Высокий блондин  (в черном? ботинке)

Высокий блондин (в черном? ботинке)

17 ноября 2017 г. 10:18

Леонид Поляков

Носит ли министр иностранных дел Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Борис Джонсон (Boris Johnson) разноцветные ботинки (при одном непременно черном), доподлинно неизвестно. Но его способность – подобно герою незабвенного Пьера Ришара – искать и находить на свою светлую голову разнообразные приключения вполне сопоставима с обыкновением выходить в свет в обуви разного цвета.

В прошлом комментарии при обсуждении его перспектив в качестве члена нынешнего кабинета тори я задавался вопросом о том, что будет, если осужденная в Иране британка иранского происхождения получит второй срок из-за, мягко говоря, неаккуратного комментария министра по поводу цели ее визита в Тегеран. Пока этого не случилось, но в иранских медиа слова Джонсона о том, что Назанин Загари-Ратклифф (Nazanin Zaghari-Ratcliffe) «обучала журналистов», были восприняты как прямое подтверждение того, что она фактически занималась шпионажем в рамках санкционированной правительством миссии.

Последующее уточнение смысла сказанного во время очередных парламентских дебатов Джонсону не сильно помогло. Лидер оппозиционных лейбористов Джереми Корбин (Jeremy Corbin) прямо потребовал отставки министра, заявив буквально следующее: «Мы достаточно долго мирились с Джонсоном, подставляющим и подрывающим нашу страну, подвергающим риску наших граждан, с его некомпетентностью и отсталыми колониальными взглядами. Настала пора ему уходить».

Этот удар от политического противника вполне понятен, предсказуем и, конечно, имеет достаточно негативный (для Джонсона) общественный резонанс. Но прямых последствий в виде немедленной отставки министра он пока что не имеет, поскольку было бы действительно странно, если бы на каждое требование со стороны оппозиции отставки члена кабинета правящая партия отвечала бы согласием. Все (то есть политический класс) понимают, что подобные требования – часть нормальной политической борьбы, в ходе которой «все средства хороши», но не в буквальном смысле.

Но есть еще чисто человеческая сторона дела, которая способна настроить (и отчасти уже это делает) против Джонсона британское общественное мнение. Муж Назанин (отбывающей срок в иранской тюрьме с апреля прошлого года) Ричард Ратклифф постоянно находится в фокусе внимания британских медиа, рассказывая печальную историю о том, как его жена - на грани нервного срыва, как она рассержена даже на него из-за абсурдной несправедливости и как не помогают его утешительные слова о том, что уже к Рождеству она будет дома. Эти слова из интервью Ричарда, сопровождаемые кадрами домашнего видео, на которых Назанин весело играет с дочкой, несомненно, «подогревают» аудиторию во вполне определенном и крайне неприятном для министра смысле. И этот смысл не преминул озвучить сменщик Бориса на посту мэра Лондона лейборист Сaдик Хан (Sadiq Khan), заявивший: «Он должен уйти».

Опять же, совершенно не удивительно, что такие требования раздаются в лагере оппозиции. Но что хуже для непосредственно Джонсона (а опосредованно – для Терезы Мэй), так это поддержка подобных требований со стороны достаточно авторитетных однопартийцев. Занимавшая до июля 2016 г. посты министра образования и министра по делам женщин и равенства Ники Морган (Nicky Morgan) публично в одной из телепрограмм поддержала позицию своей коллеги Анны Соубри (Anna Soubry), которая заявила о том, что Джонсон должен быть уволен. И этот случай – еще одно подтверждение общеприродной максимы, согласно которой внутривидовая борьба значительно жестче и беспощадней борьбы межвидовой.

Но, как известно, беда не приходит одна. Нет, это не секс-скандал. Никто из британских представительниц прекрасного пола пока что не заявлял о домогательствах со стороны «высокого блондина». Но, право, в свете новых не то, чтобы прямых обвинений, но косвенных намеков министр Джонсон мог бы предпочесть, скорее, первое, чем второе. А речь, собственно, вот о чем.

Как всегда «совершенно случайно», появилось фото, на котором министр Джонсон изображен в компании с двумя персонажами, один из которых – бизнесмен Прасенджит Кумар Синх (Prasenjit Kumar Singh), а другой – «лондонский профессор» Джозеф Мифсуд (Joseph Mifsud). Да-да, та самая темная личность «мальтийского происхождения», которая упоминается в расследовании ФБР российского следа в президентской кампании Трампа чуть ли не в роли связного между ним и «высокопоставленными фигурами в Кремле».

