Госдума берет искусственный интеллект на вооружение, а цифровую экономику на контроль

Госдума берет искусственный интеллект на вооружение, а цифровую экономику на контроль

25 сентября 2017 г. 23:10

Большой (более девяти часов) разговор о развитии цифровой экономики, а также обо всем, что связано с этой новой (и одновременно не новой для России без ложной скромности) межотраслевой дисциплиной, состоялся в подмосковном Аносино. На площадке корпоративного университета Сбербанка прошло расширенное заседание Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики при Председателе Государственной думы.

Форум, собравший депутатов нижней палаты парламента, местных законодательных собраний, ведущих представителей IT-отрасли, представителей банковского сектора, экспертов, стал еще одним ярким доказательством уже привычного стиля работы Госдумы VII созыва и ее спикера Вячеслава Володина, с той лишь разницей, что проходил он не на Охотном ряду.

Во всем остальном заседание Совета полностью соответствовало заведенному порядку. Перед собравшимися выступили те, кто непосредственно занимается проблемой (в том числе председатель комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев, глава комитета по информационной политике Леонид Левин, представители Сбербанка, включая его главу Германа Грефа, и даже министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров), эксперты в области цифрового бизнеса, права, искусственного интеллекта, робототехники.

Разговор получился на первый взгляд достаточно размытый. Обсуждали всё: от азимовских законов робототехники до возможного применения интеллектуальных систем управления в работе законодателей. И вообще применение наработок специалистов Сбербанка в области искусственного интеллекта не для бизнеса, а в госуправлении. Отметим, что специалисты банка обещали спикеру Володину помочь с решением.Касаясь взаимоотношений человека и робота, председатель Госдумы отметил, что палата подумает над созданием закона, который будет регулировать отношения человека и робота. В целом, по словам Вячеслава Володина, «вопросы, связанные с искусственным интеллектом, — это вопросы нашего приоритета».

С другой стороны, форум обозначил вполне конкретные рамки, вопросы и даже проблемы, которые теперь предстоит решать: депутатам на законотворческом поле, IT-специалистам в своей области, правительству в своей сфере, но главное в тесной связке. Важность задачи технологического прорыва, в том числе в цифровой экономике, подчеркивал каждый докладчик. Конечно, все без исключения ссылались на слова Владимира Путина, произнесенные в ходе последнего послания Федеральному собранию и на открытом уроке 1 сентября, где президент сказал о важности разработки искусственного интеллекта. Но тема эта возникла значительно раньше. Президент лишь заострил внимание на ней.

При этом, важно, чтобы вопрос создания искусственного интеллекта или развития цифровой экономики не стал модным мемом. Важно, чтобы это развитие шло параллельно с другими процессами, отметил в комментарии Политаналитике директор Фонда национальной энергетической безопасности, политолог Константин Симонов:- У нас в стране есть серьезная проблема – у нас обычно интерес к таким крупным темам распространяется по принципу брошенного в воду камня. То есть президент что-то говорит, и начинается волна на всех уровнях.

Но это вопрос к законодателям, потому что, как было сказано, цифровая экономика должна какие-то процессы отладить. Сегодня говорится об использовании цифры в управленческих технологиях: возможно, здесь тоже отладка и законодательных процессов должна произойти, и по многим вещам не стоит ждать мнения президента, чтобы это делать. Интерес к таким модным и современным темам проявляется – это здорово, но здесь есть риск свалиться в то, что это будет некой модой, которую сменит другая мода, и мы на уровне риторики опять переключимся на другие сферы, не достигнув эффекта. Тем более, мне кажется, что не все до конца понимают, что такое цифровая экономика и что за этим стоит, и в этом плане возникают разные трактовки того, что это будет, тех вещей, которые в рамках цифровой экономики развиваются, тот же блокчейн. Что это, это будущее мировой финансовой системы или эта мода на год, которую сменит еще что-нибудь. Тем более что сама философия не так нова. Тут вопросов много.

