Корсиканский вариант. Часть вторая

Корсиканский вариант. Часть вторая

19 декабря 2017 г. 16:58

Кирилл Бенедиктов

Второй тур территориальных выборов на Корсике особых сюрпризов не принес - 10 декабря коалиция a Corsica одержала уверенную победу, получив 56,5% голосов (в первом, напомню, ее результат составил 45,6%).

На втором месте оказались «регионалисты» во главе с Жан-Мартином Мондолини (18,29%), и только на третьем – движение Эмманюэля Макрона «Вперед, Республика!» (12,67%), которое на Корсике возглавляет Жан-Шарль Орсуччи. Замыкают этот ряд «Республиканцы» - вместе со своим лидером, мэром коммуны Гроссето-Прунья на юге острова Валери Боззи они смогли получить 12,57% голосов, или 6 мест в парламенте.

Что любопытно – явка, на увеличение которой так рассчитывали националисты, и во втором туре осталась довольно низкой (проигнорировали выборы 47,5% граждан острова). Однако на триумф Pè a Corsica это никак не повлияло: альянс автономистов во главе с Жилем Симеони и сторонников независимости, возглавляемых Жан-Ги Таламони, получил 41 из 63 кресел в новом парламенте острова – Едином территориальном органе самоуправления, который с 1 января 2018 г. возьмет на себя функции Ассамблеи Корсики (это вызвано объединением двух островных департаментов – Верхней Корсики и Южной Корсики в рамках территориальной реформы).

Любопытно проанализировать, кто пришел к власти на острове в результате этих выборов.

У победившей коалиции два столпа – партия сторонников широкой автономии «Femu a Corsica» («Создадим Корсику») во главе с Жилем Симеони и партия сторонников независимости острова «Corsica Libera» («Свободная Корсика»). Избирательный лист «Свободной Корсики» возглавляет один из трех лидеров партии Жан-Ги Таламони.

«Femu a Corsica» впервые заявила о себе как о самостоятельной политической силе во время территориальных выборов в марте 2010 г. После выборов 2015 г. автономисты образовали отдельную фракцию в Ассамблее Корсики, в которую вошло 17 территориальных советников. Только в октябре 2017, во время съезда в Корте «Создадим Корсику» провозгласило себя политической партией.

Партия (или, точнее, политическое движение) Corsica Libera (“Свободная Корсика”) была создана 1 февраля 2009 г. на основе нескольких старых националистических движений - Corsica Nazione Indipendente, Rinnovu (левое индепендистское движение, в 2012 г. вышло из состава «Свободной Корсики» и на выборах в декабре 2017 получило 6,69% голосов), ANC-PSI и Strada Diritta.

В отличие от Жиля Симеони, выступающего за автономию в рамках Французской республики, Жан-Ги Таламони и его «Свободная Корсика» ставят своей целью достижение независимости Корсики путем развития процесса самоопределения, – не отказываясь, впрочем, от переходных институциональных изменений.

Важной деталью политического портрета «Свободной Корсики» является ее симпатия к Фронту Национального Освобождения Корсики (ФНОК) – террористической организации, которая вела вооруженную борьбу за независимость острова с середины 1970-х гг. до недавнего времени. «Свободная Корсика» никогда не осуждала вооруженную борьбу ФНОК, подчеркивая, что для решения проблемы терроризма нужно «устранить причины этой практики».

Синие ночи ФНОК

В ночь с 4 на 5 мая 1976 года в большинстве корсиканских городов, а также в Ницце и Марселе прогремел двадцать один мощный взрыв. Листовки, отпечатанные в одной из парижских типографий и доставленные на Корсику, уведомляли граждан, что за террористическим актом, получившим название «синяя ночь», стоит только что созданный Фронт национального освобождения Корсики.

Манифест ФНОК, составленный на двух языках – французском и корсиканском, – содержал список требований к французскому правительству из шести пунктов:

  1. Признание национальных прав корсиканского народа.
  2. Удаление инструментов французского колониализма, то есть армии и поселенцев с континента, с острова.
  3. Создание народно-демократического правительства, которое будет выражать стремления и волю корсиканского народа.
  4. Конфискация собственности у оккупантов.
  5. Аграрная реформа, направленная на воплощение чаяний фермеров, рабочих и интеллектуального класса, которая бы избавила остров от всех форм эксплуатации.
  6. Предоставление корсиканцам права на самоопределение.
С самого начала ФНОК ставил своей целью полную независимость Корсики, в то время как Союз корсиканского народа (L’Union du peuple corse) братьев Симеони, преемник ARC, - выступал за автономию. Долгое время оба движения не слишком хорошо ладили друг с другом, порой доходило дело и до открытых конфликтов. А в пожароопасной ситуации, сложившейся на острове с конца 1960-х годов, «открытый конфликт» был синонимом войны.

