Ямайский треугольник

Ямайский треугольник

26 октября 2017 г. 22:51

Леонид Поляков

Новый состав германского Бундестага открыл свое учредительное заседание 24 октября, и, таким образом, высший орган законодательной власти страны начал свою работу в соответствии с результатами выборов 24 сентября.

Как и ожидалось, пост председателя достался бывшему министру финансов Вольфгангу Шойбле (ХДС). А вот новому составу исполнительной власти во главе с новым (очевидно – прежним) канцлером еще предстоит долгий путь, прежде чем он будет сформирован на основе трехцветной («ямайской») коалиции: блока ХДС/ХСС, свободных демократов и «зеленых».

Участники планируемой коалиции располагают 246, 80 и 67 мандатами соответственно, так что, при общем числе депутатов в 709 они с избытком набирают голосов для формирования правительства уверенного большинства. При одном, но решающем условии – если им удастся договориться не только о разделе министерских портфелей, но и об основополагающих принципах правительственной политики по ряду ключевых вопросов. А вот это сделать будет совсем не просто.

Во-первых, формального ограничения сроков, отводимых на формирование нового правительства, в германском законодательстве нет. А это значит, что никто из участников коалиционных переговоров не рискует оказаться «прижатым к стенке» и идти на невыгодные компромиссы. Это относится, в первую очередь, к «младшим» партнерам блока ХДС/ХСС – либералам СвДП (цвет желтый) и особенно «зеленым». Понимая, что у них нет никаких конкурентов (ни «левых», ни «Альтернативу для Германии» в коалицию точно не позовут), они будут отстаивать свои условия до конца, притом, что этот конец они фактически будут определять сами.

Прошлая «большая коалиция» в составе блока ХДС/ХСС и СДПГ после выборов в 2013 г. приступила к работе уже в канун Рождества – 15 декабря. И не исключено, что «ямайка» может этот рекорд побить вплоть до смещения срока начала работы правительства на новый 2018 год.

Во-вторых, сама процедура достижения и подписания коалиционного соглашения достаточно сложна и громоздка. У разных партий разные условия одобрения, предусматривающие подключение фракций и различных партийных инстанций. Например, у «зеленых» для вхождения в состав правительства имеется еще и пункт, обязывающий созыв партийного съезда, который только и может дать окончательное «добро».

А, в-третьих, и главным образом - в этом «ямайском треугольнике» таятся такие контроверзы и противоречия, что для достижения окончательного компромисса понадобится не один раунд достаточно жестких переговоров. И «великой примирительнице» Ангеле Меркель придется основательно потрудиться, прежде чем она в четвертый раз подряд займет бундесканцлерское кресло. В том, что это непременно произойдет, практически никто из экспертов не сомневается. Но когда и какой ценой – это пока что открытый вопрос. Потому что на серии переговоров, которые начались 20 октября и предусматривают еще четыре раунда вплоть до 2 ноября (с весьма вероятным продлением), партнерам предстоит обсудить более десятка острейших тем, определяющих «генеральную линию» будущего правительства.

Одна из них – это, безусловно, мигранты, а говоря по-русски и точнее – беженцы. Те, кто бежит из таких прежде благополучных государств Ближнего Востока и Северной Африки, как Ирак, Сирия, Ливия, прежде всего. По этому сюжету есть что-то вроде консенсуса внутри блока ХДС/ХСС: согласие на предложенный Ангелой Меркель лимит на ежегодный прием не более 200 000 человек. Но вот выйти на договоренности с «зелеными» и либералами по всему комплексу миграционной проблемы будет для консерваторов нелегкой задачей.

Позиция «зеленых», выраженная сопредседателем партии Джемом Оздемиром: никаких лимитов, поскольку всякое ограничение в этом вопросе есть нарушение принципов гуманизма. Он также против создания центров принудительного содержания для беженцев, ожидающих разрешения на удовлетворение просьбы о предоставлении убежища. И за немедленную отмену моратория на воссоединение семей беженцев, действующего до 15 марта 2018 года.

Размышляя над тем, как найти компромисс с «зелеными», Меркель придется считаться с тем, что либералы смотрят на ситуацию с беженцами совсем по-другому. Не будучи против их приема в принципе, они обозначают достаточно жесткую перспективу для их дальнейшего пребывания в стране. В частности, лидер СвДП Кристиан Линднер еще в сентябрьском интервью изданию «Bild» высказался однозначно: «Мы поддерживаем беженцев. Однако статус беженца не превращается автоматически в статус постоянного жителя. Люди должны возвращаться домой как только ситуация это позволит». И добавил категорически: «Среди прав человека нет права выбирать место проживания на земном шаре».

Понятно, что, помимо правозащитной повестки, для «зеленых» вопросом, что называется, «чести» является защита климата. Как самые рьяные сторонники Парижских соглашений, они требуют конкретных действий. Например, немедленного закрытия 20 самых «грязных» электростанций Германии из 148 работающих на угле. А также скорейшего запрета на использование в стране автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Ни консерваторы, ни либералы не готовы к таким радикальным мерам, и "зеленым", видимо, придется пойти на уступки, согласившись с фиксацией срока отказа от бензина и дизеля в 2035 или даже в 2040 году.

Те же «зеленые» выступают чемпионами еще одной непростой темы – евроинтеграции. В принципе, все участники коалиции – евроинтегралисты. Однако, каждый по-своему. Меркель свое неформальное лидерство в Евросоюзе уступать не хочет и поэтому с настороженностью относится к любым прорывным инициативам других членов союза. В частности, к инициативе президента Франции Эмманюэля Макрона перейти на общий бюджет и учредить пост министра финансов ЕС. И если «зеленые» воспринимают идею позитивно, то либералы для себя четко обозначили «красную линию» в коалиционных переговорах: переход на общий бюджет ЕС означает солидарную ответственность по долгам, – что для Германии должно быть категорически неприемлемо.

Соответственно, вопрос о финансах, бюджете и налогах также является для будущей коалиции абсолютно приоритетным. И тут также очевидно концептуальное противостояние между консерваторами и либералами, с одной стороны, «зелеными» - с другой. Для первых, благоприятная экономическая ситуация – это повод для снижения налогового бремени: консерваторы предлагают снизить налоги на 15 млрд, а либералы – на 30 млрд в год. «Зеленые» же, как сторонники принципа «общественной солидарности», выступают за то, чтобы перераспределить нынешнее налоговое бремя, снизив его для малоимущих и увеличив для богатых.

Понятно, что в этом вопросе одной из решающих позиций является пост министра финансов, и за него уже идет нешуточная борьба. Не случайно лидер либералов Линднер в одном из интервью газете «Frankfurter Allgemeine Zeitung» заметил как бы между прочим: «Министр финансов от “зеленых”, ХСС или СвДП – это было бы лучше, чем держать этот пост в руках ХДС». Но очень сомнительно, что Ангела Меркель и христианские демократы готовы на утерю прямого контроля над федеральной казной.Так что хотя бы в одном сомнений нет: прежде чем (вспоминая Высоцкого) «треугольник будет выпит», участникам коалиционных переговоров предстоит до дна испить чашу взаимных требований и взаимных уступок. И какую конфигурацию (как кадровую, так и содержательную) примет окончательный компромисс, предсказать невозможно. Потому что, как говорилось в старых советских объявлениях по «квартирному вопросу»: возможны варианты.