"Забастовка избирателей" – Кремль и оппозиция начинают позиционную войну

"Забастовка избирателей" – Кремль и оппозиция начинают позиционную войну

30 января 2018 г. 10:41

Обзор прессы 30 января

Российская пресса анализирует прошедшую в минувшее воскресенье "забастовку избирателей" и делится своими соображениями о политической судьбе Алексея Навального и его электоральных перспективах.

"Московский комсомолец" обращает внимание на то, что задержание политика на Тверской не закончилось для него привычными неделями ареста. Сотрудники отдела полиции по району "Якиманка", куда был доставлен Навальный, освободили его без составления протокола и даже любезно довезли до дома. С Навальным такое происходит впервые за долгое время.

"Независимая газета" вспоминает, что в марте прошлого года во время антикоррупционного шествия были сотни задержанных. Теперь же оказалось, что бросать людей в автозаки, везти в отделения, составлять протоколы – лишние и политически бессмысленные, даже вредные телодвижения. Достаточно, чтобы у протестующих было полицейское сопровождение, чтобы их постоянно и громко оповещали, что акция не согласована, и призывали разойтись. В итоге участники акции сделали круг и действительно разошлись. Никто не пострадал.

По мнению экспертов "Ведомостей», Навальный недостаточно политизирует ситуацию: если объявляется всероссийская электоральная забастовка, то нельзя потом взять и провести какую-то демонстрацию с непонятной целью.

Первый акт «забастовки избирателей» 28 января показал, что сейчас фронт стабилизировался, уверена "Новая газета». Борьба Кремля и оппозиции перешла в позиционную стадию.

"Московскому комсомольцу" интересно, почему в этот раз Алексею Навальному, которого задержали в минувшее воскресенье на массовой акции его сторонников, не дали традиционные две недели ареста и даже не составили протокол. Газета называет такое неожиданно либеральное отношение властей к оппозиционеру "эрой милосердия», очевидно, проводя параллели между ситуацией, в которой оказался Навальный, и драматургией романа братьев Вайнеров.

Политолог Алексей Макаркин полагает, что мягкость властей в отношении Навального связана с президентскими выборами: видимо, существует мнение, что самого Навального лучше держать на свободе, лучше – для стабильности. Он, конечно, выводит на улицы своих сторонников, но они не настроены так радикально, как были бы настроены в том случае, если бы их лидер оказался за решеткой. Когда приближаются выборы, хочется чтобы ситуация в стране была спокойной. К тому же, на последнюю акцию Навального пришло меньше людей, чем в прошлом году.

Макаркин акцентирует внимание читателей МК на том, что сам Навальный не является безусловным лидером оппозиции, в стане которой наблюдается конкуренция проектов. Предлагаемый Навальным вариант бойкота является лишь одним из них, а рейтинг Навального мало отличается от рейтинга Ксении Собчак. Если бы к Навальному отнеслись более сурово и приговорили его пусть даже к административному сроку, это добавило бы внимания и симпатий к его варианту.

"Независимая газета" отмечает, что власти научились маргинализировать акции оппозиции без насилия. Впрочем, дальнейшие послабления вряд ли возможны.Логика власти, пишет газета, вполне четко обозначенная во время третьего срока Владимира Путина, заключается в том, что несистемные оппозиционные процессы должны выглядеть маргинальными. Если участие в выборах, то мизерный процент голосов. Если акции протеста, то на городских окраинах. А если все-таки в центре, то без санкции властей и в окружении полиции. В таком режиме акции не привлекают дополнительных участников.

"Забастовка избирателей" – это слоган, который не объединяет даже критиков власти. По Москве и другим городам 28 января могли пройти сотни и даже тысячи оппозиционно настроенных людей, но Навальный вряд ли заработал на этом политические очки.По мнению НГ, сейчас Навальному уже сложно сделать политический капитал на митингах и шествиях. Чтобы добиться массовости, прорваться в широкое информационное поле со своей интерпретацией, он должен предложить неожиданную, конфликтную и популярную повестку. Бойкот мартовских выборов такой повесткой не является.

"Ведомости" уверены, что за последние полгода Навальный ничего не добавил к тому, чего он добился летом. Лидер должен ясно сказать, чтó именно он предлагает и для каких целей. Пока же это производит периферийное впечатление, что с Навальным бывает регулярно.

Эксперты издания считают, что Навальному надо расширять тематику кампании, делать ее более интересной для новых людей, которых не заинтересовала борьба с коррупцией. Электоральная забастовка предполагает много действий, предпринимая которые, человек включается в широкое движение и становится заметным для власти, и ее цель – вовсе не число неиспользованных бюллетеней; пока же Навальным это понятие не расшифровано.

"Новая газета" открывает публике политический смысл акции 28 января: в стране появляется оппозиция, готовая играть вдолгую.

Навальный в течение года стабильно доказывает, что он может мобилизовать людей на протест даже без специального повода — в произвольно назначенное воскресенье. Власти, в свою очередь, научились это явление показательно игнорировать. При этом оппозиция не может добиться качественного роста активной базы протеста. Кремлю, в свою очередь, всё труднее удается делать вид, что никакой оппозиции в стране нет, а есть только «известный персонаж», имя которого не стоит и называть.

Переход конфликта в позиционную стадию означает, что ни одна из сторон, несмотря на явное неравенство сил, все-таки не может рассчитывать на решительную и быструю победу. На стороне властей гигантский госаппарат, лояльное большинство и, разумеется, силовые структуры. На стороне оппозиции значительная часть активного меньшинства, которое, если не участвует в уличных акциях прямо, то часто сочувствует им, репутация современных людей, разбирающихся в новых технологиях, политическая инициатива, захваченная в прошлом году. И главное — вера в собственную моральную правоту.

В ближайшие месяцы каждая сторона займется укреплением своих позиций и, видимо, будет стараться избегать кавалерийских атак, быстрых решений и вообще грубых ошибок. Сидение в политических окопах, по мнению "Новой», обещает быть затяжным. По законам жанра внести коррективы в эту ситуацию может внезапное событие далеко за линией фронта — например, «хлебные бунты» или дворцовые интриги.