Странности и противоречия списка Титова

Странности и противоречия списка Титова

8 февраля 2018 г. 10:16

Обзор прессы 8 февраля

Интриги и слухи вокруг так называемого "списка Титова" продолжают будоражить российскую прессу.

"Ведомости" сообщают, что перебраться из-за рубежа хотят более 15 бизнесменов. Среди них бывший замминистра сельского хозяйства Алексей Бажанов, экс-гендиректор Подшипникового завода № 6 Константин Капчук, основатель холдинга «МАРТА» Георгий Трефилов, а также бизнесмены Алексей Шматко, Леонид Кураев и Евгений Рыжов.

Персонажи, которых Титов хочет «репатриировать», оказались один другого хлеще, пишет МК. В прошлом у них — серьезнейшие уголовные дела, а в настоящем — обвинения «путинской хунты» и радость по поводу того, что «свалили из Рашки». Судя по всему, Титов и некоторые бизнесмены не совсем друг друга поняли, констатирует газета.

Подход Титова к составлению списка вызывает вопросы, считает РБК. Поскольку не все его фигуранты являются бизнесменами. По мнению экспертов издания, презентовав его, Титов хочет привлечь внимание зарубежного электората.

Для Кремля сюжет о репатриации капиталов в Россию — единственный способ внятно ответить на угрозу ужесточения санкций, встретив напуганных Западом бизнесменов с распростертыми объятиями, полагает "Новая газета»; раздавленные тракторами яблоки и прочие «симметричные меры» никто давно не принимает всерьез.

"Московский комсомолец" делится деталями биографий фигурантов списка.К примеру, пензенский бизнесмен Алексей Шматко. До 2007 года он работал в Пензенском филиале Газпрома, а потом занялся собственным бизнесом по проектированию и строительству газовых объектов. Через пару лет его компания вышла на оборот в десятки миллионов долларов. По словам Шматко, на него начали наезжать силовики. В итоге его обвинили в хищении 800 000 рублей из бюджета под строительство котельной и судили. Шматко получил условный срок, решил бежать из России и вылетел на Северный Кипр по абхазскому паспорту.

В 2012 году Шматко объявил в розыск Интерпол. Просидев 3 года на Северном Кипре, где нет отделений Интерпола, Шматко попросил политического убежища в Великобритании. Туда он вылетел по поддельным латвийским документам.

В 2015 году Шматко публично объявил, что собирается помочь британским властям бороться «с кремлевским жульем», и призвал всех желающих анонимно сообщать ему о фактах коррупции в российской власти.

В интервью радио «Свобода» после приезда в Великобританию Шматко обещал, если начнется «народная революция», вернуться в Россию «для люстрации злодеев».Сейчас он с семьей живет в городке Суонси неподалеку от Кардиффа.

«Более 6 лет прошло как мы свалили из России. И честно сказать, я об этом не только не жалею, но даже радуюсь каждому дню, проведенному вне этого душного и ужасного помещения камерного типа под названием Россия», – пишет беглый предприниматель.Насколько такой персонаж нужен родине, — вопрос, заключает издание.

Рассуждая о списке Титова, "Ведомости" напоминают позицию Кремля.Комментируя возможность уголовной амнистии для скрывающихся в Лондоне бизнесменов, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков несколько дней назад подчеркнул, что лучшей гарантией неприкосновенности являются законы России, а не президентская администрация. «Какая-то позиция может быть сформулирована только с учетом точки зрения правоохранительных органов, собственно по линии которых и имеются вопросы к этим гражданам», – отметил он.

Позже Песков заявил, что случай каждого из фигурантов списка «уникален» и по каждому поводу Кремль будет консультироваться «с соответствующими силовыми структурами, которые в свое время имели вопросы к этим нашим согражданам».

Для «лондонских сидельцев» обращение к президенту — это последний шанс повлиять на ход своих уголовных дел, говорят эксперты РБК. При этом у президента нет полномочий, которые бы позволяли ему обязать суд пересмотреть дела фигурантов списка. Хотя глава государства обладает правом на помилование, но сделать это можно только в отношении уже осужденных, и для фигурантов списка Титова это не подходит. Теоретически они могли бы попасть под амнистию, поскольку она распространяется как на уже осужденных, так и на подследственных. Для этого должен быть принят Госдумой акт амнистии, и его должен поддержать Совет Федерации.

Но обычно амнистия не выборочная — освобождают, например, всех беременных женщин, осужденных до пяти лет, или всех мужчин-инвалидов, а не конкретных Иванова, Петрова, Сидорова.

Помогая оставшимся за границей российским бизнесменам, Титов привлекает к себе внимание проживающего за рубежом электората перед выборами, считают эксперты РБК. Этот электорат не стоит недооценивать: по данным 2006 года, только в Лондоне живут около 300 тысяч российских граждан. Но помимо работы на свою кампанию, у Титова может быть и другой мотив публично заступаться за фигурантов своего списка: попытаться доказать Кремлю свою полезность в должности бизнес-омбудсмена, считает политконсультант Дмитрий Фетисов. По его мнению, Титов чувствует, что в ближайшем будущем Кремль может взять курс на возвращение капиталов в Россию, и уполномоченному важно «застолбить за собой эту тему».

Прощение «беглых олигархов» имеет несколько принципиальных отличий по сравнению с амнистией капиталов и другими мерами по деофшоризации экономики, пишет "Новая газета». Так, в этом случае властям пришлось бы открыто признать, что определенная часть судебных решений против бизнесменов в России фабрикуется силовиками.

Причем, считает "Новая», лондонские эмигранты — это, пожалуй, наиболее удачливые среди десятков тысяч российских предпринимателей, которые регулярно подвергаются уголовному преследованию в рамках хозяйственных споров, но не имеют возможности выехать из страны. Прекращение ряда других уголовных дел, напротив, означало бы отмену справедливых приговоров: не секрет, что в Лондоне проживает несколько банкиров, сбежавших из России с деньгами клиентов.