались СМИ и активно обсуждались экспертами. Эти события могут иметь весьма далеко идущие последствия для американских спецслужб, а также определить тональность внешнеполитической риторики Вашингтона в отношении России на ближайшие месяцы.

В пятницу заместитель генпрокурора Род Розенштейн объявил, что Большое Жюри Федерального округа Колумбия поддержало обвинение в адрес тринадцати российских граждан и трех организаций, которые якобы пытались тайно повлиять на американскую политическую систему. Эта незаконная деятельность, по мнению обвинения, велась через социальные сети с 2014 года. Целью ее было «вызвать разлад в Соединенных Штатах и посеять неуверенность в институте американской демократии».

Двумя днями ранее, 14 февраля 2018 года, в школе местечка Паркленд (штат Флорида) произошло очередное массовое убийство. Погибло семнадцать человек, есть много раненых. Расстрел из полуавтоматической винтовки семейства AR-15 учинил психически нестабильный 19-летний Николас Круз.

Какая связь между этими событиями? Ответ прост — американские спецслужбы, прежде всего, ФБР.

Бюро ведет расследование «русского дела» с лета 2016 года. Для придания следствию особого статуса был назначен спецпрокурор Роберт Мюллер, который также в свое время возглавлял ФБР. Но пока спецслужбы искали следы «российского вмешательства», они сами были уличены в заговоре с целью не допустить избрания Дональда Трампа, а позже — максимально дискредитировать его президентство. В отставку были вынуждены подать многие высокопоставленные сотрудники Бюро. Для расследования Мюллера хуже всего было то, что в его команде работали Питер Строк и Лиса Пейдж, с которых разоблачение «не-русского заговора» и началось.

Что же касается расстрела во Флориде, то ФБР не смогло предотвратить трагедию, несмотря на то, что в его центральном офисе была информация об угрожающем поведении и даже о планах убийцы. То, что протоколы Бюро, разработанные для таких ситуаций, по какой-то причине не были соблюдены, был вынужден признать глава федералов Кристофер Рэй.

Итак, «русское дело» разваливается и грозит похоронить под своими обломками тех, кто его начал, включая всю верхушку ФБР. В то же время Бюро демонстрирует полную неспособность защитить американских школьников.

Нужен был крупный успех. И вот он появился. В деле, которое ведет Мюллер при активной помощи Бюро, стало на 16 обвиняемых больше (если считать и юридические лица тоже).

Но давайте разберемся поподробнее.

Следует пояснить, что Большое Жюри — это не суд присяжных. Оно не решает вопрос о виновности или невиновности подозреваемых. Оно лишь выносит решение о начале их судебного преследования. Как правило, обвинитель созывает Жюри в тех случаях, когда дело имеет большой общественный резонанс.

До прошедшей пятницы Роберту Мюллеру не удалось «накопать» почти ничего. У него в активе есть два обвинения (в финансовых махинациях), выдвинутых против бывшего советника Трампа Пола Манафорта (он возглавлял штаб кандидата во время проведения партийной конференции) и его помощника Рика Гейтса. Но оба эти обвинения относятся ко времени, когда подозреваемые еще не работали на нынешнего президента. Есть также две сделки о признании вины (в ложных показаниях агенту ФБР) — с бывшим советником президента по нацбезопасности Майклом Флинном и экс-советником Трампа Джорджем Пападопулосом. Беда, однако, в том, что их обоих допрашивал уже упомянутый агент-заговорщик Питер Строк. Более того, как выяснилось недавно из переписки Строка с его коллегой и любовницей Лисой Пейдж, сам высокопоставленный фэбээровец был уверен в том, что никаких ложных показаний дано не было. Теперь на оба дела (Флинна и Пападопулоса) назначены новые судьи, и сделки вполне могут быть отменены.

Итого — ноль. На этом фоне обвинения, выдвинутые против граждан России 16 февраля, выглядят более, чем жалко. Самое серьезное из них — использование чужих имен и номеров социального страхования, а также создание прокси-сервера в США от имени несуществующей компании. Всё остальное — это работа в социальных сетях под вымышленными именами. И еще очень большой вопрос, смог бы суд (если бы он состоялся) вынести обвинительный приговор за посты в Facebook, Instagram и Twitter.

Суммы, которые якобы были потрачены на «страшную атаку на американскую демократию», по американским политическим меркам просто смехотворны. Так, в обвинительном заключении утверждается, что одно из обвиняемых юридических лиц с сентября 2016 года тратило на свою деятельность около 1.25 млн. долларов в месяц. То есть всего не более 2.8 млн. долларов вплоть до самой даты избрания президента США. Остальные расходы в обвинительном заключении указаны очень расплывчато — «тысячи долларов», «возможно, до миллиона долларов» и т.п.

Вместе с тем, на само расследование Роберта Мюллера по состоянию на декабрь 2017 года было потрачено более 5 млн. С учетом расследования ФБР до назначения спецпрокурора стоимость «русского дела» давно превысила 10 млн. И сумма продолжает расти. Получается, что «руководимая Путиным подрывная деятельность против США» обошлась как минимум вдвое дешевле, чем ее расследование.