События конца 1970-х – начала 1980-х годов плохо укладываются даже в привычную картину «золотого века» европейского терроризма. На острове разворачивались настоящие боевые действия: бойцы Фронта взрывали бомбы, атаковали отделения жандармерии с помощью американских гранатометов М79 и другого современного оружия. Обстреляли «Боинг-707» на взлетной полосе аэропорта Аяччо. Совершали покушения на высокопоставленных французских чиновников.

Горячая южная кровь и воинственный темперамент были свойственны не только бойцам ФНОК. Одновременно на острове возникли группы, практикующие террор в отношении сепаратистов. В мае 1977 г. группа, называющая себя FRANCIA (Front d'Action Nouvelle Contre l'Indépendance et l'Autonomie – Фронт нового действия против независимости и автономии), взорвала типографию националистов, уничтожив все печатные машины. Как ни парадоксально, но с лоялистами из FRANCIA корсиканская полиция справилась быстро: возможно, потому, что в глубине души сочувствовала сепаратистам. Лидер FRANCIA, пожарный Пьер Бертолини, и несколько боевиков организации были арестованы и приговорены к тюремному заключению.

В то же время, ФНОК вел себя всё более и более уверенно. На арест нескольких своих лидеров Фронт ответил атаками на объекты французской армии, взрывом железнодорожной станции Бастии и нападением на телевизионную станцию в Серра-ди-Пинье. Кульминацией этого этапа войны стал штурм радиолокационной станции НАТО в Солензаре в ночь на 13 января 1978 г. А в июле того же года боевики Фронта устроили в городах Корсики 33 покушения… за полчаса!

ФНОК вел борьбу с переменным успехом: власти арестовывали всё новых боевиков и сочувствующих, оставшиеся на свободе активизировали нападения на военные объекты и базы французской жандармерии. Только в первые два месяца 1979 г. на острове было совершено 115 террористических актов. После ареста нескольких руководителей Фронта, приговоренных к длительным срокам лишения свободы, ФНОК предупредил, что теперь не будет никого щадить (до этого взрывы гремели в основном по ночам и в пустых зданиях), и посоветовал корсиканцам, служившим в полиции или армии, покинуть остров.

Начались взрывы в отделениях банков – не только на Корсике, но и в Париже. В мае 1980 г. корсиканские сепаратисты напали на штаб-квартиру парижской полиции неподалеку от Нотр-Дам, а затем расстреляли из автоматов четырех жандармов, охранявших посольство Ирана в столице Франции (к счастью, никто не погиб). Летом того же года сепаратисты захватили отель в городе Феш и взяли заложников-туристов.

В 1980 г. только на Корсике Фронт осуществил 375 взрывов бомб, не говоря о вооруженных нападениях на полицейских и солдат. Находиться на острове в то время было по-настоящему опасно: под удар террористов могли попасть не только «оккупанты», но и аполитичные туристы (которых аборигены в тот период тоже не жаловали). Небольшая передышка наступила лишь весной 1981 г.: сепаратисты, надеявшиеся на то, что Франсуа Миттеран пойдет им навстречу, объявили о прекращении огня на время президентских выборов, а после победы кандидата-социалиста наложили мораторий на вооруженную борьбу, чтобы «увидеть, как всё развивается».

Миттеран, однако, не оправдал их надежд: и в сентябре 1981 г. Фронт созвал пресс-конференцию в горах центральной Корсики, на которой было объявлено о продолжении вооруженной борьбы. Раскол с автономистами, по-прежнему рассчитывавшими на легальные политические инструменты, стал очевидным.

Ночью 19 августа 1982 года Фронт нанес 99 ударов по правительственным зданиям и блок-постам французской армии. Это была самая зрелищная и самая жестокая из всех «синих ночей насилия» ФНОК.