Симпатично, что у нас депутаты стали слушать умные лекции. Очевидно, что депутат как законотворец должен понимать суть процессов, которые происходят. И в определенном смысле можно даже назвать обучением сегодняшнюю встречу, когда люди слушают экспертов по разным сферам деятельности. Это важно и значимо.

И здесь возникает второй вопрос, чтобы эта история имела более практическое измерение, связанное с какими-то реальными делами. Ведь цифровая экономика, на мой взгляд, нелинейна, это не просто философия будущего, она сейчас связана с вполне реальными вещами.

Что необходимо для цифровой экономики, бигдейта и прочего? Нужны большие объемы данных, которые необходимо хранить. Что нужно для этого? Гигантское количество электроэнерии, по большому счету цифровая экономика сводится к электричеству, это факт. Отсюда есть занятные концепции электрической валюты и прочего. В этом плане цифровую экономику я могу легко свести к электроэнергии.

Часто идею цифровой экономики добавляет красивый, на мой взгляд, миф, что она соседствует с другими – с зеленой энергетикой, например, и возникает ощущение, что ты не можешь заниматься цифровой экономикой, добывая, скажем, нефть. Если ты занимаешься цифровой экономикой, вроде как у тебя должна быть зеленая энергия, ветер и прочее. А на самом деле, какая разница, каким образом произведено электричество, которым питается твой сервер. Тебе нужно просто электричество, и в этом плане у России, как у страны, которая имеет огромный потенциал для производства электроэнергии, в цифровой экономике есть потенциал хотя бы с точки хранения данных. Что, по сути, чистое электричество. Получается, что в цифре огромное количество углеводородов, потому что это электричество.

С другой стороны, и в углеводородах тоже есть цифровые штуки, потому что нельзя воспринимать углеводороды как отрасль, которая ржавым ведром черпает нефть, там масса современных технологий. Скажем , сланцевая революция в чистом виде – это чисто бигдейта и цифровая экономика. Потому что суть ее в том, что вы используете колоссальные данные по анализу пластов. Потому что нужен не только гидроразрыв или горизонтальное бурение, там нужны данные по пластам. И вы берете эти данные, строите математическую модель и понимаете, куда двигаться. Это пример не абстрактных понятий типа бигдейта, а пример, как эта самая бигдейта используется в тех же углеводородах.

Важно, чтобы мы цифровую экономику не воспринимали отдельно от остального. Важно, чтобы все понимали, как это на практике реализуется, в конкретных сегментах и конкретных отраслях. Потому что цифровая революция это не абстрактные понятия, всё сводится к какому-то виду промышленного производства, и это надо понимать.

Вопрос, поставленный Константином Симоновым, как будто услышали все участники заседания Совета по законодательному обеспечению развития цифровой экономики. В ходе всего форума синергия разных направлений появлялась постоянно. Речь заходила то о необходимости развития инфраструктуры, а для этого – принятия соответствующих законов, тесного сотрудничества правительства и Госдумы. Об этом, в частности, говорил министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров. Он же вспоминал об обозначенной президентом необходимости импортозамещения в технологическом плане, чтобы Россия не зависела от иностранных комплектующих и ПО. Министр просил депутатов и спикера Володина поддержать инновационные проекты законодательно.

Вячеслав Володин заявил, что не допустит чрезмерного зарегулирования этой сферы. Тем более, что сейчас Россия по многим параметрам если не первая в смысле цифровых наработок, то точно среди лидеров. Такое мнение Политаналитике высказал директор по маркетингу сервисов Яндекс Андрей Себрант:- Это видно на больших международных конференциях, там интересно слушать американцев, китайцев, иногда других азиатов (в первую очередь представителей Южной Кореи) и, конечно, наших специалистов. В Европе есть несколько интересных компаний, но они скуплены Фейсбуком, Амазоном или Гуглом.

Мы же в тренде по уровню научных разработок, по уровню даже продуктов, на тех парах языка нет обучающего корпуса, как у Гугла, но там, где мы имеем сопоставимый обучающий корпус, у нас результат машинного перевода не хуже, а часто лучше. То же касается ряда других применений.