И это при том, что главная цель следствия — уличить окружение Дональда Трампа в «сговоре с русскими» — так и не достигнута. В решении Жюри (и замгенпрокурора Розенштейн это подчеркнул) отдельно оговаривается, что не найдено никаких улик, которые бы могли указать на то, что какие-либо граждане США состояли в сговоре с предполагаемыми российскими злоумышленниками.

Более того, исходя из текста обвинительного заключения, можно сделать вывод о том, что следствие не считает, что Россия хоть как-то повлияла на американские выборы. Об этом же заявил на днях вице-президент Facebook Роб Голдман в своем твиттере: «Я просмотрел все русские рекламные посты и могу сказать со всей определенностью, что влияние на исход выборов НЕ БЫЛО их главной целью». Любопытно также, что на рассмотрение Большого Жюри округа Колумбия не были представлены никакие материалы, касающиеся взлома почтовых аккаунтов Демократического национального комитета и штаба Хиллари Клинтон, с которого, вообще говоря, и начались разговоры о «российском вмешательстве».

Гора родила мышь. У меня сложилось впечатление, что ни Роберт Мюллер, ни курирующий работу спецпрокурора Род Розенштейн и не собирались доводить дело до суда — именно поэтому в обвинительном заключении нет ни одного имени гражданина США. Потому что тогда появился бы адвокат, присяжные, эксперты, свидетели… и всё могло кончиться очень плохо для следствия. Потому что даже вчерашний выпускник американского юрфака напирал бы на политический характер дела и задавал бы неудобные вопросы о заговоре внутри ФБР.

Теперь самое время вернуться к расстрелу во Флориде. Почти сразу после трагедии прессе стало известно, что на горячую линию Бюро, по крайней мере, три раза поступали сообщения о приближающейся беде. Более того, в своем YouTube-аккаунте преступник написал: «Я собираюсь стать профессиональным школьным убийцей». Казалось бы, правоохранительные органы бессильны что-либо сделать до того, как совершено преступление. Но это всего лишь распространенное заблуждение. ФБР обязано реагировать на такие сигналы и действовать самым решительным образом.

Вот фрагмент официального заявления ФБР: «Согласно установленным протоколам, информация, поступившая от заявителя, должна была быть расценена как потенциальная угроза жизни. В таком случае эта информация должна была быть передана в региональный офис ФБР в Майами, чьи сотрудники были обязаны предпринять необходимые следственные мероприятия… В ходе проведенной проверки мы выявили, что никаких действий в соответствии с данными протоколами предпринято не было».

За прошедшие выходные федералам припомнили и другие их «проколы». В частности, не были предотвращены теракты в Орландо в июне 2016-го и массовый расстрел в Сазерленд Спрингз в ноябре 2017-го. В обоих случаях также не были учтены имевшиеся данные о личностях и планах преступников. От себя добавлю, что в апреле 2013 года ФБР располагало всеми необходимыми сведениями о братьях Царнаевых, совершивших теракт в Бостоне во время ежегодного марафона. Но руководство Бюро не посчитало нужным поделиться информацией с местным офисом и городским управлением полиции. Стоит напомнить также, что сведения эти были переданы американской стороне «страшными русскими спецслужбами», которые чего-то там хотят в Америке развалить.

Короче говоря, у ФБР выдался очень плохой год. Оно с июня ведет абсолютно бесперспективное и политически мотивированное дело, его сотрудники вовлечены в антиправительственный заговор, но при этом Бюро игнорирует свои же собственные протоколы, в результате чего гибнут американцы.

Консервативные медиа — прежде всего, телеканал Fox News — потребовали немедленной смены руководства ФБР и прекращения «охоты на ведьм», развязанной после проигрыша Хиллари Клинтон на выборах 2016 года. Ведущая Джанин Пирро заявила в прямом эфире: «ФБР требуется полная ревизия и тотальная чистка… Директор Рэй должен уйти. И весь верхний эшелон ФБР должен последовать за ним». Она призвала закончить «надуманное дело о сговоре с русскими», заметив однако, что «никто не отрицает» того факта, что Россия является противником, который не остановится ни перед чем, чтобы посеять раздор и хаос в США.

Ей вторила ведущая Мария Бартиромо, которая, интервьюируя генерального прокурора Джеффа Сешнса, буквально в категоричной форме потребовала от него «наказать всех виновных» в деле о прослушке штаба Трампа и взяться, наконец, за наведение порядка в американских спецслужбах, что является одной из первейших обязанностей генпрокурора. «Люди хотят от Вас, чтобы Вы начали вершить правосудие!» — говорила она, обращаясь к Сешнсу, на котором буквально не было лица.

В той же передаче Бартиромо говорила с известным юристом Кеном Старром (он был спецпрокурором в деле Билла Клинтона). Старр согласился, что всё «русское дело» является «отвлечением ресурсов», но при этом заявил: «Мы теперь знаем, что в самых верхах российского правительства был разработан план посеять раздор среди американцев… Мы очень плюралистическое общество. Но мы все вместе — такие разные — должны объединиться в любви к нашей стране. Давайте снова сфокусируемся на реальном враге. Реальным врагом, реальной проблемой является российское правительство и их антидемократический авторитарный режим». Ведущая согласилась: «Конечно! Они же ведут против нас информационную войну!»