Мафия бессмертна

Всего за «кровавое десятилетие» жертвами боевиков Фронта стали сотни людей (многие из них, правда, погибли в межфракционных разборках). Одной только весной 1996 г. кровавая жатва собрала 50 жизней. И не только на острове, но и на материке (в Ницце, Марселе и Париже), и на соседней Сардинии…

Справедливости ради надо сказать, что жертвами боевиков ФНОК становились не только полицейские и военные. Часто сепаратисты расправлялись и с наркоторговцами – отчасти потому, что считали их «врагами нации», отчасти из-за того, что наркотрафик был не афишируемой, но важной статьей дохода Фронта. Вражда между мафиози и «политическими» особенно обострилась в первой половине 1980-х годов. Тогда группировка наркоторговцев с юга острова захватила Ги Орсони, брата лидера ФНОК Алена. Ги отвезли в подвал принадлежавшей мафиози виллы и после жестоких пыток убили. Позже стало известно, что один из крупных дельцов мафиозной группы Valinco, занимавшийся производством героина, пытался с помощью убийства брата лидера ФНОК добиться благосклонности французских властей, чтобы переправить большую партию наркотика в Соединенные Штаты.

Опасаясь мести сепаратистов, мафия спрятала убийц Ги Орсони в тюрьме города Аяччо, но в 1984 г. двое боевиков Фронта, переодевшись в форму офицеров полиции и используя поддельные документы, проникли в тюрьму и ликвидировали киллеров прямо в тюремных камерах. После этого даже печально известные корсиканские мафиози не решались переходить дорогу «политическим».

Параллельно с накоплением боевого опыта шло создание политического крыла Фронта (по образцу ирландской «Шин Фейн» и баскской «Эрри Батасуна»). В 1980 г. политическое руководство ФНОК представляло собой Совет национальных (территориальных) комитетов и было коллегиальным – в него входили Пьер Поджиоли, Ален Орсони, Лео Баттети и Ив Стелла.

В 1987 г. Совет был переименован в Cuncolta Naziunalista, а позже в Independentista. Сепаратисты пытались создать параллельную структуру власти, в которую входили бы различные профессиональные и культурные организации. Cuncolta Naziunalista выпускала еженедельник U Ribombu, главным редактором которого был ярый националист Жан-Мишель Росси. Росси – один из основателей ФНОК – девять лет провел в тюрьме, что не мешало ему руководить борьбой за освобождение Корсики из-за решетки. (В 2000 г. Росси и его телохранителя Фратаччи застрелят в баре «Бассейн» пятеро наемных убийц, – а через год там же расстреляют и хозяина бара Мартелли.)

Создание политического крыла ФНОК существенно укрепило позиции сепаратистов в их переговорах с Парижем. Однако именно в это время у борцов за независимость Корсики начались внутренние разногласия, вылившиеся в кризис движения.

С середины 1990-х годов сепаратистское движение на Корсике раскололось на несколько фракций. Начались кровавые разборки между радикальными и «умеренными» сепаратистами: один из лидеров умеренных, Шарль Пьери был взорван в своем автомобиле в Бастии в июле 1996 г. Вражда группировок ослабила Фронт: в наступившей неразберихе и прозвучали выстрелы в Аяччо, поразившие французского префекта острова Жан-Клода Эриньяка.

Эриньяк был высшим представителем французского государства на Корсике. Его, естественно, охраняли, но именно в тот день – 6 февраля 1998 г. – префект отправился на концерт в театре «Колистеп», отпустив телохранителей... Убийца приблизился к его машине, когда префект выходил из автомобиля, трижды выстрелил префекту в спину, а затем произвел два контрольных выстрела в голову. Задержать его не удалось.

В убийстве Эриньяка заподозрили «диссидентскую» группа ФНОК, называвшую себя «Canal Historique». Другие группы ФНОК осудили эту акцию, справедливо опасаясь, что убийство префекта поставит крест на переговорном процессе с французскими властями, которые, казалось, готовы были идти на дальнейшие уступки сепаратистам. В 1999 году разрозненные группы националистов подписали историческое мирное соглашение в Мильяччару, официально прекратившее кровавую вендетту между борцами за независимость острова. За этим соглашением последовало воссоединение основных подпольных фракций в рамках Объединения бойцов ФНОК (FLNC UC).

Еще более важным фактором стало примирение между националистами и корсиканской мафией, произошедшее в конце 1990-х годов. Самая влиятельная криминальная структура Корсики, известная под названием «Briza de Mera» («Морской ветерок»), стала «прачечной» Фронта, с помощью которой сепаратисты отмывали миллионы франков, вложенных в недвижимость и игровой бизнес. С помощью мафиози казначеи Фронта переводили на свои счета субсидии ЕС, выделявшиеся для поддержки фермерских хозяйств. Полученные таким неправедным путем деньги тратились на покупку оружия для новых террористических акций и для поддержания семей политзаключенных, которых с каждым годом становилось всё больше.

(Окончание следует)