Коростиков: конфликт в Мьянме начался не вчера и не закончится завтра

Коростиков: конфликт в Мьянме начался не вчера и не закончится завтра

4 сентября 2017 г. 14:09

Ситуация в Мьянме вызывает озабоченность у всего мира. Россия – не исключение.

Военные Мьянмы, между тем, передали заявление, согласно которому в ходе столкновений правительственных сил и боевиков-рохинджа, которые начались неделю назад, погибли почти 400 человек: было уничтожено 370 боевиков, потери среди правительственных сил составили 15 человек. Кроме того, боевиков обвиняют в убийстве 14 мирных жителей.

Информационные агентства напоминают, что боевики-рохинджа 25 августа одновременно напали на несколько полицейских постов и армейские казармы в штате Ракхайн. Боестолкновения между силами безопасности и исламистами продолжаются до сих пор.

В штате Ракхайн мьянманские военные и силы безопасности проводят операцию против исламских боевиков из проживающей там народности рохинджа.

Рохинджа (рохинья) — этнические бенгальцы-мусульмане, переселенные в Аракан в XIX — начале XX века британскими колониальными властями. При общей численности около полутора миллионов человек в настоящее время они составляют большинство населения штата Ракхайн, однако очень немногие из них имеют гражданство Мьянмы. Официальные власти и буддийское население считают рохинджа нелегальными мигрантами из Бангладеш.

Отсутствие гражданства влечёт за собой целый перечень нарушений прав. Рохинджа не могут занимать административные должности, им часто отказывают в оказании медицинской помощи, они не получают образования, не могут законно покинуть страну, и даже на территории Мьянмы их перемещение ограничено.

Многие пытаются бежать в соседние государства. Граница с Бангладеш закрыта, путь один — по морю. Как и у африканцев, бегущих в Европу, полноценных кораблей у рохинджа нет, поэтому они набиваются в утлые лодки и дрейфуют, пока не встретят случайное судно или не умрут от жажды и голода.

Рохинджа нередко становятся жертвами незаконных арестов и пыток. Представители ООН обвиняют власти Мьянмы в преступлениях против человечества: солдаты сжигали целые мусульманские деревни.

У конфликта между ними и коренными "араканцами" — буддистами — долгая история, однако до вооруженных столкновений и гуманитарного кризиса не доходило. Эскалация началась только после перехода власти в Мьянме от военного правительства к гражданскому в 2011–2012 годах.

Политолог, эксперт по странам АТР Михаил Коростиков считает, что перспектив у этого конфликта не так много:

– Этот конфликт разворачивается не первое десятилетие. В нынешнем эпизоде новое то, что на него кто-то вообще обратил внимание. Например, сейчас беженцев около 30 тысяч, в 2012 их было 120 тысяч. Но в 2012 году об этом никто ничего не слышал, и даже вряд ли кто-то слышал слово "Мьянма", и точно не слышали, кто такие "рохинья".

Что касается региона, то он настолько наводнен всякими мелкими этническими конфликтами, что я не думаю, что это может как-то перекинуться через границу. Это очень узкоспециальная ситуация: буддистская страна, в которой проживает мусульманское меньшинство. Это один из очень немногих примеров. Я могу вспомнить только Таиланд. Там тоже есть мусульманское меньшинство, с которым тоже конфликт. Но про него тоже большинство европейцев не слышали, потому что ООН никогда не выражало публичного беспокойства судьбами мусульман Таиланда.

В общем, думаю, что тема Мьянмы еще некоторое время "повисит" в воздухе, после чего утихнет. И всё будет идти так, как и шло. Потому что абсолютно ничто не может остановить правительство Мьянмы в его желании избавиться от мусульман на своей территории. Остановить это пытались и американцы, и ООН, и разного рода правозащитные организации. Но в текущей структуре международных отношений нет никакой силы, которая способна этот процесс остановить.

Я думаю, тема останется в топе дня три. После чего мы опять забудем о существовании рохиньи, Мьянмы и всего остального. А Мьянма всё так же будет пытаться избавиться от мусульман.