С одной стороны, всё вроде бы совершенно просто и совершенно естественно. 19 октября Борис Джонсон посетил благотворительный обед, на котором присутствовало полторы сотни самых разных человек, и сфотографировался с кем-то из гостей, понятия не имея, с кем именно. Случай рутинный и особенно для министра иностранных дел, часто бывающего на различных раутах с массой иностранных гостей.

Но, с другой-то стороны, что-то подозрительно много совпадений! Практически «рука Москвы» Мифсуд, одна из важных фигур в расследовании спецпрокурора США Роберта Мёллера, оказывается рядом с британским политиком – самым ярым сторонником Brexit’а в партии тори. Вполне логично предположить, что, коль скоро Москва избрала президентом Дональда Трампа, то и в случае с референдумом по выходу Великобритании из Евросоюза без Москвы не обошлось. И что, как и в случае с другим (американским) блондином, дело с блондином британским явно нечисто. Ну, разве можно допустить, что какой-либо британский политик в здравом уме и трезвой памяти вдруг ни с того, ни с сего возьмет и захочет выхода Британии из ЕС?!

Было бы естественно ожидать, что таким «вкусным» сюжетом воспользуется оппозиционная партия. И действительно, член Палаты Общин лейборист Бэн Бредшоу (Ben Bradshaw), ничего не утверждая наверняка, задал несколько вполне по-иезуитски сформулированных вопросов, любой ответ на которые по замыслу вопрошающего призван «закопать» Джонсона еще глубже.

В частности, известно, что между разведками США, Великобритании и еще трех других стран существует соглашение об обмене важной информацией, известное как «Пять глаз». И также известно, что ФБР располагало всей компрометирующей информацией о «лондонском профессоре» еще с июля. И Бредшоу закономерно спрашивает: «Совершенно немыслимо допустить, чтобы ФБР не сообщило своим британским коллегам о Мифсуде … и как же можно было это всё [то есть появление Джонсона на рауте и тем более – совместное фото. – Л.П.] допустить?»

Из этого следует вопрос еще более коварный, поданный в виде единственно возможного предположения о том, что «наши спецслужбы не информируют Джонсона по некоторым соображениям … из-за чего напрашиваются еще более тревожные вопросы». Переводя с эзопова языка: Бредшоу намекает на то, что спецслужбы считают Джонсона ненадежным из-за его связей с людьми, участвующими в российском заговоре против таких бастионов западной демократии, как США и Великобритания.

В свете таких предположений молчание премьера было бы истолковано не в пользу ее самой. И Тереза Мэй высказалась. Но таким образом, что оставила еще больше недоумений – в отношении Бориса Джонсона, в первую очередь. В своей речи на банкете, устроенном лордом-мэром Лондона, она обрушилась на Россию и Владимира Путина с потоком упреков. Оказывается, это «именно действия России угрожают международному порядку, от которого мы все зависим»!

Что за «действия»? Пожалуйста: это Россия разжигает конфликт на Донбассе, постоянно нарушает воздушное пространство европейских государств, наращивает кампанию по кибершпионажу и подрывным действиям. Конкретно: это мы вмешиваемся в выборы, наши хакеры взломали министерство обороны Дании и Бундестаг. А еще: «Это – попытка превратить информацию в оружие. Это – использование подконтрольных государству медиа для того, чтобы размещать фейковые истории и картинки, сделанные фотошопом с целью посеять рознь на Западе и подорвать наши институты».

Резюме этого воинственного спича было таково: «Мы знаем, чтó вы делаете. Но успеха вам не добиться. Потому что вы недооцениваете стойкость наших демократий, неизбывную привлекательность свободных и открытых обществ, приверженность западных наций альянсам, которые нас связывают. Соединенное Королевство сделает всё необходимое для нашей защиты и будет работать с нашими союзниками в том же направлении».

Из всего вышесказанного вытекает вроде бы следующее: история с фото (не фотошоп!) министра Джонсона – не случайность, а один из эпизодов в сложной сети российского глобального заговора против Запада вообще и Великобритании, в частности. И, следовательно, на всякий случай такого министра надо бы убрать со столь важного и ответственного поста, как заведование всеми иностранными делами Королевства. Однако – нет. И даже совсем наоборот!

Оказывается, всё это Мэй проговорила только для того, чтобы заверить, что она не хочет возвращения к временам холодной войны и ситуации постоянной конфронтации. А что касается Джонсона, то вместо отставки у него в перспективе по заверению Терезы Мэй - декабрьский официальный визит в Москву.

Будем надеяться увидеть «высокого блондина» всё же в одноцветных ботинках. Хотя, как знать…