Налоги, рабочие места и национальная безопасность

Налоги, рабочие места и национальная безопасность

20 декабря 2017 г. 11:58

Дмитрий Дробницкий

«При всем уважении к оппозиции к президенту Трампу -это объективные факторы…»(В.В. Путин, большая пресс-конференция 2017 г.)

Вечером по восточно-американскому времени 19 декабря (в ночь на 20 декабря по мск) стало известно, что билль о налоговой реформе, обещанной Дональдом Трампом и как будто бы уже принятой республиканским большинством Конгресса, придется переголосовывать.

Выяснилось, что три положения законопроекта, согласованного накануне обеими палатами, противоречат бюджетным правилам Сената. В связи с этим пришлось изменить три фразы в билле, и теперь Палате представителей придется заново голосовать за налоговую реформу, которая ранее была принята этим органом со счетом 227–203.

Спикер Пол Райан и многие другие конгрессмены поспешили заявить, что никаких проблем с переголосованием не будет, так что закон, которого как минимум половина американских граждан ждала 11 месяцев, будет, наконец, принят уже 20 декабря, после чего президент подпишет его никак не позже 21–22-го числа.

К лидерам сенатского республиканского большинства у сторонников Трампа и у прочих избирателей возникает закономерный вопрос: как же руководство верхней палатой «промухало» бюрократическую «тонкость», из-за которой законодательная повестка американских консерваторов снова пробуксовала?

В таких случаях обычно спрашивают: что это, глупость или предательство? С даты инаугурации Дональда Трампа через Сенат не прошел ни один законопроект, включенный в программу 45-го президента, включая сворачивание леволиберальной реформы здравоохранения, известной как Obamacare.

Палата представителей за это время приняла более двухсот биллей, а вот их коллеги из Сената — ровно ноль. Принимались технические поправки и постановления (в частности, о продлении финансирования федерального бюджета), но за законы, которые, как обещали консервативные законодатели, должны «изменить жизнь американцев» и «развернуть страну в правильном направлении», они так и не смогли солидарно проголосовать.

К тому же, уже в среду-четверг Конгрессу придется принимать или трамповский бюджет, или временный билль (видимо, до февраля) о продлении финансирования государственных расходов. И это момент истины для лидера республиканского большинства в Сенате Митча Макконнелла, чьей отставки всё чаще требуют его наиболее консервативные коллеги, включая бывшего советника президента по стратегии Стивена Бэннона.

Для Макконнелла (не всегда проявлявшего лояльность Трампу) провал налоговой реформы стал бы катастрофой, но и для главы государства это бы стало крайне неприятным сюрпризом: первый год его правления ознаменовался бы полным отсутствием законодательных успехов, несмотря на то, что партия, от которой он выдвигался, имеет большинство в обеих палатах Конгресса.

В сходной ситуации — в 2009–2010 гг. — его предшественник Барак Обама смог провести через законодательный орган несколько десятков знаковых биллей, в том числе Obamacare и закон о выделении средств банковскому сектору в период рецессии.

Но дело, конечно, не в «соревновании» американских двух лидеров. В конце концов, один из самых популярных сегодня президентов США Рональд Рейган смог провести через Конгресс наиболее значимые законопроекты лишь на втором сроке. Дело в том, что, по задумке Трампа, налоговая реформа должна была «выстрелить» вместе с новой американской стратегией по национальной безопасности (NSS), озвученной в понедельник.

Такая стратегия не является ни законом, ни актом исполнительной власти. Она лишь описывает картину мира, с точки зрения действующей администрации, и декларирует ее намерения во внешней и внутренней политике. Реализовать эти намерения в полной мере можно лишь при поддержке законодательной ветви власти, бюрократии, бизнеса и простых граждан, особенно когда речь идет о столь жесткой связке обеспечения нацбезопасности и экономической политики. Судя по всему, эта связка сегодня становится определяющей в мировом геополитическом противостоянии и конкуренции центров силы на планете.

Во втором разделе опубликованного на сайте Белого Дома документа говорится: «Внутренние экономические вызовы со всей ясностью показывают нам, что экономическое процветание является важнейшим столпом национальной безопасности».

Это утверждение, разумеется, не является изобретением Дональда Трампа и его советников. Адекватно ответить на внешние угрозы и внутренние вызовы может лишь государство с надежно функционирующей экономикой. Понимание этого фактора нашло свое отражение и в Стратегии национальной безопасности России образца декабря 2015 года, в общих положениях которой заявлено: «Настоящая Стратегия основана на неразрывной взаимосвязи и взаимозависимости национальной безопасности Российской Федерации и социально-экономического развития страны».

Социально-экономическое развитие, впрочем, можно понимать по-разному. Так, производство миллионов «айфонов» в Юго-Восточной Азии формально американской корпорацией и их бешеный сбыт в США и других странах довольно долго считались признаками несомненного успеха «прогрессивной экономической модели» Соединенных Штатов. Если говорить точнее — глобалистской экономической модели. Недовольство ей, вообще говоря, и привело Дональда Трампа в Белый Дом.