Выглядит это как попытка найти новый общенациональный консенсус — при всех разногласиях между консерваторами и либералами, правыми и левыми. Точнее, реанимировать хорошо забытый старый консенсус — об общем враге в лице России.

Американское общество сегодня настолько расколото, что ему действительно нужно нечто, что объединило бы людей. И правые предлагают своеобразную сделку. «Русское дело» против Трампа закрывается, и больше к данному вопросу обе стороны не возвращаются. Верхушка спецслужб (прежде всего, ФБР) уходит в отставку за попытку «тихого» госпереворота и некомпетентность в федеральных расследованиях. Ну а все остальные возвращаются к обычной жизни, к спорам о размере налогов и допустимости абортов, к вражде с Россией и холодной войне. Трамп дорабатывает спокойно свои два срока, затем демократы получают своего президента, а еще через восемь лет — республиканцы своего. И так далее, как в старые добрые времена…

Слева тоже появились сигналы о возможности примирения. Главный редактор издания Politico Блэйк Хауншелл опубликовал на страницах своего издания статью под названием «Исповедь скептика русского дела». Автор приводит множество причин, почему у него есть серьезные сомнения в том, что «сговор Трампа с русскими» когда-либо существовал. Отчасти потому, что, если бы что-то и «было такое», то уже наверняка вышло бы наружу: ведь сколько было утечек из администрации Белого Дома и как долго уже «копает» Мюллер. Но фактов до сих пор никаких нет, так что разумно предположить, что их и не будет. А отчасти потому, что в окружении Трампа попросту некому было задумать и осуществить подобный коварный заговор. Мол, не те люди, чтобы играть в столь сложные игры.

При этом Хауншелл в самом начале статьи решительно заявляет: «Нет, я не отрицаю многочисленных доказательств того, что Россия, по прямому указанию кремлевского лидера Владимира Путина, пыталась вмешаться в выборы 2016 года»… Пыталась, да не смогла. Велика беда! Мол, хватит раскачивать лодку. Мы, конечно, презираем всех этих Трампов, Сешнсов и Флиннов, но они не преступники, а просто примитивные люди, каковыми консерваторы были всегда.

Нынешний советник президента по нацбезопасности Герберт Макмастер на конференции в Мюнхене назвал доказательства «российского вмешательства» «неоспоримыми», за что его немедленно похвалили не где-нибудь, а в эфире CNN, не требуя при этом — впервые за почти два года — непременно отдать «банду Трампа под суд». А старший редактор CNN (обратите внимание, снова заявление от руководства медиа) Крис Силлицца в своей статье на сайте телеканала сетует лишь на то, что президент продолжает раскачивать лодку. Ну зачем, мол, он вспомнил о старом деле Хиллари, о подложном досье, о сделке вокруг Uranium One, электронной переписке Хиллари и сомнительной деятельности лоббистской фирмы братьев Подеста, да еще опубликовал свое напоминание в твиттере, который читают миллионы американцев…

То есть медиа (и те, кто за ними стоит) начали зондировать аудиторию на предмет межпартийного перемирия и возможного формирования нового-старого консенсуса. При этом сделана попытка модернизировать образ внешнего врага. На Россию пытаются возложить ответственность за раскол американского общества. Не случайно недавнее решение Большого Жюри инкриминирует российским гражданам и организациям игру за обе стороны американского внутриполитического конфликта.

Но как «продать» такое объяснение холодной гражданской войны в США избирателям? У обеих сторон слишком серьезные претензии друг к другу, чтобы объяснить их «российской пропагандой» в социальных сетях. Тем более — чтобы снять эти претензии с помощью такого объяснения.

Мол, это русские вас поссорили, помиритесь — так, что ли? Но на какой платформе искать примирение? Избиратели Трампа не смирятся с открытыми для мигрантов и товаров границами, а их противники — со стенами и торговыми барьерами.

Даже если Россию удастся обвинить, скажем, и в бесконтрольной нелегальной иммиграции, и в жестком противодействии ей, что это изменит? Как быть с самой иммиграцией? Должна ли Америка становиться всё более «разнообразной» или сохранять свою идентичность, носителем которой является в основном белое большинство? И возможен ли тут разумный компромисс?

Допустим, Москва виновата и в расовых беспорядках. Но что делать с самим конфликтом, который использовался в политических целях обеими партиями как минимум полтора века? Должна ли Демократическая партия осудить организации Black Lives Matter и «Новых черных пантер» как «агентов Кремля» и должны ли республиканцы записать в свою партийную программу пункт о «системном расизме» белой Америки?

Вообще-то, нечто подобное уже пытались сделать Буши и Клинтоны. Закончилось это немыслимым ранее расколом в американском обществе и избранием Трампа, который постоянно говорил о необходимости наладить отношения с Россией.

Получается, время после холодной войны было потрачено американскими элитами практически впустую. Над идеей национального примирения придется поработать еще. И мыслить при этом, как недавно было модно говорить, креативнее…