Сейчас мы можем начать отставать на уровне внедрения. Это как во многих других наукоемких вещах: передовые производства есть, но их опыт не перенимается, как, скажем, в Америке, где опыт передовых производств быстро расползается на все остальные. А у нас увеличивается разрыв между тем, что используют передовые компании, не обязательно стартапы, или малый бизнес, или госбизнес. Есть Сбербанк - яркий пример развития с технологической точки зрения, один из лучших в мире, но при этом у нас остаются заскорузлые банки и производства.

Я боюсь, что политической волей это не решается. Скорее экономикой. Но при этом трудно оспорить слова, что "кто правит искусственным интеллектом, тот правит миром". Только, на мой взгляд, это означает, что компании, которые этим занимаются, не надо специально душить. Меня пугают истории, когда наши компании, которые реально передовые в мире, вместо того, чтобы получать хотя бы чуть большую свободу маневра, чуть больше прав на эксперименты, вместо этого вынуждены расходовать силы и средства не на развитие, а на строительство дата-центров. В итоге наши передовые по мировым меркам компании мы сами ставим в такое положение, что они не в силах будут конкурировать с теми же китайцами. Китай, когда принял решение на уровне коммунистической партии, что должен стать через несколько лет первым в области искусственного интеллекта, добился цели. А не навязывает разработчикам массу побочных функций.

Примечательно, что Андрей Себрант в ходе своего выступления развеял самые большие опасения депутатов в области развития искусственного интеллекта, сказал, что прогнозы Илона Маска о возможном «восстании машин» и необходимости переселения человечества на Марс, скорее, из области научной фантастики.

Но в ходе заседания Совета наметился и ряд реальных и вполне насущных проблем. И решать их на законодательном уровне уже совсем скоро предстоит именно депутатам VII созыва. Начиная от модернизации законодательства в области электронной торговли или регулирования рынка криптовалют и заканчивая важнейшим конституционным правом человека на личную жизнь. Ведь уже сейчас искусственный интеллект через социальные сети собирает про каждого из нас информацию. В частности, специалисты Сбербанка планируют уже в самые сжатые сроки использовать ее в решении вопросов предоставления кредитов.

Поднимался в ходе форума и вопрос об использовании социальных и нейросетей в предвыборных программах и для оценки эффективности политиков. И хотя, по словам спикера Вячеслава Володина, использовать такого рода методы оценки не совсем верно, так как декларации, в том числе в соцсетях, еще не означают реальных действий, сама постановка подобного вопроса заставляет задуматься над проблемой. И, возможно отчасти, Дума возьмет идею на вооружение.

Краткие итоги заседания подвел политолог Дмитрий Фетисов:- Хорошо, что в Госдуме под руководством Вячеслава Володина понимают важность этих тем и готовы не только заняться разработкой соответствующего законодательства, но и демонстрируют желание разобраться в принципах функционирования этих сфер.

Некоторые темы, например отношения человека и робота, обсуждались в теории еще десятилетия назад, но именно сейчас это стало реальностью. Стать специалистом в этих сферах за несколько месяцев невозможно, но деваться некуда. И подход Госдумы, когда организовывается обучение и приглашаются эксперты - очень верный и эффективный.

Политолог Антон Хащенко также видит это главным итогом прошедшего заседания:- Государство, и в частности Госдума, серьезно настроены на то, чтобы Россия была в лидерах цифровой экономики. И в этом смысле депутаты сегодня стараются быть и, по факту, находятся в фарватере президентского курса на развитие этой сферы.

Ключевые истории, на которые я бы хотел обратить внимание и о которых говорил Вячеслав Володин, - это, во-первых, что регулирование чего-либо не должно приводить к зарегулированию и, как следствие, потере активных экономических агентов. А, во-вторых, это акцент на защиту прав граждан. Любые услуги и товары должны быть не только полезными и при этом приносящими прибыль собственникам, но и безопасными для простого человека.

Участники заседания неоднократно подчеркивали в ходе выступлений и ответов на вопросы, что разговор этот в разных форматах должен быть продолжен. И сомневаться в этом нет никаких оснований.