В новой стратегии по обеспечению нацбезопасности США записано: «Соединенные Штаты будут следовать такой стратегии, которая способствует восстановлению отечественной экономики, служит интересам американского рабочего, оживляет производство в США, создает рабочие места для среднего класса, поощряет инновации, сохраняет окружающую среду и обеспечивает прочное лидерство в энергетической сфере».

Заметим, что речь идет не о макроэкономических показателях, а о возрождении национальных индустрий и создании рабочих мест. Не о «глобальном изменении климата», а об охране окружающей среды — окружающей американцев. Не о всемирной рекламе преимуществ так называемой «зеленой энергетики», а о способности производить собственную дешевую энергию здесь и сейчас.

Нельзя сказать, что успех новой стратегии полностью определяется размером налогов и порядком их взимания. И всё же, налоговая система очень важна для ее реализации.

Американские (и большинство европейских) правых считают, что снижение налогового бремени и максимальное упрощение расчета налогов способствуют росту производства, инвестиций и числа рабочих мест, а стало быть, и приросту национального богатства. Леволиберальные экономисты полагают, что роста экономики можно добиться и при весьма высоких налогах: чем больше благ через них перераспределяется, тем больше появляется платежеспособных покупателей, подпитывающих своими доходами (и покупками) экономику.

Этот спор стар, как сам капитализм: кого стимулировать — предпринимателей или потребителей, предложение или спрос. Любое однозначное разрешение данного спора, по всей видимости, приведет к созданию некой радикальной социально-экономической формации, сравнимой с антиутопиями, описанными писателями-фантастами.

Но политические лидеры (если только они не претендуют на лавры Ульянова-Ленина или Мао) не занимаются разрешением принципиальных теоретических споров. Их задача состоит в выборе пути развития в конкретных условиях.

Сегодня в США обеспечить национальную реиндустриализацию и сохранить средний класс невозможно без снижения налогов и максимального упрощения налогового законодательства. Существующая система способствует только экспорту производств и росту торгового дисбаланса. Такое положение вещей устраивало Соединенные Штаты как главный центр глобальной экономики, но никак не может устраивать их как национально-индустриальную державу.

Поэтому для Дональда Трампа было так важно добиться налоговой реформы. Никакие протекционистские меры и меры по ослаблению административного давления на бизнес не приведут к долгосрочному оздоровлению экономики без более простых и «легких» налогов.

Законопроект, согласованный обеими палатами Конгресса, предусматривает снижение ставок подоходных налогов на физические и юридические лица, а также сокращение возможностей для вычетов из налогооблагаемой базы. Но радикального упрощения налоговой системы, всё же, не произошло. Законодателям не удалось даже полностью избавиться от двойной системы исчисления налогообложения — стандартной и по шкале так называемого альтернативного минимального налога.

Предвыборное обещание Трампа состояло в том, что вместо семи шкал прогрессивного подоходного налога останется максимум три-четыре, при этом для подавляющего большинства людей расчет налогов и вычетов станет настолько простым, что каждый сможет отсылать властям не документ на 6–7 страницах, а декларацию размером с почтовую карточку.

В результате шкал налогообложения осталось семь. Законодатели уверяют, что для четырех из них «почтовая карточка» остается актуальной, но так ли это, покажет лишь практика. К безусловным достижениям нового закона можно отнести отмену обязательного медицинского страхования для частных лиц и налога на имущество практически для всех категорий налогоплательщиков.

Критики закона, на мой взгляд, верно прогнозируют, что уже через год-два многие его положения придется менять и уточнять. Однако существенно сократить налоги впервые за несколько десятилетий, всё же, удалось. В сочетании с другими мерами, предпринятыми Трампом, это, несомненно, подстегнет рост экономики и репатриацию производств. Даже половинчатая налоговая реформа позитивно скажется на деловом климате страны в условиях, когда тысячи административных ограничений на ведение бизнеса уже отменены президентом.

Оборотной стороной снижения налогов может оказаться дополнительный дефицит бюджета. Многие эксперты оценивают его в один триллион долларов за десять лет. Пострадают и многие социальные программы для малоимущих. Будет ли скомпенсирован этот негатив ростом экономики, покажет время.

Пока что рынки, инвесторы и предприниматели реагировали на все действия администрации Трампа весьма позитивно. В стране только на волне ожиданий было создано около двух миллионов рабочих мест, рост ВВП превысил 3.3%, десятки крупных компаний как американских, так и зарубежных начали строительство новых производств на территории США, а уровень безработицы является рекордно низким за последние 17 лет.

Можно приписывать эти успехи Большому Дональду, как это делают его сторонники, или Бараку Обаме (мол, он заложил основы роста), как это делают либералы, но факт остается фактом: Соединенные Штаты встали на путь национальной реиндустриализации и запустили новое мировое экономическое соревнование.

Мне понятно желание российских политиков и экспертов оспорить многие положения стратегии США в области национальной безопасности, особенно те, что касаются России. Но, на мой взгляд, в первую очередь внимания в ней заслуживает экономическая составляющая, которую оспаривать бессмысленно.

Как сработает новая американская стратегия, во многом можно будет судить по действенности половинчатого и компромиссного налогового билля, который президент Трамп надеется подписать до Рождества.