"Кремлевский список" – пшик и винегрет

"Кремлевский список" – пшик и винегрет

31 января 2018 г. 10:51

Обзор прессы 31 января

Администрация Дональда Трампа опубликовала «кремлевский список», который все последние месяцы не давал покоя российским элитам. СМИ анализируют этот перечень, его значение и реальные последствия.

РБК пишет, что итоговый документ, занявший чуть более восьми страниц, оказался совсем не таким, каким его ждали, и вызвал недоумение у бизнеса и, скорее, облегчение у политиков, несмотря на ряд грозных заявлений. Логично, что после такого доклада президент России Владимир Путин сказал, что симметричного ответа не будет.

По данным "Коммерсанта», в Конгрессе на публикацию «кремлевского доклада» Минфина США отреагировали скептически. Судя по публичным заявлениям, законодатели ожидали увидеть более компактный и нюансированный список. Многие из них также рассчитывали, что одновременно с обнародованием «кремлевского доклада» будет объявлено и о введении санкций в отношении некоторых из его фигурантов.

Вместо драматического эффекта публикация «кремлевского доклада» произвела эффект скорее комический, пишут "Ведомости». Абсолютная неизбирательность составителей породила не столько сожаления, сколько шутки о «телефонной книге правительства» как основе списка. Доклад не разделил российскую элиту на агнцев и козлищ, оказался не высокоточным оружием, а ковровой бомбардировкой.

Либо вся его суть запрятана в секретной части, либо перед нами — просто тупой бюрократический документ, представляющий собой винегрет, считает "Новая газета». Впрочем, процедурно список или отдельные его позиции в дальнейшем могут превратиться во что угодно.

По мнению РБК, копирование списка Forbes привело к тому, что в потенциально «токсичный» доклад попали миллиардеры, не считающиеся особо близкими к режиму (Сергей Галицкий, Олег Тиньков), живущие за рубежом и/или не имеющие в России центра экономических интересов (Юрий Мильнер, Дмитрий Рыболовлев, Елена Батурина, Михаил Фридман, Роман Абрамович), и даже те, на кого в России были заведены уголовные дела (Юрий Шефлер, Глеб Фетисов, Дмитрий Каменщик).

«Критерии отбора “олигархов” поражают своей наивностью. Автоматическое включение лиц с состоянием, оцениваемым в $1 млрд и выше, кажется абсурдным», — рассуждает глава французского отделения британской консалтинговой компании Aperio Intelligence Джордж Волошин. Он отмечает, что сама по себе оценка состояния — очень сложная задача, которая выполняется тем же Forbes с определенной долей условности.

Чисто формальный подход фактически лишил список «кремлевского доклада» какой-либо явной отрицательной коннотации, пишут "Ведомости». Наоборот, это список, в котором есть условные «все» – объединенные не по принципу близости к власти, как это было заявлено составителями доклада, а по принципу значимости их должности или значительности состояния.

Одно смысловое изъятие в списке «кремлевского доклада» при желании можно найти, но оно тоже не несет каких-то дополнительных смыслов. В докладе, в частности, не упомянуты действительно пользующиеся доверием президента Эльвира Набиуллина, Татьяна Голикова, Анатолий Чубайс и Алексей Кудрин, а также системно важные председатели Конституционного и Верховного судов Валерий Зорькин и Вячеслав Лебедев и глава ЦИК Элла Памфилова.

Их отсутствие, однако, тоже легко объяснить формальным подходом к составлению списка: с точки зрения архитектуры американского государства (а по замыслу – и российского), Центробанк, Счетная палата и ЦИК – независимые органы, как и суды. Кудрин же, будучи и давним другом Путина, и соавтором программы четвертого срока, не обременен никакой госдолжностью. А финансовые показатели возглавляемой Чубайсом «Роснано» оказались слишком скромными, чтобы счесть ее заслуживающей упоминания в докладе.

Критики российского политического режима убеждены, что администрация Трампа предоставила Конгрессу «отписку», сделав публикацию досье, по сути, бессмысленной, отмечает "Коммерсант».

По словам бывшего посла США в РФ, профессора Стэнфордского университета Майкла Макфола, «в этом списке мало смысла, а, может, и нет вообще». «Они совершенно не утруждали себя с его составлением»,— заявил он "Ъ». По мнению собеседника "Ъ», фигурантам открытой части «доклада» нет причин опасаться серьезных последствий. «Включив в него всех, в том числе людей, которые точно не входят в ближний круг российского президента, администрация сделала этот список малопригодным для принятия решений о санкциях»,— убежден Майкл Макфол.

Один из авторов рекомендаций по составлению «кремлевского доклада», старший научный сотрудник Atlantic Council Андерс Ослунд сказал "Ъ», что «список не выделяет людей, реально близких к Кремлю, и не отвечает изначальному замыслу». Он не исключает, что «эксперты администрации изначально составили нужный список, но потом кто-то из высшего руководства взял и заменил его телефонным справочником Кремля и списком Forbes». В итоге, по его словам, «американская санкционная политика стала предметом насмешек, а в Кремле ликуют».

Колумнисты "Новой газеты" вслед за своими коллегами из других изданий отмечают неизбирательность досье. Так, в списке оказались бывший министр Андрей Фурсенко, сосланный на бессмысленную должность потому, что он был слишком либерален для нынешнего российского климата. Получается, делает вывод издание, что критерии кремлевских силовиков и минфина США оказались одинаковыми.

Правы те российские аналитики, которые утверждают, что прямо сейчас фигурантам списка беспокоиться не о чем: он носит слишком декларативный и общий характер. Впрочем, отмечает "Новая», неизвестно, как этот список может использоваться в дальнейшем, с учетом осложнений «геополитической обстановки» и борьбы американской оппозиции с Трампом.