Симонов: в БРИКС входят разные страны с общими политическими и экономическими интересами

Симонов: в БРИКС входят разные страны с общими политическими и экономическими интересами

5 сентября 2017 г. 14:21

В Китае завершился саммит БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР). Лидеры государств-членов провели в понедельник дискуссию по широкому спектру вопросов, в том числе обсудили ситуацию в мировой экономике и глобальное экономическое управление, международные и региональные конфликты, а также вопросы развития и национальной безопасности. Выступивший на саммите президент Владимир Путин предложил коллегам по БРИКС создать общую платформу энергетических исследований, а также углубить сотрудничество в сферах космоса, здравоохранения, информационной безопасности.

Российский лидер высказал мнение, что страны БРИКС "могли бы наладить более эффективную кооперацию по освоению космоса". "Полезным представляется более плотное сотрудничество “пятерки” в сфере здравоохранения", - отметил президент России. Он также указал на необходимость "сформировать в рамках БРИКС прочную правовую базу в сфере международной информационной безопасности" и "подумать о том, чтобы наладить взаимодействие в сфере СМИ".

Российский лидер напомнил о Стратегии экономического партнерства БРИКС, принятой на саммите в России в 2015 году. "Пришло время адаптировать стратегию к текущим экономическим реалиям и поставить новые амбициозные задачи", - сказал он. "Речь на наш взгляд должна идти о развитии безбарьерной электронной торговли, поддержке малого и среднего бизнеса, повышении эффективности государственно-частного партнерства", - пояснил Путин.

Сотрудничество стран БРИКС приобретает особую важность на фоне тех изменений, которые происходят во всем мире, заявил хозяин саммита, председатель КНР Си Цзиньпин. Международное сообщество ожидает от объединения – единства в решении международных проблем, что позволит обеспечить более справедливый и рациональный мировой порядок, добавил он.

Лидерами пяти стран была одобрена Сямэньская декларация. В ней, в частности, была поддержана инициатива России продолжить диалог о создании платформы энергетических исследований БРИКС. Участники объединения высказались в пользу укрепления энергетического сотрудничества, договорились о дальнейшем совершенствовании и развитии механизмов торговли и взаимных инвестиций и предложили равное участие государств в управлении интернетом.

Кроме того, БРИКС осуждает проведенное в КНДР ядерное испытание и выступает за мирное решение ядерной проблемы Корейского полуострова посредством прямого диалога с участием всех заинтересованных сторон.

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, политолог Константин Симонов в комментарии Политаналитике напоминает, что БРИКС – довольная непростая организация, поскольку в неё входят пять абсолютно разных стран, которые друг на друга совершенно не похожи и с экономической, и с политической, и с культурной точек зрения:

– Сложно представить более разные страны. Но при этом почему они находятся вместе? Потому что их объединяет очень простая мысль: эти пять государств представляют гигантскую часть мира, экономически и демографически. И они крайне недовольны тем, что при этом их мнение зачастую игнорируется.

Саммит БРИКС как раз и является рупором крупных мировых держав, которые оспаривают существующую модель международных отношений. Их лидеры заявляют о том, что современная система неразумна, неправильна и их голос в полной мере не услышан.

Что касается конкретных историй, то саммит БРИКС распадается на несколько двусторонних диалогов: диалог России с Китаем, России и Индией. Я бы пока подождал с анализом их результатов.

Каких-то серьезных крупных сделок на саммите мы не увидели. У мероприятия другой формат и другие задачи. Не экономический это форум. Главные итоги – политические: страны БРИКС продекларировали свою позицию, их лидеры получили возможность еще раз встретиться, на этот раз в динамично развивающемся Китае.

Ситуация в мире стремительно меняется. Кризис вокруг Северной Кореи показывает, что формат, когда одна страна принимает решение, а другие молча смотрят ей в рот, уже не работает. Если мы возьмем северокорейскую проблему как одну из наиболее актуальных сегодня, её не решить без Китая, без России. Это невозможно сделать кавалерийским наскоком (тем самым ракетным ударом по Северной Корее, о котором говорят США).

Когда американские лидеры заявляют о готовности объявить экономическую войну Китаю, это звучит абсурдно. У вас с Китаем товарооборот на 700 миллиардов долларов, как вы объявите войну? Вы собираетесь лишить своих граждан комфорта? Такие заявления показывают, что многие западные политики отстают от реальности. Жизнь сама вносит свои коррективы. Мир стремительно переформатируется, мы являемся свидетелями этих преобразований.

Недовольство существующим положением дел сквозит и в заявлении БРИКС о готовности отказаться от доллара при расчетах между членами объединения. Многие страны против того, чтобы доллар оставался по сути единственной глобальной валютой. Возьмём тот же Китай. По некоторым оценкам, ВВП страны больше, чем у США уже сегодня. И Пекин не устраивает, что юань не является глобальной валютой. Не удивлюсь, если расчеты за российские углеводороды очень быстро перейдут на рубли и юани, это возможно. Здесь есть потенциал.

Тут возникает проблема альтернативных валют. У этой идеи есть будущее. Вопрос, как это всё будет выстраиваться. Здесь тоже отражается недовольство экономическими раскладами. А проекция политической картины мира, доминирование доллара – это проекция политического доминирования США. Надо учесть, что биткоины майнят сейчас в Китае. Биткоины тоже разрушают монополию доллара, причем в двух смыслах: самим фактором существования альтернативной валюты – это раз, и наличием этих фермеров на территории КНР – это два.

Конечно, все государства БРИКС заинтересованы в том, чтобы их валюты становились крепкими, чтобы у доллара была альтернатива. Китай поступает мудро, думая о создании новых валют, в котором участвует активным образом. Потенциал есть, и с точки зрения двусторонних расчетов, и с точки зрения совместных проектов. Нам нужно преодолеть скептицизм в этом отношении.

Несмотря на то, что в объединение входят очень разные страны, у них есть общие политические интересы, общие задачи и общее недовольство сложившейся картиной. Это и формирует перспективный горизонт сотрудничества.